Чемпионы песчаных карьеров

Большой спорт №4 (32) Апрель 2009
О том, как им удалось войти в элиту мирового пляжного волейбола, тренировках в Бразилии, игре в классический волейбол, спонсорах и доходах «пляжников» Дмитрий Барсук и Игорь Колодинский рассказывают в интервью журналу «Большой спорт».

Несмотря на то что впервые советские спортсмены появились на чемпионате мира по пляжному волейболу еще в 1989 году, серебряная медаль, завоеванная Дмитрием Барсуком и Игорем Колодинским на первенстве планеты в 2007-м, была воспринята как сенсация. Ведь в России по-прежнему нет ни тренеров мирового уровня, ни условий для занятий спортсменов экстра-класса. О том, как им удалось войти в элиту мирового пляжного волейбола, тренировках в Бразилии, игре в классический волейбол, спонсорах и доходах «пляжников» Дмитрий Барсук и Игорь Колодинский рассказывают в интервью журналу «Большой спорт».

Что привело вас в спорт?

Игорь Колодинский (И.К.): В спорте я оказался совершенно случайно. Дело было в Белоруссии, в очень красивом и горячо любимом мною городе Гродно. В мою школу пришли тренеры для набора детей в волейбольную секцию. И уже через пару недель папа отвел меня на просмотр. Вот так я оказался в спорте, чему очень рад.

Дмитрий Барсук (Д.Б.): А я с детства любил спорт, всегда смотрел его по телевизору.

А с чего все начиналось в пляжном волейболе?

Д.Б.: Поступил в Краснодарскую академию физической культуры и спорта, где заведующий кафедрой спортивных игр предложил попробовать свои силы в пляжном волейболе.

И.К.: Начиналось все с простого вопроса Геннадия Яковлевича Шипулина: «А как ты относишься к пляжному волейболу? Не хочешь ли попробовать поиграть летом?» Я не стал отказываться. Попробовал, понравилось. По сей день им занимаюсь и считаю, что это мой вид спорта.

А кто вас поставил в пару?

Д.Б.: Инициатором объединения стал я. В пляжном волейболе наметилась тенденция появления высоких блокирующих. А Игорь обладает отменным прыжком и вполне подходил мне по своим физи­ческим параметрам.

И.К.: Уже во второй год моей «пляжной» карьеры ко мне на одном из этапов Мировой серии в Марселе подошел Дмитрий и предложил играть вместе. Я согласился без особых раздумий, поскольку в то время пара Барсук – Аркаев была для меня образцовым примером. Но ничего бы из этого не вышло, если бы не поддержка Всероссийской федерации волейбола в лице Геннадия Шипулина, который на тот момент отвечал за развитие бич-волея в России. Общими усилиями нам нашли отличного тренера Марко Солюстри. Вот так мы стали играть и побеждать вместе.

Я горжусь всеми своими достижениями. Даже детскими, когда еще играл за Гродненскую спортивную школу имени Сапеги. И несколькими победами за Белгородскую команду в «классике». Ну и, конечно, всеми медалями и победами в «пляжке»

В чем сложность работы в паре?

Д.Б.: Очень много времени приходится проводить вместе. Поэтому психологическая совместимость партнеров – один из самых важных факторов.

И.К.: Действительно, тяжело психологически. Очень трудно изо дня в день, из месяца в месяц находиться постоянно вдвоем, где бы ты ни был. Мы с семьями меньше времени проводим, чем друг с другом на сборах и турнирах, а хочется, чтобы было наоборот.

Во время игры вы часто понимаете друг друга без слов. Есть ли у вас собственные тайные знаки, показывающие, какую комбинацию нужно разыгрывать?

Д.Б.: Почти у всех пар одни и те же знаки. Так что ничего нового мы не придумали. Но без слов во время игры все же никак не обойтись.

И.К.: Хотя, конечно, присутствует какое-то понимание друг друга и без лишних слов. Чувство плеча, чувство локтя.

В случае поражения как вы успокаиваете друг друга?

Д.Б.: Поначалу Игорь сильно переживал после каждого поражения. Но в нашем виде спорта этого делать никак нельзя, так как в день приходится проводить по несколько поединков. Так что заставляем себя забывать о неудаче и настраиваться на следующий матч.

И.К.: Я могу попереживать несколько минут после игры, но чаще всего на успокоение друг друга и себя самого времени попросту нет. Нужно играть дальше и больше не проигрывать. Действуем по принципу: что было, то прошло – и двигаемся вперед.

И как настраиваетесь на следующий матч?

Д.Б.: Медитирую.

Как складываются ваши отношения с тренером? На каком языке вы с ним общаетесь?

Д.Б.: С этого сезона у нас новый тренер – американец Дэйн Селжник, так что пока притираемся друг к другу. А так как американцы не признают других языков, кроме своего родного, то приходится учить английский.

Но, наверное, это трудно – общаться с тренером на неродном языке?

Д.Б.: Трудно, но не очень. Игорь хорошо говорит по-английски, и если я чего-то не понимаю, он переводит.

Говорят, в прошлом году в Пекине в парк Чаоян, где вы тренировались, пожаловал Джордж Буш. Правда ли это? Удалось ли вам пообщаться с самым непопулярным президентом Америки?

Д.Б.: Нам пришлось в пробке из-за него простоять, так как перекрыли движение и никого не пропускали, поэтому Буша мы не видели. Но наша женская пара и тренер Марко Солюстри с ним пообщались и потом долго об этом рассказывали.

Почему вы играете в первой российской лиге в классический волейбол? Как вы себя там чувствуете?

Д.Б.: Последние два сезона были очень тяжелыми в нашей жизни. Мы почти не жили дома, а все время проводили на сборах и соревнованиях. Так что захотелось немного поменять обстановку и пожить дома. А так как команда из Краснодара, я с удовольствием поиграл в зале четыре месяца.

И.К.: И мне все понравилось. После пляжного волейбола ты вообще чувствуешь себя в зале очень уверенно.

Какими спортивными достижениями вы гордитесь?

Д.Б.: Рождением сына. Еще, думаю, серебряными медалями чемпионата мира и победой на турнире Большого шлема.

И.К.: Я горжусь всеми своими достижениями. Даже детскими, когда еще играл за Гродненскую спортивную школу имени Сапеги. И несколькими победами за Белгородскую команду в «классике». Ну и, конечно, всеми медалями и победами в «пляжке».

Где вы обычно тренируетесь? Есть ли проблемы с поиском соответствующих условий?

Д.Б.: Климат в России не особо подходящий для пляжного волейбола, а залов с песком попросту нет, поэтому нам приходится ездить на сборы в теплые страны. Зимой – в Италию, а ближе к весне – в Бразилию. Начиная с марта в Рио тренируется весь европейский «пляжный» бомонд.

Тренироваться за границей вам приходится исключительно из-за погодных условий?

Д.Б.: В России практически нет условий для занятий пляжным волейболом. Но ситуация налаживается: сейчас в Анапе строят крытый пляжно-волейбольный центр. Так что надеемся, что скоро будем тренироваться дома.

Кажется, песок везде одинаковый. Но так ли это?

И.К.: Нет, песок тоже бывает разный: глубокий, твердый, чистый, грязный.

Д.Б.: Песок везде проходит специальную очистку, но его структура отличается. Поэтому где-то он более мягкий, а где-то – жесткий. Но так как турниры проходят каждый год в одних и тех же местах, то мы уже представляем, что нас ждет в следу­ющий раз.

Говорят, что пляжный волейбол – одна большая семья. Так ли это? Какие взаимоотношения внутри элиты этого вида спорта?

И.К.: Пляжный волейбол – это действительно одна большая семья. Все вместе переезжаем с места на место. Постоянно из года в год встречаемся на сборах и турнирах. Играем друг против друга, все время общаемся и даже дружим.

Д.Б.: Когда в течение шести месяцев каждую неделю ты видишь одни и те же лица, то хочешь не хочешь – со всеми знакомишься. Есть, конечно, более близкие друзья. Обычно это определяется языковым барьером. Мы очень дружим с эстонцами, латышами и украинцами.

Инициатором нашего объединения был я. В пляжном волейболе давно наметилась тенденция К ПОЯВЛЕНИЮ высоких блокирующих. А Игорь обладает отменным прыжком и вполне подходил мне по своим физическим параметрам

Какие различия в условиях тренировок для российских и зарубежных спортсменов?

И.К.: В некоторых странах проводят наци­ональные чемпионаты зимой в крытых помещениях. А у кого-то есть возможность тренироваться на пляже под открытым небом круглый год. У нас, к сожалению, пока ни того, ни другого. В этом вся разница.

Чего вы никогда не позволяете себе делать на площадке?

Д.Б.: Ругаться с партнером, это сразу сказывается на игре.

Игорь, какой последний мировой рекорд по скорости подачи вам удалось установить? Вошел ли он в Книгу рекордов Гиннесса?

И.К.: Последний рекорд был 114 км/ч. Поставлен мной в прошлом году в Rosetto Italia. Что касается Книги рекордов Гиннесса, честно говоря, я не знаю. Да совсем и не стремлюсь к рекорду. Просто хочется с подачи выиграть очко и сделать тем самым игру легче для нас.

Когда вы впервые заключили договор со спонсором? И кто это был?

Д.Б.: Спонсоры нами заинтересовались, когда мы начали выигрывать.

И.К.: Где-то полтора года назад мы подписали свои первые контракты со Swatch, Red Bull и Oakley.

Кто вас спонсирует на данный момент? Это долгосрочные или краткосрочные отношения?

Д.Б.: Со спонсорами мы имеем годовые контракты, и со всеми разные условия. Кто-то поддерживает финансово, кто-то предоставляет экипировку, а кто-то – и то и другое.

Очень трудно изо дня в день, из месяца в месяц находиться постоянно вдвоем, где бы ты ни был. Мы с семьями меньше времени проводим, чем друг с другом на сборах и турнирах, а хочется, чтобы было наоборот

Какова ваша спортивная цель?

Д.Б.: Выиграть Олимпийские игры.

Может ли что-либо заставить вас выступать не за Россию?

Д.Б.: Если столько лет выступаю за свою страну, то, наверное, я патриот. Выступать за другую страну, может, и смог бы, но уехать из России навсегда – ни за что.

И.К.: Представление о патриотизме у каждого человека свое. Я просто люблю то, что мне дорого. Но я могу играть и не за Россию. Я же выступал за Белоруссию.

Чем собираетесь заняться после окончания «пляжной» карьеры?

Д.Б.: Всегда мечтал стать тренером, и если будут предложения, то с удовольствием займусь этим.

И.К.: Начну снова играть в классический волейбол.


Первое золото Мирового тура

Пока в копилке Игоря Колодинского и Дмитрия Барсука лишь единственная золотая медаль, но, безусловно, очень важная для российского пляжного волейбола. В августе 2008-го впервые в истории победителями этапа Мирового тура стали россияне. В финале турнира в австрийском Клагенфурте Колодинский и Барсук наголову разбили американцев Уильямса и Метцгера со счетом 21:19 и 21:15. Помимо золотой медали, российские спортсмены получили еще неплохие призовые – 43 тысячи 500 долларов.

Победа, одержанная буквально накануне Олимпиады, придала ребятам уверенности, и они ехали в Пекин с твердым намерением победить. Однако пробиться в четвертьфинал Колодинский и Барсук так и не смогли, проиграв в упорной борьбе бразильцам Рикарду и Эмману­элю (3-е место в мировом рейтинге).

Партнеры журнала: