Светлана Ромашина: «Страшно не оправдать ожиданий»

Большой спорт №7-8(64)
Андрей Супранович
Светлана Ромашина – о невнимании к синхронному плаванию, любви к балету и надеждах на олимпийское золото

У наших олимпийских надежд – гимнасток, пловчих, синхронисток – очень много общего. Над ними словно завис дамоклов меч ответственности за выступление России на Олимпиаде, ведь именно от представителей этих видов спорта традиционно ждут медалей. И у каждой из спортсменок есть особый внутренний стержень, который настолько крепок, что позволяет год за годом выдерживать монотонные сверхнагрузки, жертвовать здоровьем и личной жизнью ради победы на главном старте четырехлетия. О том, что возлагается на алтарь олимпийской победы, а также о судьях, макияже и жизни под водой «Большому спорту» рассказала чемпионка Пекина-2008 Светлана Ромашина.

Начнем, пожалуй, традиционно. Как вы оказались в синхронном плавании?

История банальна: привели в бассейн, научили плавать, и мне сразу понравилось барахтаться в воде. А потом как-то завертелось, и в десять лет я уже мечтала стать олимпийской чемпионкой. Когда выиграла заветный титул, моя подруга напомнила мне о тех детских мечтах. Помимо плавания в детстве я еще занималась бальными танцами, и в те же десять лет пришлось выбирать что-то одно. В итоге отказалась от танцев, потому что мне не нравился партнер. Думала, в синхронном плавании буду независима. Тут, конечно, я ошибалась.

Вам больше нравится соло, чем дуэт или группа?

В детстве любила сольные выступления: делаешь что хочешь и думаешь, что выходит красиво. Сейчас же выступаю в дуэте, группе и предпочитаю дуэт. Это более престижный вид, фамилии участниц на слуху. Вот я выиграла в Пекине в 2008-м в группе – кто там знал имена всех восьмерых групповичек?

Недавно с интересом узнал, что у синхронисток-групповичек есть амплуа, как и у футболистов к примеру.

В футболе разделение на амплуа все же более четкое. У нас же есть девочка-акробатка – маленькая, худенькая, легенькая, она выполняет различные трюки в воздухе. Еще есть выталкивающая – с сильными руками, она как раз и помогает акробатке взлететь. А остальные просто «циркачи».

Акробатке, наверное, хорошо видна реакция зрителей на выступление. А остальные успевают что-то заметить, может, подсказки тренера услышать?

На тренеров смотреть не рекомендуется: они сами ничего не видят, находясь в полуобморочном состоянии. Порой пос­ле выступления спрашивают: «Ну как?» А зрителей замечаем, особенно когда их много, что бывает редко.

Если, не дай бог, серебро или бронза – про наш вид спорта забудут на ближайшие 10 лет. Слышала уже фразу чиновников: «В водных видах спорта будет разыграно 34 комплекта наград. Из них у России – два золота в синхронном плавании, одно – в плавании…» Страшновато не оправдать таких ожиданий

А друзья или родители приезжают поддержать?

Мне очень тяжело, если кто-то из близких находится на трибунах, даже во время разминки, – всегда прошу их уйти. Ведь это дополнительное напряжение. Пусть смотрят по телевизору.

К слову, о тренерах: как работается с дуэтом Данченко – Покровская?

Отлично. Татьяна Евгеньевна Данченко – мой личный тренер, она отвечает за дуэт. Я с ней с десяти лет. А Татьяна Николаевна Покровская – главный тренер сборной, ее зона ответственности – группы.

Наслышан про любимую собачку Покровской – йорка Даню. Он часто проводит с вами время?

Постоянно находится на бортике бассейна, бегает за нами, гавкает, когда мы уходим с тренировки. Привыкли уже к его обществу.

Как Данченко и Покровская делят ваше время между собой?

Я вам расскажу мой распорядок дня, так будет понятнее. Встаем в семь утра, а в восемь уже надо быть в бассейне. Затем три часа дуэтной тренировки в воде, потом идем в тренажерный зал, а наше место занимает группа, которая тренируется вшестером. После вместе проводим еще одну трехчасовую тренировку с семи до десяти вечера.

А задержку дыхания под водой как-то тренируете? Может, соревнования проводите – кто больше продержится?

Это все было раньше, теперь такого нет. Одно время мы ходили в Центр медицины катастроф, там дышали горным воздухом, что, как я понимаю, увеличивало объем легких. До этого могла продержаться под водой три минуты, а после – 4.20. Это без движения, естественно, но прибавка все равно внушает.

А во время выступлений случается, что воздуха не хватает?

К сожалению, такие происшествия нередки. Вот в Пекине одна японка не рассчитала свои силы и на последней связке стала опускаться на дно – гипоксия. Было не очень приятно: сборная Японии выступала как раз перед нами, и девушку увозили на каталке. А вообще разное случается – мы же близко друг к другу выступаем. Было дело – нос кому-то сломали, зажимы сбивали. На последнем чемпи­онате мира в нашей команде как раз такое произошло, но моя коллега героически закончила выступление, зажимая себе нос верхней губой.

Как уживаетесь со своей партнершей, 16-кратной чемпионкой мира Натальей Ищенко?

У нас отличные отношения. Раньше вместе летали отдыхать. Сейчас, правда, у каждой своя личная жизнь. Наташа замужем, поэтому практически все свободное время старается проводить дома.

А между вами никогда не было соперничества? Не хотели бы, например, занять место Натальи в соло?

На самом деле солисткой нужно родиться, это не просто так – взял и захотел. Наташа очень творческая натура. Намного больше, чем я, как мне кажется. Я когда-то делала соло на юниорских соревнованиях, но получилось бы сейчас – не знаю. Может, что-то и вышло бы, но пока даже пробовать не хочу. Так что соперничества нет, наоборот, мы стараемся поддерживать Наташу, которая тренируется больше всех. К примеру, дурачимся под ее музыку к сольному выступлению.

Кто выбирает музыкальное сопровождение?

Все решения принимаются коллегиально, вместе с тренерами, да и различные элементы и связки также придумываются сообща. Никогда с Наташей не выступали под классическую музыку, мы вместе решили, что это не для нас, и выбираем только из современных композиций. Но зато сопровождение может быть каким угодно. Например, мы делали программу «Джунгли», где были и крики обезьяны, и шипение змеи, и рев слона.

Как еще можно удивить судей?

Новыми элементами, конечно. Тут мы впереди планеты всей – постоянно что-то выдумываем. Правда, обидно, когда приезжаешь на следующие соревнования, а там испанки уже используют твои наработки.

Был такой случай, когда перед отъездом на Олимпиаду в Пекин Дмитрий Медведев собрал олимпийцев и пожелал нам равняться на футбольную сборную, выигравшую бронзу. Я стояла и думала: «Мы-то вроде за золотом едем…» А потом слушаешь про оклады тех игроков – и обидно

Последние три Олимпиады остались за сборной России, а про чемпионаты мира и Европы и речи не идет. Не начались ли разговоры в кулуарах на тему «Как сделать так, чтобы выигрывали и другие»?

Есть такое. Часто подобные разговоры доносятся и до нас, и до тренеров. Перед прошедшим чемпионатом мира стало известно, что китайские специалисты звонили судье из Малайзии, рассказывали, какие они молодцы. Что-то вроде «у нас классные девушки, ставьте им десятки, а русских опускайте». Самое смешное, что судья в тот момент находилась рядом с нами – мы как раз были на сборах в Малайзии. Как с этим бороться, пока не знаем. Видимо, только один способ: приезжать и показывать, что действительно лучшие.

Так от китаянок в Лондоне стоит ждать сюрпризов?

Возможно. Ходят слухи, что и Китай, и Канада тренируются вместе с Cirque du Soleil, а это серьезное усиление. Это волнительный момент, кто знает, какие акробатические приемы они в итоге покажут.

Составляя план на Олимпиаду, наши спортивные чиновники заранее пишут «золотая медаль» напротив графы «синхронное плавание». Каково это – постоянно быть фаворитом?

От этого становится только тяжелее. Если, не дай бог, серебро или бронза – то про наш вид спорта забудут на ближайшие 10 лет. Слышала уже фразу чиновников: «В водных видах спорта будет разыграно 34 комплекта наград. Из них у России – два золота в синхронном плавании, одно – в плавании…» Страшновато не оправдать таких ожиданий.

Одно олимпийское золото у вас есть. Во второй раз входить в эту реку проще?

С одной стороны – да. Знаю, чего ожидать, к тому же мы уже опробовали олимпийский бассейн, поняли, какие там вода и освещение – это немаловажно. С другой стороны – случиться может всякое, это же Олимпиада.

Игры – все-таки отдельная история. А как мотивировать себя на чемпионаты мира, где счет золотым медалям уже пошел на десятки?

Да, бывает, что сложно найти мотивацию. Пытаешься чем-то себя подстегивать, воспринимаешь это как свою работу, которую ты должна выполнять, и делать это очень хорошо. Думаешь об Олимпиаде, представляя, что каждый чемпионат – шаг на пути к ней.

Но вам всего 22, а той же Эльвире Хасяновой уже 31! У них-то откуда силы на то, чтобы выступать?

Сама не знаю. Эльвира уже уходила из спорта, но вернулась. Ася Давыдова тоже. У девушек нет проблем в личной жизни, может, просто соскучились по спорту.

А ваша личная жизнь? Вы же постоянно пропада­ете на сборах, тренировках и соревнованиях.

С личной жизнью все в порядке. К счастью, мой избранник прекрасно все понимает – ради чего все это делается и какая цель стоит передо мной.

После Олимпиады не планируете по примеру своих коллег взять отпуск?

Пока не знаю. Хотя думаю об этом. Сил становится все меньше, да и здоровье беречь надо. В любом случае нужен месяц-полтора, чтобы расслабиться. Море, солнце, пляж – вот мой выбор. Как-то раз ходила в регату, очень понравилось, стала понимать, как устроена яхта.

Встаем в семь утра, а в восемь уже надо быть в бассейне. Затем три часа дуэтной тренировки в воде, потом идем в тренажерный зал. После проводим еще одну трехчасовую тренировку с семи до десяти вечера

Не так давно закончился чемпионат Европы по футболу, крайне неудачный для сборной России. А вы привезете золотую медаль с Олимпиады, но вам все равно будут платить меньше и писать о вас будут меньше. Не обидно?

Болезненный вопрос. Был такой случай, когда перед отъездом на Олимпиаду в Пекин Дмитрий Медведев собрал олимпийцев и пожелал нам равняться на футбольную сборную, выигравшую бронзу. Я стояла и думала: «Мы-то вроде за золотом едем…» А потом слушаешь про оклады тех игроков – и обидно. Нам раньше вообще копейки платили, хорошо, что хотя бы в последние четыре года ситуация улучшилась, да и пожизненная президентская стипендия для олимпийских чемпионов тоже помогает.

Кстати, у вас есть тату, как к ней относятся судьи?

Мы их замазываем, потому что они отвлекают внимание судей. Но моя орхидея – это еще ерунда, вот у Аси Давыдовой вообще сзади 17 бабочек. Благо почти всех закрывает купальник.

Бабочек Аси все могли видеть в одном из глянцевых журналов. Как вам та откровенная фотосессия?

Да, откровенная, необычная, непривычная, но красивая же! Я не снялась бы топлес, как Настя Ермакова, а вот как Ася в купальнике – вполне. Кому-то понравилось, кому-то – нет, но главное – вызвало резонанс. Ребята в институте совали мне журналы чуть ли не стопками и просили взять у девчонок автограф. Какое-никакое, но дополнительное внимание к нашему виду спорта.

Что насчет подготовки к выступлению? Долго ли накладываете макияж?

Макияж – это отдельная беседа. Иногда накрасишься, посмотришь на себя вблизи – мама дорогая, бегите все отсюда. А издалека нормально. Это все для судей, чтобы они видели мимику. Получается, мы в воде всего минут пять, а подготовка занимает около часа. Еще же волосы нужно уложить – мы разводим в воде пищевой желатин, и его надо растворить полностью, без комков.

У всех одинаковый «прикид»? Чем вы отличаетесь от соперниц, кроме как цветом купальников?

Ну… Вот мы с Наташей делаем не один пучок волос не голове, как все, а два. Какое-никакое, а разнообразие. Еще у нас не самый обычный макияж – «кукольный». Рисуем себе ресницы.

Слышал о том, что и мужчины стали пытаться стать синхронистами…

Да, есть один американец, он даже выступал на международных соревнованиях. В России мальчик из Питера занимается и участвует в различных шоу. У нас с Наташей как-то был даже номер с тем американцем, очень своеобразный опыт. Лично меня вытянутые из воды мужские ноги не впечатляют.

Наша «балетная» фотосессия вам близка?

Я очень люблю балет, жаль только мой молодой человек этого не разделяет. Недавно ходили в Большой театр на «Баядерку», но все как в анекдоте: он заснул уже в первом акте. А я вот с удовольствием досмотрела. Помню, четыре года назад отпросилась с тренировки и уехала на день в Питер, чтобы в Мариинке посмотреть «Лебединое озеро». Да и в детстве часто ходила с родителями.

Партнеры журнала: