Хочу играть

Большой спорт №7-8(44) Июль - Август 2010
Дмитрий Маслов
О перспективах реформирования чемпионата страны и собственной склонности к менеджерской деятельности Анатолий Каширов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Центровой Анатолий Каширов дебютировал в основном составе ЦСКА в 18-летнем возрасте, однако за четыре проведенных в армейском клубе сезона так и не смог выбраться из-за спин маститых ветеранов, появляясь на паркете от случая к случаю, За что и получил достаточно обидное прозвище «вечно перспективный». Минувшим летом баскетболист решил круто изменить свою жизнь и, разорвав контракт с ЦСКА, отправился за игровой практикой в Mitteldeutscher. В германском клубе Каширов с ходу стал одним из лидеров, сыграл в Матче звезд национального чемпионата и даже вызвал интерес Armani Jeans Olimpia Milano, в конечном итоге отдавшего предпочтение более опытному баскетболисту. На прогресс центрового обратил внимание и главный тренер сборной России Дэвид Блатт, пригласивший 23-летнего анатолия на первый сбор национальной команды.

О том, как ему игралось в Германии, отличиях бундеслиги от российского первенства, перспективах реформирования чемпионата страны и собственной склонности к менеджерской деятельности Анатолий Каширов рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В первоначально опубликованном списке приглашенных на первый сбор кандидатов в сборную России вас не было. Как же оказались в Новогорске?

Наверное, произошла какая-то накладка. Еще до официального объявления состава позвонил администратор национальной команды и заверил: Дэвид Блатт хочет меня видеть на сборе. И я заранее знал, что окажусь в составе. Перед «золотым» для России Евробаскетом-2007 я был включен в расширенный список кандидатов, но не получил приглашения на сборы. Так что впервые тренировался под руководством Блатта.

И насколько его стиль работы отличается от 
привычного для вас?

Каждый тренер особенный, имеет свои наработки, но в чем-то Дэвид похож на Этторе Мессину и Евгения Пашутина, с которыми я сотрудничал. У Блатта неординарные ответы на некоторые вопросы. За последний сезон я привык к несколько другим действиям, чем проповедует Блатт.

Визуально кажется, что вам не хватает мышечной массы. Это так?

Проблема действительно существует. Но я стараюсь, работаю над собой. По окончании сезона в течение полутора месяцев по пять дней в неделю ходил в тренажерный зал ЦСКА, занимался по программе, составленной именно для меня специалистом по физической подготовке Георгием Артемьевым. Конечно, могу прибавить в этом компоненте, но Шакилом О’Нилом все равно не стану. Поэтому надо брать другим: работать над броском, скоростью, перемещениями. Возможно, выгляжу не столь рельефно, но в борьбе под кольцом важно не то, штангу с каким весом ты можешь выжать от груди, а как двигаешься и держишь баланс.

В сборной России Блатт нередко предпочитает состав без ярко выраженного центрового…

Сейчас подобную тактику исповедуют многие тренеры, ратующие за универсальность. У Блатта скоростной стиль, Дэвид хочет, чтобы команда бежала, забивала, а тяжелый центровой – это замедление. И результат оправдывает выбор Блатта – все же именно с ним сборная России стала чемпионом Европы.

В течение нескольких лет вы почти не имели игровой практики в ЦСКА, хотя и зарабатывали там хорошие деньги. Что подвигло к смене обстановки?

Я не жалею о проведенных в ЦСКА сезонах – завоевал титулы, работал с лучшими в Европе специалистами. Но не удалось заслужить доверие Мессины, чтобы выходить на площадку в решающие моменты матчей и получать достаточное игровое время, да и последний сезон в России оказался скомканным. Поэтому стоило поехать в лигу более слабую, чем российская, чтобы стать лидером команды по очкам, подборам, приобрести новый опыт.

И что лучше – тренироваться под руководством Мессины или постоянно играть в клубе, возглавляемом менее квалифицированным специалистом?

В принципе наставники похожи по оценке технико-тактических действий, ожиданиям от команды. Мессина же знает массу нюансов, помогающих в игре, и акцентирует на них внимание. Огромное спасибо ему за то, что заложил во мне понимание этих тонкостей. Настало время развивать навыки в игре. Наверное, ближе к концу карьеры мне будет легче ответить на вопрос о том, что лучше.

ПБК ЦСКА сам предложил вам разорвать контракт перед минувшим сезоном?

Мне предлагали остаться в команде, тренироваться, быть тринадцатым-четырнадцатым в ростере и выступать по большей части за молодежный состав. Но я устал сидеть на скамейке запасных и махать полотенцем. Хотел доказать, прежде всего самому себе, что способен стать лидером. Мы с ЦСКА слишком поздно решили расстаться – это произошло в августе, когда у многих клубов уже были сформированы составы, поэтому спасибо агентам, сумевшим подыскать мне вариант. И он оказался для меня очень хорошим.

И как вам игралось в Mitteldeutscher?

Конечно, в Москве друзья, родители, но я ехал в Германию с супругой, в команде выступал Никита Харченков (гражданин Германии, сын чемпиона мира 1974 года в составе сборной СССР Александра Харченкова. – Ред. БС), которого знаю в течение многих лет. По сравнению с российским образ жизни, конечно, изменился: после тренировок хотелось подольше побыть дома. Старались с женой находить себе занятия: фильмы, книги, прогулки. Город Вайсенфельс, где мы жили, старый, там приятно погулять – свежий воздух, везде елки. К тому же я сейчас получаю второе высшее образование по специальности «менеджмент в игровых видах спорта» и поэтому много времени уделяю учебе.

А было ли в Германии что-либо, вам не понравившееся?

Ничего раздражающего не припоминаю. Команда молодая, средний возраст баскетболистов 23 года. Четыре немца, два серба, грузин, я, остальные – американцы. Все молодые и голодные до игры. Главному тренеру Бьорну Хармсену 27 лет, он очень хороший дипломат, умело сглаживает острые углы.

Сильно ли различается устройство баскетбольных лиг в России и Германии?

В Германии нет ограничений на легионеров, есть только правило, согласно которому в команде должно быть четыре немца, так что во многих клубах в матче играет по восемь американцев. Конечно, в немецком баскетболе меньше денег, чем в российском, испанском или итальянском, но именитые спортсмены есть. Например, Маркус Гори, известный по выступлениям за ЦСКА. За счет большого количества игроков США в Германии доминирует скоростной и атлетичный стиль игры. Приятно удивило и такое мероприятие, как All Star Weekend, в число участников которого мне посчастливилось попасть. Все как в NBA – ведущий, конкурсы, выступления музыкальных групп, присутствие талисманов команд. Настоящий праздник баскетбола. К тому же в Германии в сильнейшем дивизионе 18 клубов, а не 9, как было в прошлом сезоне в России. И уровень высокий – мы по разу обыграли лидеров: берлинский ALBA и EWE Baskets Oldenburg, а в полуфинал плей-офф не вышла ни одна из команд первой четверки регулярного чемпионата. Болельщиков на матчах больше, чем в России, – случаи, когда зал заполняется не полностью, крайне редки. Правда, арены, на которых выступают клубы, как правило, небольшие – от 2000 зрителей. Люди очень любят спорт – футбол, гандбол, волейбол, баскетбол. В Вайсенфельсе базируется чемпион Германии по флорболу, так и на матчах этого клуба хватает болельщиков. Возможно, это из-за отсутствия других развлечений – от нашего города до ближайшего кинотеатра 25 километров по автобану.

Клубы в Германии существуют в основном на деньги спонсоров?

Они стараются окупаться за счет продажи билетов, атрибутики, а также попкорна и хот-догов на матчах. Работе с болельщиками там уделяется большое внимание, мы часто ездили на различные мероприятия. Часть средств идет от спонсоров, а вот телевизионных трансляций немного. Как, впрочем, и в России. На баскетбол в Германии ходит много пожилых людей, ко мне обращались на улицах, подбадривали по-немецки и по-английски.

Следили ли вы в Германии за происходившим на родине?

Российского телевидения у меня не было, но благодаря Интернету узнавал все новости, следил за событиями в российском баскетболе.

Удивил ли вас судейский скандал?

Я – игрок, а размышлять на тему подковерных игр – дело руководителей. Но могу сказать, что за карьеру не сталкивался со случаями, когда команду, грубо говоря, «убивали». Непонятные свистки случались, но их можно было списать на человеческую ошибку.

Я считаю, что баскетболист должен пробиваться сам. Хотя какой-то лимит на легионеров все-таки нужен. Возможно, пять иностранцев в заявке – и правильное ограничение, другое дело, что пункт об обязательном нахождении на площадке двух россиян надо убрать. Конечно, мне, как российскому баскетболисту, такое ограничение на пользу. Однако если абстрагироваться от личных интересов и встать на позицию менеджера, очевидно: не будет хорошего продукта – не будет денег

Чего ожидают баскетболисты от создания новой российской лиги – смены вывески?

То, что лига будет управляться клубами, большой плюс. Они заинтересованы в получении максимальной выгоды для себя и болельщиков – и прежде всего в создании продукта, который станет покупать телевидение. К подобной схеме пришли в Италии, Испании, даже Евролига ULEB управляется Советом клубов, директор принимает только оперативные решения. К тому же председателем Совета новой лиги стал Андрей Ватутин – очень грамотный специалист. Думаю, команды смогут сделать так, чтобы впредь избежать скандалов, подобных случившемуся в мае.

Как вы относитесь к лимиту на легионеров? Ведь, по сути, именно из-за засилья иностранцев вы были вынуждены уехать в Германию.

Я считаю, что баскетболист должен пробиваться сам. Как Александр Каун, вытеснивший из стартовой пятерки Дмитрия Соколова и не пустивший в нее Попса Менса-Бонсу. С другой стороны, не должно быть так, как в Германии, где сами игроки в шутку называют турнир «американской баскетбольной бундеслигой». Какой-то лимит все-таки нужен. Возможно, пять иностранцев в заявке – и правильное решение, другое дело, что пункт об обязательном нахождении на площадке двух россиян нужно убрать. В то же время мне, как российскому баскетболисту, такое ограничение на пользу. Однако если абстрагироваться от личных интересов и встать на позицию менеджера, то очевидно: не будет хорошего продукта – не будет денег. Поэтому на первых порах это положение следует отменить.

Какие присущие германской баскетбольной лиге особенности вы хотели бы видеть в России?

Прежде всего, Матч звезд. Думаю, подобное шоу здорово бы подняло популярность баскетбола. Еще мне нравится, что у каждой немецкой команды есть талисман, заводящий публику. Причем это является обязательным даже для второго дивизиона. В остальном многое похоже – все перенимают друг у друга опыт.

Почему же тогда в Германии залы полные, а в России – полупустые? Плохой менеджмент или особенности национального характера, равнодушного к спорту?

О плохом менеджменте я бы не говорил: все стараются, проводят много рекламных акций, запускают специальные программы. А люди на баскетбол не идут. Возможно, Москва попросту перегружена развлекательными мероприятиями. Если же рассуждать о ЦСКА, то постоянные победы клуба «приелись» болельщикам – никто не хочет посещать матчи, где отсутствует интрига. Не исключено, что русский человек действительно в меньшей степени, чем американец или немец, увлечен спортом, но этот вопрос требует отдельного изучения.

Сейчас вы – свободный агент. По какому критерию будете выбирать будущий клуб?

На самом деле с клубом я уже определился – буду играть в Walter Tigers из города Тюбингена. Я сделал такой выбор, чтобы стать лидером команды, получать много игровых минут и быть ответственным за результат. Walter Tigers – середнячок лиги, поэтому для меня это как вызов – помочь им подняться выше, чем в прошлом году, и попасть в плей-офф.

А у вас когда-нибудь возникало желание завязать с баскетболом и попробовать себя в чем-либо еще?

Подобные идеи регулярно посещают меня на предсезонных сборах, когда приходится терпеть большие нагрузки. С другой стороны, я решил, что хочу быть профессиональным спортсменом, еще в 16-летнем возрасте, когда подписал первый контракт с ЦСКА. И баскетбол для меня по-прежнему на первом месте, хотя я и получаю второе высшее образование. Это мой бизнес – поддерживать себя в хорошей форме и выходить на площадку. Иногда действительно хочется надеть костюм, пойти в офис и отсидеть там с 9 до 18, понервничать на работе, как менеджеры. Но это так – размышления вслух.

Тренерская жилка в вас не проснулась?

Некоторые игроки с детства чувствуют, что хотят быть наставниками, у меня же такого ощущения нет. Тренерская работа неблагодарная – нервы, ненормированный рабочий день. Кроме того, надо быть в какой-то степени диктатором, а я не уверен, смогу ли. С другой стороны, у меня уже есть определенный опыт работы с разными специалистами, свои идеи, как должна выглядеть команда. Большое влияние на меня оказал Этторе Мессина, но мои собственные представления все же отличаются от его позиции. Правда, сейчас я игрок и потому их не высказываю. Не знаю, стану ли тренером, но в любом случае хочу, чтобы моя деятельность была связана со спортом. Для этого и изучаю «менеджмент в игровых видах спорта». Я знаю об устройстве баскетбольной команды, но не клуба. А меня тянет к организаторской деятельности.

Партнеры журнала: