Рулевые
. Часть первая

Большой спорт №7-8(44) Июль - Август 2010
Олег Винокуров
«Спорт вне политики». История знает немало примеров, когда нарушался этот декларированный Пьером де Кубертеном принцип. Причем не только на Олимпийских играх...

«Спорт вне политики». История знает немало примеров, когда нарушался этот декларированный Пьером де Кубертеном принцип. Причем не только на Олимпийских играх. В 1969 году противостояние футбольных сборных Сальвадора и Гондураса даже привело к военному конфликту между двумя странами, жертвами которого стали сотни человек. В СССР, к счастью, до подобного не дошло. Однако самая популярная игра в мире всегда находилась под пристальным вниманием политических властей страны, активно вмешивавшихся в дела национальной команды. Поражения в матчах со сборными стран – «идеологических противников» не раз приводили к тренерским отставкам, а порою – и к расформированию команды. И спортивная сторона здесь оказывалась далеко не на первом плане. Однако даже постоянный прессинг чиновников не мешал советским футболистам добиваться успехов на международной арене. Их главными творцами выступали не столько сами игроки, сколько тренеры, ведь каждый возглавлявший сборную СССР наставник был выдающейся личностью.

Михаил Козлов

1924–1935
Проведенные матчи: +4 =3 -1

Понятие «тренер» появилось в советском футболе именно в связи с национальной сборной, которую решено было создать в 1924 году для товарищеской встречи с Турцией. До этого команды (помимо клубных коллективов, существовала и сборная РСФСР) вообще обходились без наставников, но к формированию сборной СССР решили подойти ответственно. Весь процесс лично курировал председатель Высшего совета по делам физической культуры и спорта Николай Александрович Семашко, поручив комплектование нового спортивного организма Михаилу Козлову – молодому и энергичному популяризатору футбола, близкому соратнику Георгия Дюперона, создателя первых футбольных клубов в Петербурге.

Козлов взялся за дело со свойственным ему энтузиазмом, и в ноябре 1924-го в Москве в присутствии 15 тысяч зрителей сборная СССР уверенно обыграла команду Турции – 3:0. Правда, в тот момент должность тренера еще не была официальной и руководителем делегации считался так называемый «представитель». Впервые Михаил Козлов был занесен в протокол матча как тренер лишь в 1931-м, хотя до этого команда под его фактическим руководством провела немало встреч: в 1925-м – с той же Турцией в Анкаре (2:1), в 1926–1927 годах – в Германии с командой Немецкого рабочего спортивного союза и рабочей командой Вены, а также в Латвии.

Позже матчи с турками стали регулярными, и в 1931–1935 годах советские футболисты провели с ними восемь встреч, которые в летописи отечественного футбола носят статус неофициальных. В этих поединках уже без всяких оговорок Козлов фигурировал как тренер сборной СССР.

А в 1936-м Михаил Сергеевич возглавил московский «Спартак» и выиграл с ним осенний чемпионат СССР. После чего завершил практическую деятельность и вернулся к теоретической, много лет преподавая на кафедре футбола ГЦОЛИФКа.

В истории же сборной СССР наступил 17-летний перерыв. Он закончился в 1952 году, когда на высшем государственном уровне (читай – лично И.В. Сталиным) было принято решение направить команду в Хельсинки для участия в олимпийском турнире.

Борис Аркадьев

1952
Проведенные матчи: +1 =1 -1

Понятно, что в те годы перед советскими спортсменами могла ставиться только одна задача – победить. Руководство сборной было поручено Борису Аркадь­еву – ведущему клубному тренеру тех лет. До войны он работал в московском «Динамо», с которым выиграл чемпионат Союза 1940 года, затем возглавил ЦДКА и создал великолепную «команду лейтенантов» с ее легендарной линией нападения, где блистали Всеволод Бобров, Григорий Федотов, Валентин Николаев, Владимир Демин и Алексей Гринин. Из семи чемпионатов СССР 1945–1951 годов ЦДКА победил в пяти и дважды становился вторым, уступая лишь «Динамо». Понятно, что выбор Аркадьева в качестве тренера, а ЦДКА – в качестве базовой команды сборной напрашивался сам собой.

Увы, снискать славу в Финляндии советским футболистам не удалось. Выиграв свой первый матч у болгар – 2:1, они в 1/8 финала сошлись с югославами, которые уже более двадцати лет были интегрированы в мировое футбольное сообщество (достаточно сказать, что сборная СФРЮ принимала участие в первом чемпионате мира в 1930-м, где, к слову, дошла до полуфинала).

СССР был принят в FIFA только в 1946 году, а в МОК вошел в 1951-м. Однако уже на Олимпиаде-52 в Хельсинки советское руководство мечтало о золотой медали по футболу. Борису Аркадьеву, возглавившему сборную в марте 1952-го, предстояло за три месяца подготовить команду к первому турниру на высшем уровне. Естественно, выполнить задачу на сто процентов он не смог

Первый матч СССР – Югославия на той Олимпиаде вошел в историю: за четверть часа до конца югославы вели 5:1, однако советские игроки героически сумели сравнять счет. На переигровку, прошедшую два дня спустя, сил уже не хватило. Югославы победили – 3:1, и сборной СССР пришлось досрочно возвратиться домой.

Оргвыводы последовали незамедлительно (надо же еще понимать, что проиграли не кому-нибудь, а «приспешникам Тито», отношения с которым у Сталина были в тот момент весьма напряженными): сборную расформировали, чуть позже разогнали и ЦДКА, да и вообще практически все остальные армейские команды.

Карьера Аркадьева в национальной команде составила, таким образом, лишь три матча (правда, в 1959-м Борис Андреевич тренировал олимпийскую команду), но в клубах он работал еще довольно долго – до конца 1960-х. И в 1957-м привел столичный «Локомотив» к победе в Кубке СССР.

После провала в Хельсинки судьба национальной команды была более чем туманна. Но, к счастью, очередной перерыв в ее существовании не затянулся. После смерти Сталина ситуация драматическим образом изменилась, и сборная, воссозданная в 1954-м, смогла отправиться на следующие же Олимпийские игры – в Мельбурн.

Василий Соколов

1954
Проведенные матчи: +1 =1 -0

В сентябре 1954-го сборная СССР провела два матча – со Швецией (7:0) и с финалистом только что прошедшего в Швейцарии чемпионата мира Венгрией (1:1). В тех играх командой руководил Василий Соколов – выдающийся защитник «Спартака», отыгравший за «красно-белых» 15 лет, дважды побеждавший в их составе на чемпионате СССР и пять раз на Кубке страны. Тренерскую карьеру он начал столь же блестяще, приведя родной «Спартак» к победам в чемпионатах 1952 и 1953 годов. Поэтому его кандидатура на пост тренера сборной напрашивалась сама собой.

Впрочем, несмотря на хорошие результаты, Василий Николаевич в национальной команде не задержался. Причиной тому стал его непростой характер: слишком уж жестким и авторитарным тренером он был. Проявилось это не только в сборной, но и в «Спартаке», где Соколов перестал находить общий язык как с игроками, так и с руководством. В результате в том же 1954-м он ушел и из родного клуба. После этого работал во многих командах, путешествуя по стране, – в Минске, Тбилиси, Кишиневе, Донецке и Баку, но нигде подолгу не задерживался. Побывал и в Африке, где тренировал национальные команды Конго и Чада.

А сборную СССР в 1955-м возглавил Гавриил Качалин, приведший команду к первым международным победам.

Гавриил Качалин

1955–1958, 1960–1962, 1969–1970
Проведенные матчи: +47 =15 -12

До войны Гавриил Дмитриевич играл за московское «Динамо», дважды становился чемпионом СССР и один раз выиграл Кубок. После 1945 года работал главным тренером в столичных «Трудовых резервах» и «Локомотиве». Будучи человеком тактичным и интеллигентным, он являл собой полную противоположность Соколову, что, по всей видимости, и сыграло главную роль в его назначении на пост тренера. Прекрасно ладил с игроками, строил отношения с ними на полном доверии, готов был всегда пойти на уступки в мелочах. Впрочем, мягкая и доброжелательная манера отнюдь не мешала ему оставаться твердым, последовательным и решительным в принципиальных вопросах. За это в футбольном мире его уважали абсолютно все.

Ставя во главу угла человеческие качества игроков, их умение жить интересами команды, Качалин предпочитал строить команду по так называемому блочному принципу, опираясь на сыгранные в клубах сочетания. Так, например, в обороне он делал ставку на динамовскую линию во главе с великим Львом Яшиным, в атаке – на спартаковцев. Ну а уж объединить игроков одной идеей Качалин, всегда тщательнейшим образом разрабатывавший тактику на каждый матч, мог как никто другой.

Победа на Олимпиаде-56 в Мельбурне и в первом розыгрыше Кубка Европы (причем в обоих финалах были повержены югославы, сыгравшие столь роковую роль в истории советского футбола) – вот первые плоды его работы. Успешным следует признать и дебют сборной СССР на чемпионате мира-1958 в Швеции, где команда дошла до четвертьфинала.

Аналогичный результат был показан и на следующем мировом первенстве – в 1962 году в Чили сборная снова вышла в восьмерку сильнейших. Впрочем, в глазах руководства, продолжавшего требовать только побед, это не выглядело успехом, так что по возвращении с турниров Гавриилу Дмитриевичу пришлось выдерживать весьма неприятные «разборы полетов» в высших кабинетах власти.

Он и в третий раз повез команду на чемпионат мира – в Мексику в 1970-м. И результат опять повторился – выход в четвертьфинал. Правда, справедливости ради надо признать, что на том мундиале, в отличие от предыдущих, сборная уже не выглядела своей среди лидеров мирового футбола, значительно отставая от них в тактике.

Главным достижением Качалина на клубном уровне стала победа в чемпионате СССР 1964 года с тбилисским «Динамо» – первая в истории грузинского клуба. В начале 1970-х он трижды завоевывал бронзовые медали союзного первенства с тбилисским и московским «Динамо».

К дебюту сборной СССР на ЧМ-58 власти отнеслись сдержанно – всего лишь четвертьфинал, когда мечтали-то о победе! А еще подлил масла в огонь октябрьский разгром в товарищеском матче от англичан в Лондоне – 0:5. Поэтому в 1959-м на посту главного тренера стали появляться новые лица: в одном матче командой руководил Георгий Глазков, в двух – Михаил Якушин. Последнему еще предстояло возглавить национальную команду несколько лет спустя, а вот для Глазкова то появление так и осталось единственным.

Георгий Глазков

1959
Проведенные матчи: +1 =0 -0

В довоенные годы Глазков был одним из лидеров нападения «Спартака», в первом чемпионате СССР стал лучшим бомбардиром клуба, а во втором – всего турнира. Трижды побеждал с «красно-белыми» в первенствах страны и четырежды выигрывал Кубок СССР. Закончив в 1947-м карьеру игрока, тренировал «Спартак» из Вильнюса, потом вернулся в родной, московский, после чего поработал в Запорожье с «Металлургом». Периодически его привлекали к работе со сборными СССР: в 1955-м – со второй, в 1959-м – с первой, в 1964-м – с молодежной.

Единственный матч во главе первой команды страны Георгий Федорович провел в сентябре 1959-го. В Москве в товарищеском матче СССР победил Чехосло­вакию – 3:1.

Две оставшиеся игры 1959 года – ответный отборочный матч 1/8 финала Кубка Европы с Венгрией в Будапеште и товарищеский с Китаем в Пекине – сборная провела под руководством Якушина. В 1960-м на тренерский мостик вернулся Качалин, но после ЧМ-62 в Чили последовали очередные оргвыводы, и в 1963-м команду возглавил Константин Бесков.

Константин Бесков

1963–1964, 1974, 1979–1982
Проведенные матчи: +22 =12 -6

Увы, и Константину Ивановичу, легендарному динамовскому форварду, впоследствии успешно работавшему со многими клубами (в разные годы он возглавлял все московские коллективы – «Торпедо», ЦСКА, «Локомотив», «Динамо» и «Спартак»), в качестве главного тренера сборной суждено было пасть жертвой тех же самых оргвыводов. Бесков возглавлял команду во время розыгрыша второго Кубка Европы и довел ее до финала.

Да, в решающем матче команда про­играла, но кому, где и как? Проиграла Испании – действительно сильнейшей команде Старого Света того времени, в которой блистали Суарес и Марселино, Лапетра и Амансио… Проиграла на ее поле, на мадридском Santiago Bernabéu, на трибунах которого бушевали 102 тысячи местных болельщиков (находился среди них, естественно, и еще один наш политический враг – генерал Франко). Проиграла в упорнейшей борьбе – 1:2, пропустив решающий гол за несколько минут до конца.

В 1960-е годы в советском футболе сложилась печальная традиция: тренеры национальной сборной менялись после каждого двухлетнего цикла. Причиной этой чехарды было своеволие высокого кремлевского руководства, требующего от команды только победы. Даже второе место на чемпионате Европы расценивалось как провал

Но существо дела никого не волновало. Высокое руководство полагало, что, победив однажды, команда обязана выигрывать всегда, а потому второе место в Европе было расценено как провал. Константина Ивановича изгнали с позором.

Он вернулся в 1974-м, когда сборная впервые осталась за бортом чемпионата мира (осенью 1973-го власти не пустили футболистов на стыковой матч в Чили, где незадолго до этого произошел военный переворот, и СССР засчитали техническое поражение). Настроение в команде, понятно, было не лучшим, и в тот год она проиграла все три товарищеских матча (Югославии, Чехословакии и Ирландии) с общим счетом 0:5. Бесков снова ушел.

Следующее его пришествие состоялось в 1979-м. После очередной неудачи в отборе к чемпионату мира команда оказалась практически разваленной, и Бескову не удалось собрать ее достаточно быстро, чтобы пробиться на Евро-80. Но на ЧМ-82 он ее вывел. В финальном турнире, однако, сборная не сумела выступить так, как могла бы. Причиной тому стало весьма странное решение руководства создать тренерский триумвират: перед самым отъ­ездом в Испанию к Бескову подключили Валерия Лобановского и Нодара Ахалкаци. В результате команда, объективно способная на многое, погрязла во внутренних противоречиях, разделилась на «фракции» и, выйдя из группы на первом этапе, сумела лишь обозначить борьбу за место в полуфинале.

Что же касается достижений Бескова на клубном уровне, то здесь достаточно простого перечисления. При нем московское «Динамо» дважды выиграло Кубок СССР, серебряные медали союзного и российского чемпионатов, первым из советских клубов дошло до финала Кубка кубков, а позже завоевало и Кубок России. «Спартак» же дважды стал чемпионом СССР, семь раз попадал в призеры и однажды дошел до финала Кубка СССР.

Итак, в 1960-е в советском футболе сложилась печальная традиция: тренеры сборной менялись после каждого двухлетнего цикла. Место уволенного за «испанский провал» Бескова в 1964-м занял Николай Морозов.

Николай Морозов

1964–1966
Проведенные матчи: +15 =9 -7

Под руководством Морозова сборная СССР добилась наивысшего успеха в чемпионатах мира, заняв четвертое место. При этом на клубном уровне Николай Петрович, в свое время техничный атакующий полузащитник «Торпедо», значимых успехов не достиг, работая в «Торпедо», днепропетровском «Металлурге» и «Локомотиве». Тем не менее зарекомендовал себя как большой знаток тактических построений и специалист, прекрасно разбирающийся в игроках, умеющий оценить их потенциал и перспективы. Именно эти качества позволили ему быстро и безболезненно освежить сборную, введя в нее новых футболистов (Владимира Пономарева, Анатолия Банишевского, Йожефа Сабо, Валерия Поркуяна, Муртаза Хурцилаву, Василия Данилова), которые и стяжали славу на полях Англии.

По окончании цикла Морозов мог бы и остаться в сборной, но в какой-то момент его начало раздражать слишком уж активное вмешательство разного рода начальников, пытавшихся давать ему советы и указания. Будучи человеком прямым и независимым, он покинул команду, вернувшись к работе в клубах, и тренировал одесский «Черноморец» и донецкий «Шахтер».

А сборную возглавил Михаил Якушин. История советского футбола знает многих прекрасных тренеров, и определить самого выдающегося из них, пожалуй, не представляется возможным. Но если бы такая задача стояла перед нами, кандидатуру Якушина следовало бы рассматривать в первую очередь. Без малейшего преувеличения, это была одна из величайших личностей в истории не только футбола, но и советского спорта в целом.

Михаил Якушин

1959, 1967–1968
Проведенные матчи: +18 =7 -5

Михаил Иосифович – первый чемпион страны по футболу, хоккею с мячом и хоккею с шайбой (в составе московского «Динамо»). В довоенные годы он был одним из лучших футболистов Союза, умел организовать атаку, владел ударом с обеих ног и множеством обманных приемов, великолепно видел поле и читал игру. Все эти качества впоследствии проявились в его тренерской работе.

Девять раз он становился чемпионом СССР с московским «Динамо»: трижды как игрок и шесть раз как тренер. И в какую бы команду ни приходил он потом, она непременно расцветала. Это справедливо и в отношении тбилисского «Динамо», которое при нем впервые попало в призеры союзного первенства, и в отношении «Пахтакора».

В сборной, однако, ему не повезло. Команда в очередной раз вышла в финальную четверку чемпионата Европы, но финишировала там последней. После победы в 1960-м и второго места в 1964-м это выглядело как провал. Но в финал-то сборная СССР не попала лишь по жребию! После нулевой ничьей в полуфинале с Италией (хозяйкой финальной пульки) исход борьбы решала подброшенная в воздух монетка. Фортуна была благосклонна к итальянцам. Они вышли в финал, где лишь в переигровке одолели югославов, советским игрокам пришлось бороться за третье место с действующими чемпионами – англичанами. Борьба закончилась поражением – 0:2.

«Хитрый Михей» – так в СССР прозвали Михаила Якушина. Пожалуй, не было в советском футболе более тонкого знатока, способного в любой момент удивить новыми построениями и неожиданными ходами. Никто лучше его не мог разобрать до мельчайших подробностей игру соперника и найти способ борьбы с ним. Якушин открыл десятки прекрасных мастеров, включая и легендарного Льва Яшина

Та злосчастная монетка в итоге не позволила Якушину попасть на чемпионат мира в качестве главного тренера. На турнирах 1958 и 1962 годов он входил в тренерский штаб, но шанса возглавить его так и не получил. Делая очередные оргвыводы, никто не принимал во внимание ни несчастливый жребий, ни то, что к финальному турниру сборная подошла в ослабленном составе, причем именно по вине руководства.

Перед самым отъездом в Италию команду Якушина обязали сыграть в отборочном турнире Олимпиады со сборной Чехословакии. А на дворе, между прочим, стоял 1968 год! Нетрудно понять, как заведены были соперники, как жестко и грубо они играли. И вот, выйдя на поле 21 мая и 1 июня, сборная отправилась в Италию, где уже 5 июня встречалась в полуфинале с хозяевами турнира. Не смог Якушин взять с собой на чемпионат Европы травмированных в матчах с Чехословакией Муртаза Хурцилаву и Игоря Численко – ведущих игроков сборной! Таким мастерам нелегко найти достойную замену, тем более за считаные дни. Но и этого никто не принимал в расчет, клеймя команду и ее тренера за неудачное выступление.

Недолгая работа Якушина в сборной все же оставила ярчайший след в истории русского футбола. В четвертьфинале (все в том же мае 1968-го) советская команда встречалась с венгерской. В Будапеште венгры победили – 2:0, так что в ответной игре задача перед советской командой стояла крайне сложная. И тут Якушин применил ход, который смело можно признать самым хитроумным тактическим решением за всю историю сборной (не зря же его еще в бытность игроком прозвали Хитрым Михеем). Он практически освободил от оборонительных функций Хурцилаву, дав ему указание при малейшей возможности подключаться к атаке. Венгры были совершенно не готовы к такому ходу и на протяжении всего матча так и не смогли найти противодействие. Хурцилава один гол забил сам, а два других организовал – 3:0, и сборная СССР вышла в полуфинал. Но там уже ей пришлось обходиться без Муртаза.

Заканчивались 1960-е, с ними заканчивалась и золотая эпоха советского футбола. В 1970-е сборную ждала череда горьких разочарований. Но об этом речь еще впереди.

Партнеры журнала: