Разогнаться до небес

Большой спорт №4 (32) Апрель 2009
Дмитрий Маслов
Настоящий внедорожник должен уметь все: преодолевать крутые подъемы и спуски, проходить по глубокому броду и непролазной грязи, не бояться жары и холода. Land Rover Defender 90 с турбодизельным двигателем мощностью 113 лошадиных сил к таким препятствиям полностью готов.

Настоящий внедорожник должен уметь все: преодолевать крутые подъемы и спуски, проходить по глубокому броду и непролазной грязи, не бояться жары и холода. Land Rover Defender 90 с турбодизельным двигателем мощностью 113 лошадиных сил к таким препятствиям полностью готов. Во всяком случае, именно этот автомобиль первым в мире в 1997 году заехал на самую высокую вершину Европы – пятитысячный Эльбрус. О том, как это происходило и кому было труднее – людям или машине, в интервью журналу «Большой спорт» вспоминает руководитель этого проекта, тогдашний директор по маркетингу компании «АВТОдОМ», а ныне гендиректор BMW Club Сергей Бабенков.

Как зародилась идея покорения Эльбруса на Land Rover?

В конце 1990-х я работал директором по маркетингу компании «Автодом», тогдашнего официального дилера Land Rover, и по долгу службы был знаком со многими журналистами-телевизионщиками. Один из них и предложил заехать на вершину Эльбруса на внедорожнике. Я заинтересовался этой идеей, рассказал о ней гендиректору «Автодома», и он ее одобрил. Автомобиль нужен был прочный, «неубиваемый», а в линейке Land Rover такими характеристиками обладает Defender. К достоинствам модели также можно отнести ее простоту и высокую ремонтопригодность. Забегая вперед, отмечу, что по ходу восхождения ломались в основном ходовая часть и подвеска, что, впрочем, и понятно – нагрузки они испытывали запредельные.

А сколько вам пришлось вложить в доводку автомобиля?

Он был практически серийным, мы лишь усилили защиту картера, заказали дополнительные трапы, позволяющие проходить бездорожье (приспособив их для снега). Еще одна интересная доработка: когда сгорела вторая лебедка, мы решили прикрепить к передним колесам дополнительные диски, на которые наматывался трос. Таким образом машина могла сама вытаскивать себя по рыхлому снегу.

По какому критерию отбирался состав экспедиции?

Нас было восемь – два водителя, альпинисты, спасатели и я, единственный непрофессионал. Работы хватало всем, надо было что-то носить, крепить тросы и так далее. В мои задачи как руководителя проекта входили прежде всего информационная поддержка и общее обеспечение. До этой экспедиции у меня не было опыта восхождения, так что было вдвойне интересно.

Насколько тяжело вам далось восхождение в физическом плане?

Было тяжело, особенно в последние три дня на высоте 5300 метров, когда мы дошли до определенной точки и уже больше не спускались вниз. До этого поднимались «наскоками»: достигнув определенного рубежа и оставив там машину, отправлялись ночевать вниз, в лагерь. Испортилась погода, и около трех суток мы пережидали на высоте. Сильно ощущался недостаток кислорода. Последние 300 метров были самыми сложными.

Нам надо было не спускать машину c горы, а оставить ее там – получился бы своего рода монумент на память о восхождении. Ведь угнать Land Rover с вершины Эльбруса совершенно нереально. Хотя, возможно, некоторые детали и растащили бы на сувениры

Имея сегодняшний опыт, что бы вы изменили в автомобиле?

Ломалась в основном подвеска, но сложно сказать, выдержала бы такие нагрузки какая-нибудь другая. Насколько я знаю, в 1970-х годах были попытки заехать на Эльбрус на автомобилях УАЗ, однако на высоте свыше 4000 метров начинались проблемы с двигателем – существенно падала мощность, не хватало тяги. Турбодизельный двигатель Land Rover работал нормально, но постоянно что-то происходило с ходовой частью. Единственное, что можно было бы изменить, – максимально облегчить машину. Вес в две с половиной тонны – это все-таки много.

А были ли совершены серьезные ошибки при организации экспедиции?

Прежде всего, мы не предполагали, что экспедиция затянется на месяц с лишним – надеялись справиться максимум за две недели. Но невозможно угадать погоду в горах – порой буквально за час она меняется кардинально. Даже не знаю, что можно было бы изменить задним числом – разве что набрать побольше запчастей, но они тяжелые, да и неизвестно, что именно сломается. Приходилось импровизировать на ходу, несколько раз я летал в Москву за запчастями.

Но, конечно, главное, что надо было изменить, – не пытаться спустить автомобиль с горы своим ходом. К сожалению, меня не было на месте, когда приняли такое решение. Хорошо, что обошлось без травм и жертв – в последний момент перед падением автомобиля водитель успел выпрыгнуть из него. Всем казалось, что падение машины в пропасть – случайность, но я думаю, что это гора отомстила нам. Лучше бы мы оставили машину на вершине – получился бы своего рода монумент на память о восхождении. Ведь угнать Land Rover с вершины Эльбруса совершенно нереально. Хотя, возможно, некоторые детали и растащили бы на сувениры.

А не было ли вариантов снятия автомобиля с вершины с помощью вертолета?

Пытались, но не получилось. Во-первых, обычный вертолет, перевозящий туристов, не может поднять две с половиной тонны, нужен был грузовой. А сто­имость его аренды сопоставима с ценой автомобиля, и не было в тот момент поблизости таких вертолетов. Так что мы захотели рискнуть и спустить машину своим ходом, было бы здорово поставить такой раритетный автомобиль в музей «Автодома».

Есть ли у кого-либо из членов экспедиции обломки Land Rover – покорителя Эльбруса?

То, что осталось от автомобиля, по большей части захоронено под снегом в горах. Что-то участникам экспедиции удалось собрать и вынести. Можно представить, как выглядел автомобиль, упавший с многометровой высоты, несколько раз переворачиваясь на крышу. Я во время падения не присутствовал, так что у меня сувениров нет.

Довольны ли вы резонансом, который вызвала экспедиция?

Даже тот факт, что о проекте говорят спустя двенадцать лет, явно свидетельствует о его успешности. Но главное – мы стали первыми, кому удалось въехать на автомобиле на вершину Эльбруса. К тому же избежали жертв, если не считать самой машины, но в этом я усматриваю закономерность – гора отомстила нам за «поруганную честь». Хотя мы старались избегать слова «покорение», говорили о «восхождении». Проект оказался интересным даже не столько как PR-акция, сколько как эксперимент: сможем – не сможем.

Мы стали первыми, кому удалось въехать на автомобиле на вершину Эльбруса. К тому же избежали жертв, если не считать самой машины, но в этом я усматриваю закономерность – гора отомстила нам за «поруганную честь»

В какую сумму обошелся проект в целом?

Точных цифр я не помню, но не слишком дорого – стоимость автомобиля, дополнительной оснастки, запчастей, проживание на простенькой турбазе. Уверен, что игра стоила свеч.

Участвовали ли вы в других экстремальных экспедициях?

Экстрима и впечатлений во время восхождения на Эльбрус мне хватило надолго. Но в горы тянет – по крайней мере, я стал понимать тех, кто говорит, что лучше гор могут быть только горы. Одно дело, когда слушаешь рассказы, и совсем другое – пережить самому. Наша жизнь измеряется не количеством прожитых лет, а впечатлениями, в чем я еще раз убедился во время экспедиции.

Общаетесь ли вы с людьми, которые участвовали в восхождении?

Да. Олег Богданов – профессиональный гонщик, участвовавший во многих экстремальных проектах, в последнее время он больше работает на телевидении. Александр Абрамов – альпинист, покоритель Эвереста, для него Эльбрус не вызывал особых сложностей. Хотя свою кровавую жатву гора собирает – ежегодно там гибнет 15–20 человек. Николай Никульшин – человек-легенда, в одиночку проехал всю Россию с Востока на Запад, сейчас работает над интересным проектом, связанным с производством уникальных внедорожников. Александр Копылов – профессиональный спасатель, живет и работает в Приэльбрусье. Как сложилась судьба остальных участников проекта, я не знаю. Мы несколько раз собирались после восхождения, однако на десятилетие это сделать не удалось – судьба разбросала нас по миру. Надеюсь, пятнадцатилетний юбилей нашей экспедиции мы отметим вместе – нам есть что вспомнить и посмотреть.


Эльбрус

Перепад высот: 2200–5621 м
Температурный перепад: от –20 oC до +15 oC
Протяженность маршрута: 20 км
Средняя крутизна склонов: 20o
Максимальная крутизна: 30o


5 фактов Land Rover

1. Основой для ранних образцов Land Rover послужил военный автомобиль Willys MB. Американский джип, побывавший в руках главного конструктора компании Rover Мориса Уилкса во время дачного отдыха, подтолкнул британца к идее создания собственной утилитарной модели повышенной проходимости.

2. Кузова первых Land Rover изготавливались из алюминиевого сплава. Такая особенность не была прихотью дизайнеров и конструкторов: просто Вторая мировая война породила в Великобритании дефицит стали, а также избыток алюминия, применявшегося для постройки военных самолетов. Зато благодаря авиационному металлу Land Rover сразу заслужили славу «вечных» автомобилей. По некоторым подсчетам, в настоящее время используется до 75 процентов выпущенных после войны машин первых серий.

3. Неубиваемый и неприхотливый Land Rover оказался идеальным оружием британского колониализма. Автомобили этой марки можно было встретить почти во всех странах, на которые так или иначе распространялись интересы Соединенного Королевства. Великолепный пример такого «колониста» воплощен в «Антихристе», автомобиле главного героя южноафриканского фильма «Наверное, боги сошли с ума». Как и ветеринар из комедии, многие владельцы первых Land Rover испытывали к своим авто смешанные чувства – это было живое существо, которое любили и ненавидели.

4. В 1970 году Land Rover стал автором настоящей революции в мире внедорожников – вышел первый Range Rover. Именно этот автомобиль положил начало моде на использование внедорожников в городских условиях. Неповторимый дизайн этой новинки по достоинству оценили даже извечные соперники англичан – французы. На целый год Range Rover стал экспонатом Лувра – как прекрасный образец автомобильного искусства.

5. Defender – самый утилитарный автомобиль в модельном ряду Land Rover. Дебютировав в 1948 году, он и сегодня отличается гениальной простотой и надежной конструкцией. За два последних десятилетия на свет появились два поколения Range Rover и три поколения Discovery, а также кроссовер Freelander. И лишь Defender остается неизменным, таким же выносливым и надежным.

Партнеры журнала: