Максималист

Большой спорт №7-8(44) Июль - Август 2010
Дмитрий Маслов
О своем нынешнем отношении к «письму четырнадцати», жизни по окончании карьеры игрока и первенстве планеты в ЮАР Андрей Канчельскис рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В спорах о том, кто является сильнейшим игроком в новейшей истории российского футбола, имя Андрея Канчельскиса называется одним из первых. И неспроста. Уроженец Кировограда провел 18 сезонов на высшем уровне, побеждал в чемпионатах Англии и Шотландии и даже удостоился чести быть упомянутым в песне британской рок-группы Status Quo «Come on you, Reds» в числе величайших футболистов Manchester United в истории. Правда, на чемпионате мира легендарный полузащитник так и не сыграл, причем по собственной воле.

О своем нынешнем отношении к «письму четырнадцати», жизни по окончании карьеры игрока, проблемах российского футбола и первенстве планеты в ЮАР Андрей Канчельскис рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Насколько пристально вы следили за чемпионатом мира по футболу?

Турнир подобного уровня интересен всегда, и только глупец не согласится с таким утверждением. По мере возможности следил за ходом первенства. Там выступали футболисты высочайшего класса, тренеры исповедовали различные тактические схемы… Наблюдал за всеми командами, но прежде всего – за англичанами. Надеялся, что они обыграют немцев, думал, с приходом Фабио Капелло сборная начнет действовать более организованно и мобильно. А получилось не слишком удачно. Кроме британцев, симпатизировал испанцам и немцам, которые традиционно доходят на чемпионатах мира до полуфинала или финала. У Германии очень хорошая команда, много молодежи…

Согласны вы с тем, что отсутствие Михаэля Баллака благотворно сказалось на сборной Германии?

Без него команда более ровная, никто «не тянет одеяло на себя», Михаэль же порою действует эгоистично. Так что могу сказать: не повезло конкретно Баллаку, а сборной – наоборот.

Как вы считаете, велика ли роль случая в распределении мест на чемпионатах мира?

В целом да. Ошибки, в том числе судейские, всегда случаются. Уверен, надо вводить систему с пятью арбитрами – стоял бы на линии специальный человек, гол Фрэнка Лэмпарда в ворота сборной Германии был бы засчитан. Но сейчас, когда «поезд ушел», рассуждать поздно.

Вы думаете, что пять арбитров – это лучше, чем дать возможность судьям просматривать видеозапись спорных моментов?

Видеоповторы в футболе не нужны, а вот пять арбитров на матче должны присутствовать. В том числе в России, причем во всех дивизионах. В нашей стране любят оправдывать бредовые решения русской спецификой. Например, игру на искусственных полях, утверждая, что «у нас плохой климат». А разве в Германии, Швеции, Норвегии или Финляндии он лучше? Однако там поля натуральные, а сборная России проводит матчи на синтетическом газоне. Это позор. А потом требуем от национальной команды результата, ничего не сделав для его обеспечения.

А чем конкретно вам не нравятся искусственные газоны?

Всем. Главное, они травматичны. У игроков «летят» голеностопные, коленные суставы. Если бы синтетические поля были лучше, весь мир бы их постелил. Chelsea славился ужасным газоном, фактически футболисты играли на песке, но клуб нашел хороших агрономов и сделал идеальное поле. А мы стелим искусственные из-за лени и нежелания ухаживать за натуральными.

Вы явно максималист. К российской второй лиге, где выступает «Торпедо-ЗИЛ», подходите с теми же мерками, что и к Manchester United, Everton, Fiorentina?

Конечно, хочу, чтобы дело обстояло так, но в нашем футболе не будет подобных стандартов – по организации дела, полям, стади­онам. Думаю, не доживу до момента, когда можно будет сравнить. В России еще минимум лет 50 все надо приводить в порядок.

А если говорить о конкретно вашей работе? Пыта­е­тесь привнести в тренировочный процесс элементы, подсмотренные в бытность игроком европейских суперклубов?

Я сотрудничал со многими тренерами, кое-что заимствовал, но реализую и собственные идеи. Не могу сказать, что работаю по методике какого-то одного специалиста. Да и условия не позволяют. В России почти нет команд, в штате которых есть диетологи, – отсюда проблемы с организацией правильного питания. Нет хороших восстановительных центров. Отговорка простая: не хватает денег. Живем по старинке. Некоторые ветераны любят заявить: «У нас ничего не было, но мы побеждали, а вы требуете суперусловий». Времена изменились. Раньше игроков сплачивала идея, сейчас ее нет. Спеть всей командой государственный гимн – далеко не патриотизм. В мою бытность генеральным директором «Носты» ко мне подошел представитель ЛДПР и спросил: «Почему у вас гимн не звучит перед каждым матчем? Вы не патриоты?» Отвечаю: «Согласны исполнять его перед каждой встречей, но если только команда будет побеждать. Гарантируете подобный результат?» Патриотизм должен быть в сердце, причем с детства.

Нередко ставшие тренерами футболисты вашего поколения говорят, что нынешние игроки относятся к работе профессиональнее, чем их предшественники. Вы согласны с подобным утверждением?

Тогда мир был совершенно другим: неделями спортсмены жили на базах, не существовало ни DVD, ни компьютерных игр и нынешних развлечений. За счастье было собраться в хорошей компании, посидеть…

Я так ни разу и не сыграл на чемпионате мира, не испытал этого счастья, не проникся атмосферой такого турнира. Это действительно одна из самых больших ошибок в моей карьере. Теперь буду стремиться к тому, чтобы хотя бы один мой воспитанник поехал на мундиаль. А для начала заиграл в премьер-лиге. Но для этого нужно работать, работать и еще раз работать

Вы следите за тем, соблюдают ли игроки вашего клуба режим?

Это глупо. Если человек намерен напиться или уехать с базы, он всегда найдет способ. Главное, чтобы футболист понял, чего хочет, и добивался цели, не размениваясь на мелочи. На чемпионате мира в сборной Германии блистал Томас Мюллер, а ему 20 лет. Вот к чему надо стремиться. А в России 21-летний игрок – это «перспективный парень, у которого полно времени». Кто из выигравшей чемпионат Европы юношеской сборной России стабильно выступает хотя бы на уровне российской премьер-лиги? Ни один. А 90 процентов футболистов советской «молодежки», добившейся такого же успеха, уже тогда выступали в основных составах клубов высшей лиги, а некоторые были легионерами. Вот и я пытаюсь донести до ребят, что необходимо стремиться вверх, не останавливаться на достигнутом.

Значит, правильный настрой – едва ли не главное для того, чтобы стать классным футболистом?

Конечно, должен быть талант. Но не только он. Наша молодежь разучилась работать в полную силу на тренировках.

Возьмем конкретный пример. Денис Евсиков выступал за сборную России. Сейчас ему 29 лет, а играет во втором дивизионе за «Торпедо-ЗИЛ». В чем причина?

У меня нет претензий к человеческим качествам Дениса, однако в футбол должны играть здоровые люди. Когда спортсмен пропускает полтора года из-за проблем со здоровьем, ему нужен минимум год для того, чтобы прийти в себя. Евсиков склонен к травмам, недавно получил еще одну. В футболе же многое зависит от физических особенностей организма.

Есть ли в «Торпедо-ЗИЛ» футболисты, способные заиграть на уровне премьер-лиги?

Талантливые ребята имеются, но для того чтобы проявить себя, помимо усердия, необходимо везение: попасть в «свою» команду.

А работа главным тренером – это «ваше»?

Я только полгода занимаю должность и не могу однозначно ответить на этот вопрос. Предложение поступило – я его принял, хотя были и другие. Сейчас учусь в Высшей школе тренеров, набираюсь опыта, пытаюсь прогрессировать. В ВШТ очень хорошие специалисты, которые держат нас в «ежовых рукавицах». Ради учебы порой даже приходится пропускать тренировки клуба.

«Торпедо-ЗИЛ» сейчас лидирует в своей зоне второго дивизиона. Задача – выйти в первую лигу?

Занять первое место. Поэтому и тренируемся, проводим сборы, теоретические занятия. Найдутся ли у клуба средства на выступления в первом дивизионе, 
если завоюем туда путевку, – вопрос 
к руководству.

В бытность игроком вы чувствовали в себе задатки тренера, интерес к этой работе?

Тренерами хотят быть многие, но получается далеко не у всех – здесь важны человеческие качества и везение. Когда был спортсменом, думал не о том, что случится через много лет, а о том, как прогрессировать, выиграть следующий матч.

У вас есть паспорт Великобритании. Не было предложений о трудоустройстве в этой стране?

Я заканчивал карьеру футболиста в самарских «Крыльях Советов», после чего получил предложение стать генеральным директором новотроицкой «Носты», затем – от «Торпедо-ЗИЛ». Так сложилась жизнь. В Англии же сначала надо было бы учиться и только после этого искать работу.

А в какой стране вы бы предпочли жить?

В Великобритании или Италии, там люди более культурные, добрые, есть четкие законы. В России же мы слишком злые, масса дилетантов в футболе, законы не исполняются… Проблем много.

Как думаете, сможет совладать с российскими сборниками Дик Адвокат, под руководством которого вы выступали в шотландском Rangers?

В клубе футболисты постоянно под присмотром тренера, в сборной же за короткое время нужно найти подход к человеку, определить, в каком он физическом состоянии, не имеет ли психологических проблем. У меня лично от Адвоката осталось впечатление как о тренере-диктаторе, следящем за дисциплиной даже вне футбольного поля. Хотя за границей футболис­там не надо дополнительно рассказывать о необходимости соблюдать режим. Это в России постоянно напоминают о том, что нежелательно есть шаурму и обедать в McDonald’s… Так что думаю, российским футболистам и нужен тренер, выстраива­ющий общение в стиле Адвоката. К тому же Дик работал в «Зените», знаком с русским менталитетом и реалиями.

Значит, вы согласны с тем, что одной из причин поражения сборной России от словенцев стала чрезмерная мягкость Гуса Хиддинка по отношению к футболистам?

Если тренер доверяет игрокам, они должны платить ему той же монетой. Я удивляюсь, когда футболисты сейчас рассказывают о том, как им комфортно жилось при Хиддинке. Раз так, делайте все для того, чтобы еще десять лет играть под руководством Гуса, бейтесь на поле за него.

А как вы относитесь к Кодексу чести российского футбола?

Какой в нем смысл? Если я не поставлю свою подпись, значит, я нечестный? Во-первых, мне никто не предлагал подписывать этот документ, а во-вторых, не хочу участвовать в очередной показухе. У меня с агентом до сих пор нет договора, я платил ему комиссионные без бумаг: договорились, посмотрели друг другу в глаза, пожали руки, выполнили свои обязательства. Делами надо доказывать свою честность, а не пиариться.

Если представить, что вы стали президентом РФС. С чего бы начали реформы?

Сложно сказать. Все зависит от человеческого фактора, конкретных исполнителей. Порядочность, честность – если родители в детстве объяснили про такие качества, все отлично, а те, кого учили обманывать, так и будут поступать. Для нормализации ситуации надо, чтобы сменилось как минимум одно поколение. Помимо естественного процесса, требуются и некоторые силовые решения.

Вы отыграли на высшем уровне без малого 20 лет. Довольны тем, как сложилась карьера?

Все могло быть гораздо лучше. Где-то поленился, недоработал, не использовал потенциал на 100 процентов. В частности, можно было остаться в Manchester United, ведь имелся действующий контракт. Зато узнал футбольный мир, открыл много нового для себя, оказался в Италии. Хотя период выступления за Fiorentina – не лучший, всегда говорю: раз получил травму – значит, виноват сам. Тарибо Уэста и Джанлуку Пальюку, нанесших мне серьезные повреждения, не виню. Борис Игнатьев настоял, чтобы я вышел на поле в матче за сборную России с итальянцами, несмотря на плохую форму. Не получи я ту травму, может, и лучше бы сложились дела в чемпионате Италии. Сейчас четко знаю: в матче нужно участвовать, только будучи стопроцентно здоровым. Если есть проблемы – лучше пропустить встречу. Зрители приходят для того, чтобы увидеть, как футболисты бьются, полностью отдаются борьбе.

Вы подписали «письмо четырнадцати» с требованием отправить в отставку главного тренера сборной России Павла Садырина и назначить на его место Анатолия Бышовца, из-за чего не поехали на первенство планеты 1994 года. Не жалеете о своем решении?

А как вы думаете? Я так ни разу и не сыграл на чемпионате мира, не испытал этого счастья, не проникся атмосферой турнира. Это действительно одна из самых больших ошибок в моей карьере. Теперь буду стремиться к тому, чтобы хотя бы один мой воспитанник поехал на мундиаль. А для начала заиграл в премьер-лиге. Но для этого нужно работать, работать и еще раз работать.

Партнеры журнала: