Топ-менеджер русского волейбола

Большой спорт №4 (32) Апрель 2009
Дмитрий Маслов
О том, как именно произошел столь резкий поворот в его судьбе, а также о развитии российского волейбола в условиях финансового кризиса Руслан Олихвер рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Самый титулованный российский волейболист 1990-х годов, призер Олимпиады в Сиднее, чемпионатов планеты и континента, победитель Кубка мира, единственный в истории заслуженный мастер спорта по волейболу сразу двух стран – СССР и России. Но отнюдь не спортивные достижения делают Руслана Олихвера знаковой персоной новейшего русского спорта. Основополагающее значение здесь имеет его блестящая послеспортивная карье­ра – уйдя из спорта в 38 лет, он сразу же стал генеральным менеджером национальной сборной, а через некоторое время занял аналогичную должность в московском «Динамо». О том, как именно произошел столь резкий поворот в его судьбе, об отличиях в методиках Даниэле Баньоли и отечественных специалистов, а также о развитии российского волейбола в условиях финансового кризиса Руслан Олихвер рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Два года назад ваш уход из большого спорта внешне выглядел весьма неожиданным. Являлся ли он таковым для вас?

В последние годы игровой карьеры я часто задавался вопросом: зачем я продолжаю выступать, тренироваться? Наверное, просто устал психологически. И сейчас, хотя прошло уже два года, желания поиграть в мяч у меня не возникает вообще.

То есть по пути Ирины Кирилловой, возобновившей карьеру игрока в 43 года, вы точно не пойдете?

Уходить надо вовремя. С возрастом снижаются физические возможности, и нередко видишь, что человек, бывший когда-то лучшим игроком, прозябает на скамейке запасных.

Вы точно знали, чем займетесь после окончания карьеры?

На тот момент еще в течение года у меня был действующий контракт игрока с «Факелом» из Нового Уренгоя, тем не менее первый вице-президент ВФВ Станислав Шевченко предложил мне стать генеральным менеджером сборной России. И я почти сразу же согласился.

А почему Станислав Шевченко предложил его именно вам?

Этот вопрос лучше задавать ему. Но, возможно, он сделал такое предложение именно мне, потому что я хорошо знал игроков и, надеюсь, заслужил их уважение. Заняв должность генерального менеджера, я не стал сразу что-то кардинально ломать в команде – это очень «нежный» организм, способный выдержать лишь постепенную реорганизацию.

Вы уже два года являетесь генеральным менеджером сборной России. Как оцениваете перемены, произошедшие за это время?

Предпочитаю говорить о том, что будет. Возглавивший в феврале национальную команду Даниэле Баньоли – очень квалифицированный тренер, способный добиться более высоких результатов, чем его предшественники. Подбор волейболистов позволяет решить самые высокие задачи. Игроки других сборных – к примеру, те же бразильцы – говорят: «С Баньоли вы будете непобедимы». Надеюсь, что они не ошибаются.

А чего не хватило занявшей третье место на Играх в Пекине команде Владимира Алекно?

На Играх в Пекине российской сборной не хватило нюансов. Мы имели неплохие шансы на победу – среди наших соперников не было откровенных суперкоманд. Американцы, ставшие чемпионами, – достаточно возрастная команда, поляки, которым мы почему-то регулярно уступаем на крупнейших турнирах, тоже ничего особого на Олимпиаде не показали.

В чем именно заключаются ваши обязанности как генерального менеджера клуба?

Это подбор состава, в том числе и тренерского. Именно с тренером согласуются кандидатуры волейболистов. Когда начинаешь переговоры с игроком, он обычно задает вопрос: а кто еще будет выступать в команде? От ответа на него нередко зависит решение спортсмена о переходе.

Большой резонанс получила история с двумя контрактами Натальи Сафроновой – с «Заречье-Одинцово» и «Динамо». Не свидетельствует ли сам факт ее возникновения о несовершенстве механизма переходов игроков?

Комментировать этот случай я бы не хотел. На самом деле многое законодательно сегодня по-прежнему не прописано. Российский спорт только в последние годы бурно развивается, так что юридических пробелов немало. Обязательно должны произойти какие-то изменения в системе переходов игроков – суммы, выплачиваемые за молодых волейболистов, мизерны и несоизмеримы с затратами клубов на их подготовку.

Вы ожидаете, что в связи с финансовым кризисом изменятся условия контрактов волейболистов?

В последние годы суммы контрактов игроков стремительно росли. Думаю, эта тенденция прекратится и, скорее всего, начнется снижение доходов игроков.

В бытность игроком вы покинули чемпионат Бразилии в связи с финансовым кризисом. Видите нечто общее с сегодняшней ситуацией в России?

Нет. Проблемы были не столько в самой Бразилии, сколько в клубе, за который я выступал. Руководство вложило деньги в активы, принесшие убытки, из-за чего начались финансовые неурядицы. В других клубах зарплаты волейболистам выплачивали более-менее регулярно. По моей информации, в некоторых российских командах попытались сократить затраты, в частности уменьшив расходы на перелеты. Однако об урезании гонораров я пока не слышал.

В финансовом плане я независимый человек. Так что работаю генеральным менеджером потому, что мне это нравится. Цель одна – сделать все, чтобы «Динамо» стало сильнейшим волейбольным клубом России. А для этого многое нужно поменять в структуре команды

Планирует ли сокращение бюджета московское «Динамо»?

Я уверен, что в этом сезоне мы выполним обязательства перед волейболистами, а вот о следующем – говорить не готов.

В чемпионате России в составе клуба могут выступать не более двух легионеров. На ваш взгляд, это оптимальный лимит?

Для того чтобы игры стали зрелищными, возможно, есть смысл увеличить лимит до трех иностранцев. Но больше не стоит.

А нельзя ли рассматривать увеличение лимита на легионеров как своего рода способ снижения зарплат волейболистов?

Конкуренция, конечно, возрастет. Сегодня уровень зарплат россиян и иностранцев в национальном чемпионате примерно одинаков. Некоторые российские либеро получают гораздо больше своих коллег-легионеров. Что касается иностранцев в составе клуба «Динамо», то бразильцем Данте Амаралом и аргентинцем Алексисом Рубеном Гонсалесом мы полностью довольны. Возможно, оба останутся в команде и на следующий сезон.

В ваши обязанности в клубе входит работа с болельщиками?

Безусловно. Сегодня мы занимаемся разработкой программы по привлечению зрителей на трибуны и надеемся запустить ее уже со следующего сезона. Пока на матч чемпионата России с участием «Динамо» в среднем продается лишь 300 билетов, так что доход по этой части минимален.

В чем вы видите феномен «Факела» из Нового Уренгоя – команда с не самым звездным составом столь удачно выступила в регулярном чемпионате России?

Волейболисты играют в удовольствие, игроки, пусть и не звездные, хорошо дополняют друг друга. Вдобавок нельзя не отметить хорошую работу тренерского штаба и менеджмента. Думаю, что в плей-офф эта команда не сдуется, – невозможно случайно провести регулярный чемпионат на столь высоком уровне.

Как вы относитесь к принятой в российском чемпионате системе начисления очков, когда за победу в пяти партиях дается лишь два, в то время как в трех или четырех – по три?

Как и с любой другой, с ней можно спорить, но главное, что все клубы находятся в одинаковых условиях. В Италии давно играют именно по такой системе.

Раз уж заговорили об Италии, на какое место вы поставите российский чемпионат по уровню среди национальных первенств?

Думаю, на первое, а в следующем сезоне уровень еще повысится. Клубам нужно активнее привлекать иностранных тренеров, тогда конкуренция возрастет еще больше.

А в чем иностранные тренеры превосходят российских?

Как вы думаете, почему российские тренеры не подали заявки на участие в конкурсе за право стать наставником сборной России? Не чувствуют в себе уверенности? Абсурд. Если ты понимаешь волейбол, знаешь игроков, почему не выставляешь свою кандидатуру? Тот же Владимир Алекно вполне мог подать заявку и побороться за право остаться главным тренером национальной команды. Не факт, что выиграл бы Баньоли.

Возможно, российские тренеры не идут в сборную потому, что в клубах уровень зарплат выше?

Дело не только в деньгах. Если сборная начнет побеждать, с вознаграждением также не будет проблем. Преимущество ведущих иностранных специалистов – прежде всего в мастерстве, но и не только в нем. Чем Баньоли не устраивало «Динамо»? Но, видимо, Даниэле – очень амбициозный человек.

А что изменилось в «Динамо» с приходом Баньоли?

Стало больше работы над тактикой, разбираются ошибки игроков. Современный волейбол – не только сильные подача и нападение, должна быть хорошая организация. Зачастую именно за счет нее обыгрываются те, кто высоко прыгает и сильно бьет.

На Играх в Пекине российской сборной не хватило нюансов. Ведь мы имели неплохие шансы на победу – среди наших соперников не было откровенных суперкоманд. Американцы, ставшие чемпионами, – достаточно возрастная команда, поляки, которым мы почему-то регулярно уступаем на крупнейших турнирах, тоже ничего особого на Олимпиаде не показали

Сильно ли изменился волейбол за последние десять лет?

Увеличились скорости, к тому же раньше игроки были более разноплановыми, сегодня возросла специализация. Но остается главное: волейбол – игра творческая. Если на площадке не думать, неизбежно проиграешь.

Кто будет главным тренером «Динамо» в следующем сезоне вместо ушедшего в национальную сборную Даниэле Баньоли?

Пока я не могу ответить на этот вопрос, но мы утвердим кандидатуру уже в ближайшее время – это очень важно для комплектования команды.

Вы занимаете должность генерального менеджера и в клубе, и в сборной. Как оцениваете календарь игр национальной команды с точки зрения удобства для клуба?

С 2009 года розыгрыш Кубка России начнется осенью, в то время как раньше первые стадии проводились весной, после окончания первенства страны, из-за чего в командах отсутствовали игроки национальных сборных. Сейчас же в Кубке смогут принять участие сильнейшие волейболисты. А в целом графики клубов и сборных не пересекаются. Конечно, получается, что волейболисты сборной играют фактически круглогодично, но что делать? Я тоже отыграл двенадцать лет по такому графику – если летом выпадали свободные две недели, это удача.

Ожидаете ли вы серьезных изменений в составе сборной России?

По сравнению с Олимпиадой в Пекине они возможны. Поначалу будет назван расширенный состав кандидатов – 22 человека, затем некоторые из них отсеются. На первом этапе розыгрыша мировой лиги опытным волейболистам будет предоставлен отдых, они выступят только на чемпионате Европы.

Видите ли вы слабые места в национальной команде в плане состава? Например, основному связующему сборной в Пекине Вадиму Хамутцких в нынешнем году исполнится 40 лет.

У нас есть молодые талантливые игроки этого амплуа, но «гениев», каким был бразилец Рикардо, нет. Надеюсь, с помощью Баньоли молодежь будет резко прогрессировать. Конечно, позиция связующего в сборной России слабее, чем остальные, но я бы не сказал, что это «дырка».

Не хотите попробовать себя на тренерском поприще?

Не исключаю такого варианта, но пока – нет. В финансовом плане я независимый человек. Работаю генеральным менеджером потому, что мне это нравится. Цель одна – сделать все, чтобы «Динамо» стало сильнейшим волейбольным клубом России. А для этого многое нужно поменять в структуре команды.

Вы довольны тем, как складывается ваша жизнь?

Полностью довольным быть нельзя, главное – чтобы нравилось то, чем занимаешься. Пока получал удовольствие от игры в волейбол – был спортсменом, разонравилось – завершил карьеру. О переменах задумаюсь только тогда, когда перестану получать удовольствие от работы.

Партнеры журнала: