Уйти нельзя остаться

Большой спорт №4 (32) Апрель 2009
Олег Винокуров
Конфликты по линии «хозяин – игрок» всегда приобретают особую скандальность, и не только в России спортсмены умудряются заключать договоры сразу с несколькими клубами. Такие инциденты случаются даже в США.

Дело чемпионки мира-2006 по волейболу Натальи Сафроновой, заключившей минувшим летом контракты сразу с двумя клубами – московским «Динамо» и подмосковным «Заречье-Одинцовом», не только стало самой громкой «разборкой» в истории российского волейбола, но и продемонстрировало несовершенство всего механизма перехода игроков в этом виде спорта и серьезные пробелы в отечественном спортивном законодательстве.

Впрочем, конфликты по линии «хозяин – игрок» всегда приобретают особую скандальность, и не только в России спортсмены умудряются заключать договоры сразу с несколькими клубами. Такие инциденты случаются даже в США, где все и всегда функционирует исключительно точно и по всем правилам.

В середине февраля Одинцовский городской суд обязал волейболистку московского «Динамо» и сборной России Наталью Сафронову выплатить своему прежнему клубу 40 миллионов рублей в качестве компенсации за односторонний разрыв контракта. Принимая решение о переходе в «Динамо», чемпионка мира-2006 имела действующее соглашение с подмосковной командой «Заречье-Одинцово», где как раз и была прописана означенная сумма неустойки – 875 тысяч евро.

Этот не такой уж редкий для мирового спорта случай получил в России широкую огласку благодаря сумме отступных, которая кажется поистине огромной не только для отечественного, но и для мирового волейбола. По крайней мере, сама Сафронова утверждает, что за всю спортивную карьеру не заработала таких денег. В то же время для куда более благополучного в финансовом отношении футбола подобные ситуации не редкость, да и речь там идет совсем о других суммах.

Два миллиона за мечту

Андрей Аршавин, на протяжении нескольких месяцев заявлявший о намерении покинуть «Зенит» и перебраться в Европу, при переходе в лондонский Arsenal заплатил питерскому клубу за досрочное расторжение контракта 2,5 миллиона евро. Примерно такой же суммой (3 миллионами долларов) пожертвовал Дэвид Бекхэм ради того, чтобы остаться в Milan до конца европейского сезона.

Кстати, с технической точки зрения случай с английским полузащитником стал поистине уникальным, ведь формально переезд за океан главной звезды британского футбола никак не назовешь переходом игрока из Los Angeles Galaxy в Milan. Клубы заключили беспрецедентное соглашение о своеобразном таймшере: Бекхэм будет играть в Италии до окончания национального чемпионата, потом переберется в США, где сезон только вступит в свою кульминационную фазу, после чего вернется в Италию уже насовсем. Можно лишь восхититься целеустремленностью 34-летнего футболиста, готового на такие жертвы ради того, чтобы иметь шанс попасть с английской сборной на чемпионат мира-2010 в ЮАР. Если его мечта осуществится, к началу мирового первенства за плечами Бекхэма будет полтора года непрерывных выступлений – в его возрасте нагрузка поистине колоссальная.

Ну а деньги? О деньгах в данной ситуации явно не приходится говорить в первую очередь. Даже для Аршавина, не говоря уж о Бекхэме, траты в два-три миллиона долларов не выглядят столь обременительными, как для Натальи Сафроновой. Уж кто-кто, а они легко могут себе позволить расстаться с такими суммами ради претворения мечты в реальность.

Удивительно, но даже в американском профессиональном спорте, по многим параметрам образцовом для остального мира, недавно имел место подобный случай. Хотя для США это явное исключение – уж там-то все и всегда функционирует точно и по всем правилам. Однако в этом сезоне баскетболист New York Knicks Стефон Марбери, из-за разногласий с руководством не пожелавший более выступать за этот клуб, перебрался в Boston Celtics и тоже заплатил из своего кармана за досрочный переход, как полагают (официально сумма отступных не разглашалась), порядка двух миллионов долларов.

Возвращаясь же к ситуации с Сафроновой, отметим важную отличительную особенность этого конфликта. Как утверждают, волейболистка одновременно заключила два контракта – и с «Динамо», и с «Заречье-Одинцовом». В случаях же с Аршавиным, Бекхэмом и Марбери ничего подобного не было: там сперва договорились, а потом подписали соответству­ющие бумаги. Но история знает немало случаев, когда спортсмены действительно пытались одновременно усесться на нескольких стульях.

Слуга двух господ

В российском футболе в последние годы таких коллизий хватало. Пожалуй, рекорд­сменом здесь стал Олег Терехин, который зимой 1994 года умудрился подписать аж четыре контракта – с «Соколом», «Ротором», «Ладой» и московским «Локомотивом». В начале нового тысячелетия в числе его последователей оказались Александр Кульчий, заключивший параллельные соглашения с «Шинником» и «Факелом», и Александр Призетко, поставивший свою подпись под контрактами с тем же «Факелом» и «Черноморцем».

Можно припомнить аналогичные случаи и в европейском футболе. Самый громкий из них связан с именем португальца Луиша Фигу. В 1995-м молодой одаренный полузащитник, получивший первое признание у себя на родине, задумал перебраться в более сильный клубный чемпионат. И, выбрав Италию, подписал одновременно контракты с Juventus и Parma.

Трудно понять, чем руководствуются спортсмены, совершая такие странные действия, ведь, кажется, понятно, что они неминуемо приведут к скандалам и наказаниям. Наказание, кстати, для подобных нарушений стандартно – дисквалификация, хотя в некоторых случаях нарушителям удавалось избегать и ее. Так, если Терехин был отлучен от футбола на полгода (он пропустил первый круг чемпионата страны), то ни Кульчий, ни Призетко аналогичным наказаниям не подверг­лись. В общем-то, не пострадал и Фигу: Федерация футбола Италии запретила ему в течение двух лет играть в этой стране – тогда он перебрался в Barcelona, поскольку испанцам не было никакого дела до его трюков с итальянскими контрактами. На Апеннины же Фигу попал десять лет спустя и до сих пор играет за миланский Inter.

В отличие от Европы и тем более России, в США подписать два контракта одновременно – просто немыслимо: все и всегда там функционирует точно по правилам. И даже намек на сколько-нибудь некорректное поведение спортсмена в отношении клуба наносит серьезный ущерб его репутации

Снова скажем несколько слов про американский спорт – опять-таки с целью показать, что подобные экивоки там невозможны. Подписать в США два контракта одновременно – просто немыслимо. Но даже намек на сколько-нибудь некорректное поведение спортсмена в отношении клуба наносит серьезный ущерб его репутации. Так было, например, со шведским хоккеистом Микаэлем Нюландером, который в 2007 году, став свободным агентом, договорился о переходе из New York Rangers в Edmonton Oilers. Он даже заключил предварительное соглашение с клубом, но пока Edmonton готовил для него настоящий контракт, Нюландер передумал и отправился в Washington Capitals. Формально его действия не были наказуемы, так как предварительная договоренность с Edmonton не имела юридической силы. Однако даже такое поведение многие сочли неподобающим, а потому, когда дела в Washington Capitals у шведа не заладились, да к тому же его начали преследовать травмы, кое-кто посчитал это справедливым возмездием: дескать, бог шельму метит.

Миллионы евро как лучшая гарантия

Как видим, довольно трудно провести четкие параллели между делом Сафроновой и каким-либо из описанных случаев из практики мирового и российского спорта. Сходства и различия заключаются, как и положено, в деталях, которые призваны изучать соответствующие инстанции – как спортивные, так и судебные. Поскольку в данном случае были подключены инстанции второй категории, дело может развиваться очень долго, если не бесконечно: адвокаты волейболистки станут обращаться все выше и выше по судебной вертикали, апелляция последует за апелляцией… И на каждом новом этапе участники процесса будут доказывать свою правоту. Сторонний же наблюдатель, следя за развитием ситуации, может лишь ориентироваться на некоторые общепринятые в мировой практике стандарты. Если речь идет о двух заключенных одновременно контрактах, то наиболее логичным наказанием выглядит дисквалификация. А если говорить о досрочном одностороннем расторжении действу­ющего соглашения, трудно не признать необходимость выполнения прописанных в нем материальных обязательств, какими бы обременительными они ни казались.

В футболе, кстати, такие ситуации стараются исключить именно за счет немыслимых размеров отступных, закладываемых в каждый контракт. Так, многие российские клубы, подписывая соглашения с молодыми талантливыми игроками, включают в них пункты, согласно которым футболист может уйти в любой момент, заплатив 25, а то и 50 миллионов евро неустойки. По нынешним временам это, конечно же, выглядит стопроцентной гарантией. Но времена меняются, экономический кризис, хочется верить, не вечен, и кто знает: быть может, через несколько лет и такие суммы уже не покажутся для футболистов немыслимыми. Это вам не 40 миллионов рублей для Сафроновой…

А в ближайшее время мы можем стать свидетелями еще одной любопытной «разборки» в российском футболе: московское «Динамо» намерено получить 15 миллионов евро с бразильского защитника Тиаго Силвы. В свое время он был отдан столичным клубом в аренду Fluminense, но, вопреки договоренности, летом 2007 года не вернулся с родины в Россию. А с лета нынешнего года Тиаго Силва станет игроком Milan. Те самые 15 милли­онов, о которых идет речь в динамовском иске, прописаны в контракте бразильца с московским клубом в качестве отступных. Сам контракт истек в конце 2008-го, но никакой компенсации «Динамо» так и не получило. На обращение в FIFA, как уверяют в столичном клубе, реакции не последовало, но «Динамо» останавливаться не намерено. Оно и понятно: правота, на первый взгляд, на стороне «бело-голубых», да и сумма немалая. Опять-таки не 40 миллионов рублей.


Как Наталья Сафронова подписала контракт сразу с двумя клубами

16 мая 2008 года Наталья Сафронова подписала договор с московским клубом «Динамо», который должен был вступить в силу 31 августа – по окончании действующего контракта с «Заречье-Одинцовом». Однако, как уверяет волейболистка, на следующий день генеральный менеджер подмосковного клуба Андрей Бельмач под давлением вынудил ее подписать двухлетний контракт, датированный 16 мая и вступающий в силу 1 июля. Но позже Сафронова все равно заявила, что намерена играть в «Динамо», и написала заявление об увольнении по собственному желанию из «Заречья».

Руководство Волейбольного центра Московской области (ВЦМО), куда входят клубы «Искра» и «Заречье-Одинцово», с решением волейболистки не согласилось и отказалось выдавать ей трудовую книжку. Сафронова подала иск в мировой суд, который принял сторону спортсменки и обязал ВЦМО выдать ей трудовую книжку с внесенной записью об увольнении по собственному желанию, а также признал недействительным контракт Сафроновой с клубом «Заречье-Одинцово».

Однако ВЦМО подал встречный иск в Одинцовский городской суд, который и был удов­летворен. Судебным постановлением Наталью Сафронову обязали выплатить клубу «Заречье-Одинцово» более 40 миллионов рублей неустойки за досрочный уход из клуба.


Что думают о поступке Натальи Сафроновой в «Динамо» и «Заречье-Одинцове»

Владимир Зиничев,
генеральный директор московского «Динамо»

Я не оправдываю Наталью Сафронову. Безусловно, она проявила слабость и малодушие, подписав второй контракт. И все же главным виновником произошедшего считаю генерального менеджера Волейбольного центра Московской области (ВЦМО) Андрея Бельмача, который заставил Наталью подписать договор с «Заречьем», оказав на нее психологическое давление. За действиями Бельмача стоит желание наказать Сафронову любой ценой, показать остальным игрокам, что из «Заречья» нельзя уходить, а также отвести внимание руководства ВЦМО от проваленной им в межсезонье селекции. Такими делами он подставляет всю организацию, которая делает очень многое для развития волейбола в Московской области.

Наталья Сафронова играет за сборную России на протяжении многих лет, и я считаю, Всероссийская федерация волейбола не должна остаться безучастной к ее судьбе. Наталья Сафронова не заслужила такого отношения к себе. Да, она совершила ошибку, но ее спровоцировали на этот поступок.

Андрей Бельмач,
генеральный менеджер Волейбольного центра Московской области, куда входят клубы «Искра» и «Заречье-Одинцово»

«Заречье» следует букве закона: впервые на деле сработала поправка, принятая к Закону о спорте в марте 2008 года. Если бы клуб «Динамо» обратился к нам напрямую или по окончании сезона, переход Натальи Сафроновой был бы оформлен по всем правилам. Так это было сделано с Анной Матиенко. В ней мы были заинтересованы не меньше, если не больше, чем в Сафроновой.

Сафронова не виновата, виноваты люди, допустившие эту ситуацию. Они были заинтересованы в финансовой выгоде – и использовали переход Натальи в своих целях. Лично к Сафроновой у нас нет никаких претензий, на ее месте мог оказаться любой игрок.

Партнеры журнала: