Купи себе футбол

Большой спорт №6-8(34) Лето 2009
Дмитрий Клипин
Коммерческий ли интерес движет теми, кто покупает и продает футбольные клубы? Может ли вообще футбол в полной мере быть составной частью экономики? Ведь не секрет, что по-настоящему прибыльных клубов в мире насчитывается буквально единицы.

В середине мая новость о том, что УК «Спортивные проекты», входящая в группу «Норильский никель», договорилась о продаже футбольного клуба «Москва» зарубежным инвесторам, дважды будоражила российский спортивный рынок. Но сенсации так и не произошло – руководство клуба категорически опровергло эту информацию, хранила молчание и компания Red Bull как один из предполагаемых покупателей команды. Однако категорически отвергая слухи о продаже, президент ФК «Москва» Игорь Дмитриев тем не менее добавил: «Если такой интерес к клубу есть, значит, мы движемся в правильном направлении, а для любого бизнесмена, в том числе и спортивного, очень приятно, когда его проект пользуется каким-то коммерческим спросом».

Но коммерческий ли интерес движет теми, кто покупает и продает футбольные клубы? Может ли вообще футбол в полной мере быть составной частью экономики? Ведь не секрет, что по-настоящему прибыльных клубов в мире насчитывается буквально единицы.

«Если мы говорим о футбольном клубе как о бизнес-проекте, то в первую очередь хочу заметить, что существенной разницы между его управлением и любым другим бизнесом не существует. Имеет место лишь присущая футболу специфика» – так сказал однажды Евгений Гинер. Однако именно «специфика» – здесь определяющее слово. И президент футбольного клуба ЦСКА как один из самых эффективных менеджеров российского спорта прекрасно об этом знает.

Игра миллионов

Новомодная тенденция тотальной коммерциализации футбола плавно вступает в новую фазу. И это несмотря на пресловутый финансовый кризис, больно ударивший по всем без исключения клубам. Бурными темпами подписываются рекламные и телевизионные контракты, клубы меняют бедных владельцев на богатых, строят новые стадионы, увеличивают зарплаты спортсменов, одновременно играя на повышение их трансферной стоимости. Эта система выстраивается по вполне прозрачным экономическим лекалам, а значит, по идее, является саморегулирующейся. Потому причин для опасений и тем более страхов, что она рано или поздно рухнет, вроде бы быть не должно. Однако страхи эти почему-то есть.

А все потому, что футбол в полной мере не может быть составной частью экономики. Это не фондовый рынок, так как болельщики приходят на стадион не зарабатывать, а тратить, и не столько деньги, сколько эмоции, превращая таким образом футбол из мертвой игры (бизнес) в живую (чувства). Следовательно, процесс этот не может регламентироваться лишь экономическими постулатами. В нем есть нечто большее, эфемерное, как раз и выворачивающее тебя наизнанку.

Соотношение живого и мертвого футбола – штука нестабильная, постоянно меня­ющаяся. Предельно упрощая, означенные страхи можно описать примерно так: если раньше экономическая составляющая служила футболу, то теперь эти понятия поменялись местами. Ныне уже футбол служит на благо бизнеса, законы которого с каждым годом становятся все более жестокими.

Вся сложность заключается в том, что у системы «футбол – экономика» пока нет четких интегрированных законов. По крайней мере в России. У игры они свои, у экономики – свои. Они только вырабатываются на новом, глобальном уровне, а не на локальном, как раньше. И на этом пути особенно велик риск ошибок и просчетов, которыми воспользуются конкуренты. Законы игры не поддаются анализу и прогнозу. Это и ее традиции, и интуиция, и еще черт знает что. Их вза­имодействие с законами мира часто непредсказуемо. Потому система пока не обладает проверенными механизмами саморегуляции (они есть у футбола и у экономики, но по отдельности), а значит, она нуждается во внешней поддержке и защите.

Именно об этом и хочется поразмышлять – допустимо ли столь резкое вмешательство одной составляющей футбольного процесса (финансов) в поле деятельности другой (собственно игру). Зачем крупным и не очень бизнесменам вкладывать деньги в футбол – область, о которой добрая половина из них не имеет никакого представления? Сразу отметим, что споры по этому поводу ведутся годами – слишком уж сложный и всеобъемлющий вопрос, который, похоже, очевидных решений не имеет.

С другого берега

В качестве поля для наблюдения за бизнес-войнами лучше всего подходит Англия, наиболее привлекательная, как показывают последние события, в финансовом плане площадка для денежных вливаний. Здесь мы рассмотрим две экономические модели. Одну условно назовем «прагматичной американской», а другая пусть будет «легкомысленной азиатской».

Начнем с первой, считающейся наиболее эффективной, ибо основной ее принцип – извлечение реальной прибыли. Одним из первопроходцев здесь стал финансовый магнат Малькольм Глейзер, в 2005 году решивший приобрести акции одного из самых титулованных клубов мирового футбола – Manchester United.

Намерение американского бизнесмена тут же вызвало настоящее цунами критики, апофеозом которого стало проведение целой серии акций протеста болельщиков, высказывавших серьезные опасения по поводу будущего клуба. Причиной тому были серьезные долги Глейзера, которые он якобы намеревался «повесить» на британскую легенду.

Так оно в итоге и произошло, но акции протеста быстро сошли на нет. Дело в том, что американские бизнесмены, и Глейзер в том числе, видят в футболе не столько европейскую культурную ценность и увлекательный вид спорта, сколько возможность вернуть свои инвестиции, – иначе говоря, пытаются сделать клуб прибыльным, пользуясь весьма неплохой рыночной конъюнктурой, в настоящее время сложившейся в Туманном Альбионе.

К примеру, в Англии, в отличие от других европейских лиг, чтобы иметь серьезные доходы, вовсе не обязательно быть грандом. Особую роль в бюджете каждого клуба играет коллективная система продажи медиаправ, согласно которой любой представитель премьер-лиги гарантированно получает порядка 25 миллионов евро в год. Что касается непосредственно Manchester United, то его доход составляет около 60 миллионов евро.

И ведь это еще далеко не все. К примеру, у того же MU в минувшем сезоне доходы от продажи билетов, и без того беспрецедентные для Старого Света, выросли еще на 10 процентов – до 128,2 миллиона евро. То есть в среднем каждый из 29 матчей сезона на Old Trafford приносит «дьяволам» почти 4,5 миллиона только от продажи билетов и абонементов!

Глейзер сразу продемонстрировал свое намерение сделать Manchester United площадкой для выгодных инвестиций – в последние 10 лет «манкунианцы» были пионерами внедрения американских методик ведения спортивного бизнеса в Европе и в таких элементах, как коммерциализация имиджевых прав, достигли серьезных успехов. MU – один из немногих клубов в мире, который не только вышел на самоокупаемость, но и в последнее время приносит своему владельцу стабильную прибыль.

Романская империя

Если американские бизнесмены приходят в футбол скорее из-за возможных финансовых барышей и тем самым активно повышают уровень его коммерциализации, то восточноевропейские и азиатские милли­онеры являются прежде всего восторженными любителями, покупающими клубы ради забавы и повышения авторитета.

«Он немногословен, но много наблюдает и всегда очень радуется, когда мы выигрываем» – так охарактеризовал владельца Chelsea Гус Хиддинк. 1 июля 2009 года он покинет место главного тренера лондонского клуба и сосредоточится исключительно на работе со сборной России. Наставником же Chelsea станет Карло Анчелотти. Но надолго ли? Ведь за последние два года Абрамович уволил трех тренеров

Так, в своем первом после покупки Chelsea интервью британским СМИ Роман Абрамович прямо заявил, что не расценивает приобретение футбольного клуба как выгодную инвестицию. «У меня есть другие, куда менее рискованные возможности для того, чтобы зарабатывать деньги», – сообщил он Британии. Для восточноевропейских бизнесменов и новомодных арабских шейхов футбол – это прежде всего хобби и красивое зрелище, а Британия – колыбель этого спорта, страна с богатейшими футбольными традициями и инфраструктурой, которых так не хватает на родине новых хозяев.

А поскольку для них клубы – это хобби, финансовых средств такие владельцы обычно не жалеют. С 2003 года тот же Chelsea потратил на трансферы свыше 300 милли­онов фунтов, включая 175 в первый же сезон работы нового руководства. Не скупятся на свои игрушки и азиаты – например, новый владелец Manchester City арабский шейх Мансур бин Зайед аль Нахаян. Обладатель состояния в 15 миллиардов фунтов, недавно он был назван самым богатым хозяином клуба английской премьер-лиги.

Но, как говорится, любовь не купишь. Тот же Chelsea с некоторых пор считают клубом с «душком». Пятьдесят лет футбольная команда не могла показать каких-нибудь впечатляющих результатов, пока ее при загадочных обстоятельствах не выкупил российский олигарх и не стал вкладывать в нее свои деньги, от которых и появился пресловутый «душок». В Британии едва ли не каждая собака знает, каким образом Абрамович нажил свое состояние.

Пронырливые представители местных таблоидов заподозрили, что футбольные клубы могут быть глобальной структурой по отмыванию денег, в том числе и из России. Впрочем, эксперты отрицают такую вероятность. Футбольная отрасль привлекает слишком много внимания, чтобы решиться на противоправные действия. Того же Абрамовича на заре его «аристократической» поры буквально замучили разнообразными юридическими проверками. Тут уж не до отмыва.

А вот еще одно предположение имеет право на жизнь. Олигархи вместе с клубом покупают доброжелательное отношение другой страны на случай прекращения дружбы с родиной. Вряд ли сам Роман Аркадьевич будет скрывать тот факт, что причиной его переезда на ПМЖ в Лондон был страх в одночасье потерять все нажитое столь непосильным трудом.

Кстати, британские аристократы абсолютно не стыдятся дружить с богатыми иностранцами, которые вкладывают деньги не в искусство, а именно в сферу развлечений. Не забывая при этом и о личной выгоде. К примеру, уважаемый инвестиционный фонд Fleming Family & Partners, основанный потомками знаменитой шотландской династии финансистов, с некоторых пор – еще и партнер Абрамовича по эксплуатации сибирского золотого прииска. «В сущности, Роман – славный парень, скромный, склонный к созерцательности, но хитрый как обезьяна», – охарактеризовал олигарха посчитавший нужным скрыть свое имя представитель фонда.

Своя игра

Что касается футбольного бизнеса в России, то здесь он до сих пор находится на эмбриональной стадии развития. Начнем хотя бы с того, что он априори убыточен. И каких-либо позитивных изменений в этом плане в ближайшем будущем ждать не стоит.

Приобретая или спонсируя какую-либо команду, бизнесмен или компания уже знают, что никаких финансовых дивидендов им это не принесет и они будут выступать лишь в роли вошедших в положение меценатов. Что интересно, ни один из них ни разу внятно не объяснил, а зачем, по сути, это все им нужно с чисто капиталистической точки зрения.

Вообще особенности финансовой области отечественного футбольного хозяйства имеют во многом имиджевый оттенок. Иначе говоря, спонсорская помощь футбольному клубу в подавляющем большинстве случаев оказывается лишь ради разнообразных налоговых привилегий, которые получает занявшийся «благим делом» кооператор.

Основная специфика российского футбола заключается в том, что большинство отечественных клубов, в первую очередь региональных, не являются бизнес-пред­приятиями. Более или менее уверенно они чувствуют себя лишь до тех пор, пока пользуются благосклонностью региональной элиты. Так называемые менеджеры, стоящие у руля таких клубов, зачастую совершенно не озабочены проблемой заработка. Все, что они умеют, – это «осваивать» выделяемые средства, причем «осваивать» зачастую бестолково и расточительно.

Таким образом, основная причина радикального отставания российского футбола от западного – отсутствие у большинства клубов мотивов к самостоятельному заработку, а также безынициативность руководителей, их привычка жить за чужой счет. Хотя, конечно, существуют и другие причины. Как прямые, так и косвенные. Вследствие слабого развития медийного рынка поступления от телевидения оставляют желать лучшего. Не заработаешь и на билетах – каждое минимальное повышение цен в последнее время оборачивается новомодными акциями протеста. И это при том, что в той же Англии поход на стадион – достаточно дорогое удовольствие, сопоставимое с визитом, скажем, в оперу.

Зарабатывать на футболе мешают и юридические препоны. Ввиду российского законодательства, ограничивающего рекламу пива на спортивных сооружениях и в их ближайших окрестностях, клубы до последнего момента были вынуждены отказываться от серьезных контрактов. Тогда как в Европе многие клубы и все клубные турниры имеют спонсорами именно крупные пивоваренные компании, сотрудничество с которыми оборачивается баснословными барышами.

Потому и пропадают российские клубы. Как начинающие, так и имеющие славную историю. Отказы от выступления команды в первом дивизионе давно вошли в систему – у них просто нет денег. Недавно подобную проблему чуть было не пришлось решать и руководству РФПЛ, высшего отечественного дивизиона.

Факт остается фактом: для того чтобы Романы Абрамовичи покупали не зарубежные, а российские клубы, нужна особая федеральная программа. Пока же, перефразируя Евгения Гинера, в нашем футболе присутствует лишь специфика.


Оптимизация расходов

Президент UEFA Мишель Платини призвал мировые футбольные клубы ограничивать собственные аппетиты и не позволять себе колоссальных трат ради завоевания очередного трофея. В частности, Платини напомнил, что долг одного из самых богатых и успешных клубов планеты – Manchester United сегодня превышает миллиард долларов. «В условиях кризиса пришла пора действовать. Долги ведущих футбольных команд стали чрезмерными. Однако надо видеть разницу между плохими и хорошими долгами: если вы инвестируете средства в строительство стадиона, трудно назвать это лишними тратами. Но если команды платят игрокам заоблачные зарплаты, стоит, пожалуй, ограничить запросы футболистов. В зоне нашей ответственности находится задача по обеспечению прозрачности футбольных бюджетов. Все требования можно сформулировать в одном предложении: не тратьте больше, чем вы зарабатываете», – призвал глава UEFA.

Вняв призыву Платини, английская премьер-лига уже приняла решение усилить правила для удержания команд от слишком больших расходов. Отныне до получения лицензии на участие в чемпионате клубы должны будут представить собственный финансовый план.

Партнеры журнала: