Сын моряка

Большой спорт №6-8(34) Лето 2009
Дмитрий Маслов
О том, какие задачи стоят перед командой Дмитрия Зеленина, о планах по завоеванию олимпийских медалей и участию России в кругосветных регатах Оскар Конюхов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В декабре 2008 года главой Всероссийской федерации парусного спорта был избран губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин. С его приходом в руководстве организации произошли значительные изменения. в частности, пост исполнительного директора ВФПС занял Оскар Конюхов, сын знаменитого путешественника и главный редактор русской версии официального сайта Volvo Ocean Race. О том, какие задачи стоят перед командой Дмитрия Зеленина, о планах по завоеванию олимпийских медалей и участию России в кругосветных регатах Оскар Конюхов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Что вас не устраивало в работе прежнего руководства ВФПС?

Александр Котенков – большой поклонник парусного спорта, активно им занимался и продвигал как мог. Но как управленец он не справился. Дмитрий Зеленин – топ-менеджер высочайшего класса, умеет структурировать финансовые потоки, работать с людьми. Профессионально занимается виндсерфингом.

Наша первостепенная задача – увеличение массовости и развитие детского спорта, чтобы было кому гоняться. Для этого надо показать молодежи перспективы роста. Второе, на что нацелена федерация, – завоевание наград на Играх в Лондоне. Одной из причин, приведших к уходу Александра Котенкова, стало отсутствие олимпийских медалей в течение двух циклов, в ходе которых он руководил ВФПС.

Сегодня тренерский состав во главе с новым государственным тренером Георгием Шайдуко разработал комплексную целевую программу развития, где взяты обязательства по завоеванию серебряной и бронзовой медалей на Олимпиаде-2012. Задача очень сложная – британцы уже заявили, что парусный спорт для них приоритетный. И у хозяев Игр есть конкурентное преимущество – они постоянно тренируются в порту, где пройдут соревнования, а значит, будут знать все течения и ветра. В 1996 году на Играх в Атланте Георгий Шайдуко завоевал серебряную медаль в классе Soling, став последним россиянином, добившимся столь значительного успеха. У него есть чувство победителя на Олимпийских играх, чего нет у молодежи. С приходом Шайдуко появляется связь поколений. Кроме того, по инициативе Шайдуко в сборную привлечены гидролог, метеоролог и психолог. И нововведения уже сказываются на результате – Максим Семерханов занял второе место в Йерской регате во Франции.

Александр Котенков выступал за централизованную подготовку членов национальной команды. Новое руководство ВФПС отказалось от этой идеи?

У той же Екатерины Скудиной в России всего несколько сильных соперников, и, тренируясь здесь, она не сможет вырасти в мастерстве, поэтому выезд за границу необходим. Так что в случаях, когда федерация или спонсоры могут позволить оплатить сборы за границей, это нужно практиковать. Необходимо тренироваться с первыми номерами мирового рейтинга. Не только российские яхтсмены оттачивают свое мастерство за рубежом – многие европейцы выезжают на Канарские острова, где ветер есть всегда. Нужно чередовать тренировки в России и за ее пределами.

Есть ли у федерации планы по приглашению иностранных тренеров?

Да, причем они обязательно будут ре­ализованы. Это обмен опытом. Но нельзя забывать и о российских тренерах, работа­ющих за границей, в частности в Италии и Австралии, – им интересно вернуться на родину и поработать со сборной. Для этого нужно соблюсти требования по финансовому обеспечению: это не только заработная плата, но и условия работы – катера, массажисты и вся необходимая инфраструктура.

Проблема в том, что успешные тренеры, как правило, имеют действующие контракты с другими сборными, к тому же многие из них – патриоты и не хотят готовить конкурентов своим национальным командам.

Екатерина Скудина говорила, что у нее до сих пор нет яхты класса Elliott-6, в который она перешла после Олимпиады в Пекине. Как вы собираетесь решать подобные проблемы?

Закупка материальной части идет по линии Министерства спорта, туризма и молодежной политики, федерация может лишь оказывать поддержку, привлекать спонсоров. ВФПС – общественная организация, существующая за счет членских взносов. Поэтому когда кто-то из парусного сообщества говорит: «Вы не тратите деньги», я отвечаю: «Давайте сумму взносов для индивидуальных членов увеличим с 600 до 6000 рублей в год, тогда ситуация немного изменится».

Российского синдиката, который мог бы заявиться на следующую Volvo Ocean Race, пока нет. Его формирование – задача не ВФПС, но мы готовы пропагандировать этот процесс. Я был менеджером кругосветных проектов три раза. Как для яхтсмена, так и для менеджера участие в кругосветке – вершина в парусном спорте. Организация такого путешествия особенно сложна, если планируются заходы в порты

К моменту прихода к руководству ВФПС команды Дмитрия Зеленина в организации было 800 индивидуальных членов. Мы хотим довести их число до 25 тысяч. На данный момент финансирование проектов осуществляется не за счет членских взносов. У федерации есть попечительский совет, возглавляемый Артемом Кузнецовым, в него вошли двадцать человек – увлекающиеся парусным спортом представители крупного бизнеса и политики. Именно при поддержке попечительского совета осуществляются премирование спортсменов, закупка необходимого оборудования. Моя задача как исполнительного директора – максимально обеспечить спортсменов всем необходимым.

По линии Минспорта нам выделяется 25 миллионов рублей и 300 тысяч долларов в год на сборные команды. Тренерский совет распределяет эти суммы, деньги направляются непосредственно в места проведения сборов в качестве оплаты. ВФПС не имеет к ним отношения. Средства, привлеченные федерацией, можно назвать бонусами, позволяющими команде чувствовать себя увереннее.

А почему в федерации только 800 индивидуальных членов? Нет стимула вступать?

Говоря о малочисленности, предыдущее руководство ВФПС ссылалось на закон о спорте, по которому членом федерации может быть только общественное объединение. Например, спортклуб, но не банк. Но, скорее всего, люди не шли в федерацию потому, что платили 600 рублей и не получали ничего взамен. Во Франции члены федерации парусного спорта платят в год по 50 евро, взамен получая страховку, льготные условия для стоянки яхты и допуск к соревнованиям. Мы тоже разрабатываем подобную систему, чтобы члены ВФПС получали скидки в специализированных магазинах, спортивную страховку и другие бонусы.

Сейчас в России многие занимаются парусным спортом, я говорю не только о владельцах яхт. С приходом Дмитрия Зеленина в федерации создан комитет по виндсерфингу, который возглавил Михаил Ершов. Несмотря на то что RS:X – олимпийский класс и в сборной страны есть спортсмены, катающиеся на доске, развитие этой дисциплины находилось вне внимания федерации. Если мы говорим о массовости, то купить яхту класса Yngling или Elliott-6 может далеко не каждый, к тому же ее непросто транспортировать. Другое дело – виндсерфинг, если каждый занимающийся им станет членом федерации, их будет значительно больше запланированных 25 тысяч. За виндсерфингом потянулся и кайтсерфинг, ведущие спортсмены страны обратились с просьбой принять их в федерацию. Пока отдельного комитета по кайтсерфингу в ВФПС нет, но в 2010 году он будет создан.

Насколько реально выполнить взятые обязательства по завоеванию двух олимпийских медалей в Лондоне?

Я думаю, что планы даже занижены. Лучше говорить, что планируем завоевать серебро и бронзу, и получать золото, чем наоборот. Задача у федерации одна: сделать так, чтобы спортсмены не говорили про недофинансирование и отсутствие условий. Мы за них не сядем в яхту и не будем гоняться. Вопрос же о том, почему первыми номерами сборной России станут те или иные спортсмены, остается прерогативой тренерского совета.

Ваш отец Федор Конюхов состоит в ВФПС?

Еще не успел вступить. Все его проекты организовывались без поддержки федерации, точек соприкосновения не было.

Если попробовать приписать Федора Конюхова к какому-то профессиональному сообществу, каким оно будет?

Он – профессиональный путешественник, сильно увлекающийся походами под парусом. Очень высококлассный моряк. На разных этапах жизни Федору были интересны различные проекты, но с возрастом он стал отдавать предпочтение именно парусным походам. Ведь длящееся несколько месяцев кругосветное плавание – это возможность пообщаться с собой, побыть в одиночестве. Сейчас мой отец находится в экспедиции на верблюдах по Великому шелковому пути. Это физически тяжело, но все же далеко не в такой степени, как поход к Северному полюсу с нартами, весящими 130 килограммов. Этим Федор Конюхов занимался в 30-летнем возрасте. Он всегда ставил максимальные цели, которых достигал: если полярные походы – то Северный или Южный полюс, если горы – то Эверест, если парусный спорт – то круго­светное плавание.

Есть ли в планах Федора Конюхова парусные проекты?

В перспективе предполагается постройка макси-яхты длиной 50 метров для круго­светного плавания за 80 дней. В мире пока на килевой корпусной яхте с экипажем никто не обогнул Землю. Это будет самая большая в мире однокилевая спортивная лодка, бюджет проекта составит порядка 10 миллионов евро, из которых семь уйдет на строительство судна. Источники финансирования пока не определены – ведутся переговоры с потенциальными инвесторами. Для сравнения, официальный бюджет команды Олега Жеребцова на Volvo Ocean Race составлял 13 миллионов евро, и деньги закончились в Сингапуре. Олег выступал перед попечительским советом ВФПС и говорил, что от Сингапура до финиша ему требуется еще три миллиона евро. Учитывая, что выход Жеребцова из круго­светки состоялся в декабре 2008-го, когда на пике кризиса бизнесмены спасали свои компании, никто не был готов выделить требуемую сумму.

Одной из причин, приведших к уходу Александра Котенкова, стали неудачи национальной сборной в течение двух олимпийских циклов, в ходе которых он руководил ВФПС. На Играх в Лондоне мы планируем завоевать серебро и бронзу и, возможно, получить золото. Задача у федерации одна – сделать так, чтобы спортсмены не говорили про недофинансирование и отсутствие условий

Планируется ли дальнейшее участие россиян в Volvo Ocean Race?

Олег Жеребцов говорил, что лучшим вариантом было бы объявить об участии России в следующей кругосветке в Санкт-Петербурге, во время торжественной церемонии, приуроченной к финишу нынешней регаты. Однако российского синдиката, который мог бы заявиться на Volvo Ocean Race, пока нет. Его формирование – задача не ВФПС, но мы готовы пропагандировать процесс его создания. Благодаря участию Жеребцова в Россию впервые пришла кругосветная парусная гонка, это историческое событие. Но мы понимаем, что в июне в Санкт-Петербурге объявления об участии России в следу­ющей Volvo Ocean Race не будет.

На мой взгляд, существенным минусом проекта Жеребцова стало отсутствие в нем россиян, за исключением самого Олега и фотографа Сергея Богданова. Проект не превратился в национальный. Когда Team Russia участвовала в гонке, интерес к ней в России был очень высоким, а после ухода «Косатки» сразу снизился. Сам Жеребцов признал, что назначение Андреаса Ханакампа шкипером было ошибкой. Большое спасибо Андреасу за то, что он привел Олега в гонку, однако думаю, австрийцу нужно было самому отказаться от должности шкипера и стать начальником вахты. В мире не более 15 шкиперов, способных провести такой проект, Ханакампа объективно не среди них, что признает сам Олег. Наверняка были сложности с финансовым планированием. Как говорил Жеребцов, «была заявлена сумма 13 миллионов евро за весь проект с учетом строительства яхты, я ее оплатил, а деньги закончились после 3-го этапа». В то же время общий бюджет Green Dragon составил 8 миллионов евро, а яхта успешно выступает. Эту лодку построили в Китае, а не в Великобритании, как «Косатку». Получилось что, Жеребцов за свой счет финансировал иностранцев, приобретающих необходимый опыт. Когда Team Russia вышла из проекта, навигатор Воутер Вербрак спокойно перешел на Delta Lloyd – ему все равно, где получать зарплату. Конечно, Жеребцов имел право выбирать, как распорядиться деньгами, но, думаю, имей он сегодняшний опыт, поступил бы совсем по-другому. С Олегом никто не работал со стороны ВФПС. «Косатка» зарегистрирована на Британских Виргинских островах. Как признался сам Жеребцов, для того чтобы получить приписку в Санкт-Петербурге, яхту нужно растаможить, заплатив пошлину в 40 процентов от стоимости. Все остальные яхты – участницы Volvo Ocean Race зарегистрированы в странах, которые они представляют.

До какого срока нужно определиться с подачей заявки на следующую Volvo Ocean Race?

Крайний срок – за год до старта. Теоретически можно взять уже участвовавшую в проекте яхту. Например, Delta Lloyd – победитель кругосветки 2005 года (ABN AMRO ONE), голландцы купили ее за миллион евро, а не строили новую за гораздо большую сумму. С другой стороны, любой заказ яхты – это шаг в судостроении. Например, на «Косатке» разработаны формы брызгоотбойника, ванты из углепластика. Если будет формироваться российский синдикат для участия в Volvo Ocean Race и его хозяин обратится в ВФПС за консультацией, мы сможем помочь и с консультациями, и в техническом плане, а также рекомендовать квалифицированных россиян в команду.

Партнеры журнала: