Рулевой «Волги»

Большой спорт №5(52)
Андрей Супранович
О последствиях того повреждения, чемпионских годах в «Алании» и проблемах детского футбола в России Омари Тетрадзе рассказывает в интервью «Большому спорту».

Спокойный и улыбчивый Омари Тетрадзе излучает оптимизм даже после двух поражений «Волги». Бывший игрок сборной России, грузин с греческими корнями, встал у руля флагмана нижегородского футбола лишь год назад и с ходу вывел его в элиту, чего город-миллионник не видел долгих 10 лет. Тетрадзе с удовольствием говорит о «Волге», но с не меньшей радостью вспоминает собственную игроцкую карьеру, которая могла быть и успешнее, если бы не серьезная травма, оставившая Омари без игры на долгих два года.
О последствиях того повреждения, чемпионских годах в «Алании» и проблемах детского футбола в России Омари Тетрадзе рассказывает в интервью «Большому спорту».

Готовясь к интервью, случайно выяснил, что мог бы сегодня общаться не с Тетрадзе, а с неким Омари Осиповым.

Так вышло, что в юности я оказался вынужден сменить фамилию отца на фамилию бабушки, которая была грузинкой. Не секрет, что в тбилисском «Динамо» играли только грузины, другим было тяжело прорваться в команду, этого не скрывали. Мой отец собрал семейный совет, где и приняли решение о смене фамилии для блага моей карьеры.

Других путей в большой футбол не было?

Я вполне мог остаться Осиповым, если бы отправился играть в Россию. Но финансовое положение семьи не позволяло. Да и отпускать меня одного родители не были готовы, а отец точно не потянул бы такие расходы. Так я остался в Грузии и стал Тетрадзе.

Такая жертва не была замечена руководством грузинского футбола после распада СССР?

В суверенном грузинском первенстве я сыграл один сезон, потом принял решение попробовать силы в российском чемпионате и все это время ждал приглашения в сборную Грузии. Но оно не приходило, а ведь большинство футболистов к тому времени уже определились с тем, за какую национальную команду играть. Так что когда пришло предложение от России, долго не раздумывал и подписал контракт.

После трех лет в московском «Динамо» вы неожиданно перебрались в «Спартак-Аланию» из Владикавказа.

Вообще я собирался подписать контракт с московским «Спартаком». В «Аланию» меня звал Газзаев, предлагал большие деньги, но я выбрал москвичей. Пусть те предлагали меньшую зарплату, но зато можно было проверить себя в Лиге чемпионов. Так вот весь подготовительный период я занимался с красно-белыми, а затем пришло время подписать контракт. До начала межсезонной подготовки мне предложили приличную сумму, четырехкомнатную квартиру в центре и автомобиль Nissan. А через месяц приносят контракт на подпись, а там цифры другие, квартира двухкомнатная – в Домодедове, машина – Lada. Меня это очень задело. Никогда не требовал чего-то для себя, но считаю, если дал слово – держи. Вот я пришел к Романцеву и сказал: подписывать не буду. Он мне: «Что тебе не нравится? Возьми и подправь!» Но желание играть в «Спартаке» уже пропало. Я долго решался позвонить Газзаеву. Учитывая характер Валерия Георгиевича, который больше раза футболиста не приглашает, это и на самом деле было рисково.

Долго пришлось уговаривать?

К счастью, нет. Газзаев с пониманием отнесся к ситуации, и я сразу поехал подписывать контракт. В итоге в 1995-м мы обставили «Спартак» и стали чемпионами. Впрочем, я до сих пор считаю, что в 1996-м золотые медали тоже были наши. В таблице мы занимали первую позицию, красно-белые – вторую, а потом оказалось, что в регламенте появился какой-то «золотой матч». Откуда? Непонятно. Видимо, никто не хотел, чтобы «Алания» сохранила титул.

Затем начался легионерский этап карьеры, омраченный травмой. Хоть вы и мало поиграли в Roma, успели ощутить пропасть между российским и европейским футболом?

В первую очередь поразило отношение ко всему. В структуре Roma каждый, от дворника до президента, знает свое дело и не вмешивается в дела других. Можно сказать, что тот же дворник – сам себе президент. Инфраструктура тоже завораживающая, великолепные поля, на которых тренируются дети. И уже с малых лет у них полная экипировка, эквивалентная взрослой. Не то что у нас – ребята до определенного возраста играют в чем попало. Но самое главное – отношение самих футболистов. Объясню на примере Алдаира. Тому было 33 года, а он приезжал на тренировку за два часа. За это время переодевался, ходил к доктору, в тренажерный зал, разминался. Непосредственно к началу тренировки он уже был готов на все 100 процентов. Таким образом, занятие длилось всего час, в противовес нашим часу сорока. Все потому, что футболисты подъезжают к самому началу, и я много времени трачу на то, чтобы их размять.

После Италии вы отправились в Грецию, где прямиком попали в тамошнюю армию.

С Roma я расстался по собственной инициативе – хотелось играть, а не протирать лавку запасных после травмы. В Россию не звали, видимо, боялись приглашать игрока после длительного простоя. А PAOK поверил и позвал. Причем первые полгода я был готов играть почти бесплатно – за две тысячи долларов в месяц, лишь бы доказать, что я чего-то стою. Но меня не обидели, предложили хороший контракт. А греческий паспорт я получил еще в Италии, это было несложно, так как я грек. Но всем «новым эллинам» нужно отслужить три месяца в армии, никуда не деться. К счастью, мне пошли на уступки: ночевал в казарме, а на тренировки отпускали без проблем.

Карьера в российской сборной шла по восходящей – вы сыграли и на чемпионате мира, и на первенстве Европы. Кто знает, как бы дела пошли дальше, если бы не та злосчастная травма.

Что и говорить, знал бы, где упаду, – соломку бы подстелил. Играли с Люксембургом, командой достаточно жесткой, но повреждение получил сам, прямо на ровном месте. Потянулся за мячом, а колено не выдержало.

Нельзя сказать, что нынешнее поколение сборной России менее талантливо и одаренно, чем ваше. Почему же команде все дается со скрипом? Что изменилось за 15 лет?

Да, разница между моим и нынешним поколениями бросается в глаза. Не хочу говорить, что мы были лучше, но в наше время не знали таких зарплат, как сейчас. Другим был и подход к делу, молодежь проявляла больше уважения к старшим. Начинаешь валять дурака, так тебе по голове дадут – мог даже карьеру футболиста закончить. Сегодня же бросается в глаза расслабленность – игроки получают большие деньги. И проблема тут не в футболистах, а в самой системе. Посмотрите – через семь лет нам играть на домашнем чемпионате мира. Кто из нынешнего состава сборной сможет сыграть? Можно пересчитать по пальцам: Дзагоев, Акинфеев, может быть, Щенников. Молодых игроков, на кого можно опереться, у нас нет. Это большая проблема. Мы платим огромные деньги футболистам, а о достойной поддержке детско-юношеского спорта забываем. Вспомните, Колыванов с юношами выиграл чемпионат Европы пять лет назад. И где сейчас те футболисты? Кроме Сапеты, никто не заиграл.

Молодежь пытаются поддерживать с помощью регламента РФПЛ, который обязывает включать в заявку игрока, рожденного не раньше 1990 года.

Считаю, что силой навязывать тоже нельзя. Если молодой парень хочет, может и заслуживает играть, то ни один тренер его не обидит. В ЦСКА играют Дзагоев и Щенников, и армейцы не имеют проблем с регламентом. А давайте возьмем другие команды – кто там может сыграть? Да никто!

Мешает засилье легионеров?

Можно и так сказать. На сегодняшний день на поле выходят шесть «варягов». Сделайте лимит в четыре легионера, тогда будут играть семеро, получать опыт. С другой стороны, где же взять сейчас столько россиян? Это как поиск черной кошки в темной комнате: сколько ни ищи – не найдешь. Надо копать глубже, готовить молодую поросль. Будет достойная смена – будем меньше смотреть за кордон в поисках усиления.

Вы же тренер премьер-лиги – подайте пример самостоятельно.

Будем честными, у «Волги» в этом сезоне простая цель: остаться в премьер-лиге. Даже под такую приземленную задачу нужны исполнители. Я бы и рад решать ее с местными воспитанниками, да где же их взять? Приведите – поставлю в состав. Но нет таких!

Есть еще одна проблема: из-за лимита легионеров добротные российские игроки на вес золота, и те часто требуют непомерных зарплат.

Вы правы, это наша беда. Командам вроде «Волги» легче приобрести легионера, чем молодого россиянина, который «пылит» где-то в дубле. Российский паспорт сразу взвинчивает цену, а качество игры таких футболистов не всегда соответствует финансовым аппетитам. Честно скажу, я сторонник того, чтобы в составе были россияне. Но наш бюджет просто не потянет добротных местных игроков.

В межсезонье были прецеденты, когда вы хотели подписать игрока, но не сумели удовлетворить его запросы?

Не секрет, что мы старались брать свободных агентов, чтобы не платить денег за трансфер. Когда узнал о развале «Сатурна», сразу пришел к президенту Алексею Гойхману и сказал: хочу Немова, Иванова, Нахушева, Ангбву и Сапету. Отличные игроки, с которыми можно было решать иные задачи – «Волга» сразу стала бы одним из претендентов на «восьмерку». Президент задачу понял, начал договариваться, а потом пришел ко мне в ужасе – такие были запросы. «У нас четыре футболиста в сумме столько получают», – сказал он. Не буду называть фамилию, но 1,8 миллиона долларов в год – это перебор. Так мы никого из пяти и не взяли. Был еще разговор о Глушакове, который мог уйти из «Локомотива». Но и его требования мы также не смогли бы удовлетворить.

В СМИ часто отмечается, что в ваших командах играет много грузин. Так было и в «Анжи», так же и сейчас в «Волге».

Грузинский вопрос – самый больной для меня. Все думают: раз Тетрадзе из Грузии, значит тянет за собой своих соотечественников. Но ведь они же играют! «Волга» с Ходжавой и без него – две разные команды. Он, Марцваладзе, Саджая, Наваловский приглашались под задачу выхода в премьер-лигу, и все они оправдали доверие. В этом году пришел Салуквадзе – чемпион России. Вацадзе – игрок сборной Грузии, молодой. Взяли хоть одного Буратино? Нет. Так же и в «Анжи». Помните, на меня набросились на пресс-конференции? Я журналистам сразу говорю: что, мне Ходжаву убрать? Они говорят: нет, не трогайте Ходжаву. Ашветия? Хороший. Абрамидзе? Лучший на своей позиции. И так я перечислил всех футболистов, и оказалось, что все хороши по отдельности, а многие еще с российскими паспортами! Местных ребят нет, чтобы грузинских заменить, а о запросах других россиян мы уже поговорили. Тем более что Дагестан – сложный район, чтобы туда заманить, нужно сделать щедрое предложение.

Грузинский вопрос – самый больной для меня. Все думают: раз Тетрадзе из Грузии, значит тянет за собой своих соотечественников. Но ведь они же играют! «Волга» с Ходжавой и без него – две разные команды. Он, Марцваладзе, Саджая, Наваловский приглашались под задачу выхода в премьер-лигу, и все они оправдали доверие

Помимо грузинского пополнения, «Волга» привлекла внимание приобретением воспитанника Barcelona Марка Кросаса.

Наш селекционный отдел давно положил на него глаз, мы торговались с Celtic с января. И не пожалели, что пришли к соглашению. На старте чемпионата он один из лучших, пара Плешан – Кросас вполне удовлетворяет. У Марка отличное мышление, культура паса, сразу видно, какую школу прошел.

Президент вас поддерживает?

В целом да, у нас нормальные рабочие отношения. Все решения принимаем совместно и легко можем убедить друг друга в собственной правоте, никто не тянет одеяло на себя. Если мои тренерские «капризы» можно исполнить, Алексей Леонидович никогда не откажет. Если финансы не позволят – ничего не поделаешь, придется поумерить аппетиты. Радует, что Гойхман отлично разбирается в футболе, может объективно оценить силу игрока.

Уже набили оскомину дебаты по поводу перехода на систему «осень–весна». Как вы относитесь к этому?

У меня смешанные чувства. Получается, что все наши неудачи в еврокубках мы свалили на систему «весна–осень» и в одночасье все поменяли, затеяли эксперимент. Ну а что мне сделать? Я профессиональный тренер, мое дело работать. А вот о болельщиках стоило подумать. Вот ко мне приехал друг, чтобы поболеть за «Волгу» и меня. Он хочет видеть хороший футбол, а не цирк в грязи. У нас ведь какая проблема? Плохие поля и плохие стадионы. Футболистам тяжело играть на плохом газоне, а болельщику не в радость приходить на трибуны и мерзнуть. Один раз пришел, два – подхватил температуру. И в следующий раз уже фанат сядет перед телевизором с пивом и воблой, а не отправится на наш «Локомотив». Наверное, все же поторопились, надо было подождать год-два, подтянуть инфраструктуру, а потом уже переходить на «осень–весну».

Да и легионеры в нашем климате замерзают. Холода – главная причина неадаптации африканцев и других теплолюбивых наций.

Не думаю, что в этом дело. Задайте себе другой вопрос: почему в Европе они не ведут себя так по-хамски, как в России? Для того чтобы быть успешным здесь, надо уважать страну и обычаи русского народа. Я это всегда говорю всем своим грузинам, и тех, кто не согласен, в команду не беру. Но, к сожалению, больше половины легионеров РФПЛ не выкладываются по полной. Они подписали баснословный контракт и считают, что будут получать зарплату в любом случае, вне зависимости от результата и работы на тренировках. Выходит, мы, россияне, платим им, молодым иностранцам, пенсию, причем очень хорошую! Надо в контракт включать побольше штрафных санкций, чтобы не было такой игры спустя рукава. Мы в «Волге» уже пошли по такому пути, прописали штрафы за нарушения режима. Да, игроков можно понять, но не всегда стоит прощать.

Есть и оборотная сторона медали – дело Никезича.

К футболистам надо относиться с уважением. Если бы не они, не было бы ни президентов, ни тренеров. Мы зарабатываем деньги благодаря игрокам и должны работать на них. Должно быть взаимоуважение. Если футболист не устраивает, необходимо искать общий язык, расстаться по-человечески. Что до «Кубани», то я не знаю, что там случилось, были ли угрозы. Но верится с трудом, все обвинения Никезича еще доказать надо. Помните Бранко, на которого Тетрадзе якобы с пистолетом бросался? Я вам прямо скажу: Бранко – интриган! На ровном месте придумывает конфликт. Есть такие люди, ничего не поделаешь. Но с большинством футболистов можно вести диалог.

Будем честными, у «Волги» в этом сезоне простая цель: остаться в премьер-лиге. Даже под такую приземленную задачу нужны исполнители. Я бы и рад решать ее с местными воспитанниками, да где же их взять? Приведите – поставлю в состав. Но нет таких!

В российском футболе три беды: поля, футболисты и судьи. Часто страдаете от ошибок арбитров?

Ошибки всегда были, есть и будут. Но никогда не ясно, человек допустил промах случайно или намеренно. В целом же судейство в премьер-лиге соответствует уровню турнира. Не знаю, как дальше будут судиться матчи «Волги», но пока меня все удовлетворяет. Иностранные арбитры? Они не спасут. Нашим болельщикам только волю дай покричать про то, что судья куплен. И национальность роли не играет. Почему мы всегда смотрим на Запад как на панацею? Создайте условия нашим арбитрам, и они будут судить лучше, чем в Европе. Неужели там нет ошибок и скандалов? Полно! Только европейский болельщик не сваливает все на продажность, а понимает, что виной тому – человеческий фактор.

Напоследок пару слов о вашем дебюте в премьер-лиге. Выведя «Анжи» в высший дивизион, вы уволились с тренерского поста после первого же матча. СМИ писали, что это из-за нежелания участвовать в договорных матчах.

В прессе писали, мягко говоря, ерунду. У меня были личные причины для ухода, не хочу их озвучивать. Я очень благодарен дагестанскому клубу и Магомед-Султану Магомедову, который поверил в меня и дал широкие полномочия для управления командой. Когда я впервые пришел на тренировку, то ужаснулся. Шесть мячей, причем все – черные, стоек нет, фишек нет, манишек нет. Но Магомед-Султан Байболатович сразу вошел в мое положение, все необходимое предоставил. И мы стали работать над задачей выхода в премьер-лигу. И решили ее! А когда я захотел уйти, президент не стал удерживать, понял меня, хотя и говорил: «Омари, ты не прав».

Нынешний «Анжи» – не чета вашему. Дагестанская команда – своеобразный клуб трех «Б» – «бабки», бразильцы и база в Раменском. Как относитесь к таким изменениям?

Вместе с Сулейманом Керимовым в команду пришли большие деньги, поэтому перемены не могли не настать. Теперь это уже другой клуб, который может себе позволить платить одному игроку столько, сколько раньше платил всей команде. База в Махачкале есть своя, поэтому решение тренироваться в Раменском мне немного непонятно, но это «каприз» Керимова, ему виднее. Наверное, есть в этом какие-то свои плюсы.

В России проживает 140 миллионов человек. И что, мы не можем набрать 20 футболистов, пять нападающих? Это смешно! Не нужен нам никакой Веллитон! Мы же кучу денег тратим на трансферы. Давайте часть отправим в ДЮСШ, тогда решатся проблемы с игроками

Будь вы тренером «Анжи», вы бы взяли в команду 37-летнего игрока на огромную зарплату?

Вы на Роберто Карлоса намекаете? Ну, во-первых, я тренер «Волги», а не «Анжи». В «Волгу» не позвал бы, а для Дагестана приезд чемпиона мира – отличный PR-ход для болельщиков. Так что для Керимова это было очень грамотным решением, пусть это и не тот Карлос, который блистал в Real.

Бразильцы уже стучатся в двери сборной России. Как вы относитесь к натурализации Веллитона?

Я так скажу. В Российской Федерации проживает 140 миллионов человек. И что, мы не можем набрать 20 футболистов, пять нападающих? Это смешно! Не нужен нам никакой Веллитон! Мы же кучу денег тратим на трансферы. Давайте часть отправим в ДЮСШ, тогда решатся проблемы с игроками. Повысим детским тренерам зарплату, введем систему поощрений. Стал игрок профессионалом – получи премию. Тогда и наставники будут работать с большей самоотдачей.

Партнеры журнала: