Классика жанра

Большой спорт №5(52)
Борис Ходоровский
Чуть больше года продолжается в российском футболе эпоха правления Сергея Фурсенко. Взгляд на реформы Фурсенко (деяния брата, занимающегося подобным в сфере образования, оставим за кадром) навевает аналогии с классическими литературными произведениями.

Чуть больше года продолжается в российском футболе эпоха правления Сергея Фурсенко. Последний президент РФС, вне всяких сомнений, войдет в историю отечественного спорта как революционер и реформатор. И как подобает большинству революционеров и реформаторов, он действует по принципу: главное – ввязаться в бой, а там уж и успех прийти может. Взгляд на реформы Фурсенко (деяния брата, занимающегося подобным в сфере образования, оставим за кадром) навевает аналогии с классическими литературными произведениями.

На стезю футбольного функционера Николай Толстых вступил еще в эпоху, имену­емую застоем. В самые трудные для отечественного футбола времена, в начале 1990-х, Толстых стоял у истоков по-настоящему профессиональной лиги. Настолько профессиональной, насколько это было возможно в российских реалиях тех лет.

Герой не нашего времени

Не стоит идеализировать фигуру теперь уже экс-президента канувшей в Лету ПФЛ. Случались в биографии Толстых еще в бытность его боссом московского «Динамо» и конфликты с тренерами, включая великого Константина Бескова, и не красящий его эпизод с приглашением краснодарского судьи Юрия Чеботарева заглянуть в раздевалку «посмотреть в глаза ребятам». Вышел оттуда рефери с явными следами побоев на лице и после этого еще долго не привлекался к обслуживанию матчей высшего дивизиона.

Толстых в качестве президента ПФЛ был авторитарен и старался не допускать инакомыслия в рядах своей организации. Самый громкий конфликт разгорелся в 2005-м, когда с выборов главы лиги сняли за день до голосования президента ПФЛ Владимира Бауэра. Сам Толстых несколько раз бросал перчатку на выборах президента РФС «политическим тяжеловесам» Вячеславу Колоскову и Виталию Мутко без всяких шансов на успех. С Сергеем Фурсенко в феврале 2010-го президент ПФЛ даже не пытался конкурировать, понимая всю безнадежность этого шага в условиях российской футбольной демократии.

При этом и Колосков, и Мутко ценили профессионализм, фантастическую работоспособность и личную скромность президента ПФЛ. Он пытался в меру своих возможностей и полномочий разгрести авгиевы конюшни первого и второго дивизионов, не имея даже жалких крох с телевизионных контрактов и прочих спонсорских подаяний. В бытность президентом РФС Мутко отмечал, что Толстых готов курировать более масштабные проекты, чем ПФЛ, в ранге вице-президента Российского футбольного союза. В команде Фурсенко места многоопытному функционеру не нашлось. Сначала Толстых ненавязчиво убрали с поста руководителя Палаты по разрешению споров РФС, заменив на не знакомого со многими нюансами футбольной жизни юриста Кантемира Гусова.

«Каким бы принципиальным и даже жестким на этом посту ни был Толстых, он действовал исключительно в правовом поле, – прокомментировал эту кадровую перестановку почетный президент РФС Колосков. – Никогда Толстых не шел на сомнительные компромиссы и не думал о конъюнктуре. Гусов же – блестящий юрист, который может подвести правильную трактовку как под справедливое, так и под несправедливое решение».

Закончив карьеру игрока в 27-летнем возрасте из-за травмы, Николай Толстых сразу стал чиновником, заняв должность начальника отдела футбола и хоккея Московского городского совета «Динамо». В 1990 году назначен генеральным директором ФК «Динамо», которым руководил до 2002 года, а с 1992 по 2010 год возглавлял ПФЛ

В чем недавно была возможность убедиться при рассмотрении протеста «Локомотива» на участие в матче с «Ростовом» заявленных с нарушением регламента экс-футболистов «Спартака». Блестящий юрист Гусов все объяснил как нужно.

Отставкой Толстых с поста руководителя Палаты по разрешению споров его опала не ограничилась. Найдя юридические зацепки, Фурсенко просто ликвидировал ПФЛ. Вариант с возможностью устранить замечания, связанные с не отвечающей требованиям закона регистрацией лиги, даже не рассматривался. ПФЛ вместе с ее руководителем была ликвидирована. Произошло это после того, как Толстых оказался единственным среди высокопоставленных функционеров, осмелившимся усомниться в своевременности перехода на систему «осень–весна».

Принципиально против этого глава ПФЛ не возражал, но отмечал, что цена вопроса не 9 миллиардов рублей, как уверял Фурсенко, а 64, и к тому же, в отличие от премьер-лиги, первый и особенно второй дивизионы не готовы к столь революционному шагу здесь и сейчас. Многое говорит о том, что в доводах Толстых было рациональное зерно. В зоне «Запад» второго дивизиона половина команд вынуждены проводить стартовые матчи нового, переходного, сезона без зрителей на нейтральных полях.

Только Фурсенко не стал дискутировать с Толстых, а у президента ПФЛ не хватило ресурсов да и желания бороться с системой. По сути дела, его предали соратники и единомышленники, позаботившиеся о собственном трансфере в ФНЛ. Парадокс Толстых заключается еще и в том, что, будучи кристально честным человеком (до сих пор живет в двухкомнатной квартире, полученной в бытность футболистом «Динамо») и бескомпромиссным борцом с нарушениями футбольной законности, он на протяжении многих лет руководил лигой, где результаты были предсказуемы, а качество игры и самого зрелища снижалось с каждым сезоном. Вот такой, характерный для нашей эпохи казус.

После отставки с двух ключевых постов в российском футболе Толстых оказался не востребован даже на уровне клуба второго дивизиона. Герой не нашего времени.

Никола Никезич как зеркало российского футбола

Зато весьма востребованной фигурой в нынешней структуре РФС является председатель комитета по этике Алу Алханов.

Возглавляемая им структура постоянно находится в центре внимания. Широкий резонанс вызвало рассмотрение дела Николы Никезича.
Черногорский легионер «Кубани» после выхода краснодарской команды в премьер-лигу оказался не нужен тренерскому штабу. Такое случается в футболе сплошь и рядом. Прийти к компромиссу и договориться о варианте с арендой стороны не смогли. Сам Никезич ни за что не хотел расставаться с полюбившимся ему южным городом и кубанскими болельщиками без предусмот­ренной контрактом финансовой компенсации в размере 265 тысяч долларов.

«Кубань» же не хотела создавать дополнительные бреши в бюджете, и, по версии Никезича, несколько крепких парней, заведя его в тренерскую, заставили подписать соглашение о расторжении контракта без всякой компенсации, избивая и угрожая огнестрельным оружием. Уехав на родину, черногорец обратился через Интернет к президенту РФС Фурсенко с требованием наказать угрожавших ему супостатов и выплатить неустойку.

Рассмотрение дела в комитете по этике, куда оно было передано, продемонстрировало всю противоречивость российских футбольных законов. К разбирательству подключили правоохранительные органы Краснодарского края, в прессе историю немедленно окрестили «футбольной Кущевкой», а из членов комитета по этике сформировали «тройку», которой поручили провести собственное разбирательство.

Вердикт, вынесенный по этому делу, оказался уникальным. Фактов насильственных действий в отношении Никезича не выявили, но деньги футболисту заплатили, спортивного директора «Кубани» Сергея Доронченко и тренера команды Николая Хлыстунова отстранили от любой связанной с футболом деятельности, а краснодарский клуб оштрафовали на два миллиона рублей… за неправильное расторжение контракта.

Сам Никезич уже не хочет вскрывать нарывы в российском футболе и, опять-таки через Интернет, пожелал всяческих успехов «Кубани». Причитающуюся ему неустойку он получил в полном объеме. Только вряд ли черногорец сумел бы этого добиться, не будь он членом зарубежного профсоюза футболистов, признанного FIFA и UEFA.

Во многом благодаря этому обстоятельству на защиту игрока грудью встал российский профсоюз, возглавляемый Владимиром Леонченко. Его представители сразу же нашли множество обстоятельств, которые подтверждали не подтвержденную затем правоохранительными органами и комитетом по этике РФС версию Никезича. Ему, как и еще одному экс-легионеру «Кубани» Сретену Сретеновичу, повезло.

Российским же футболистам приходится в подобных ситуациях намного сложнее. Экс-защитник «КАМАЗа» Александр Куканос, попробовавший обратиться с таким же, как у Никезича, иском в ведомство Алханова, был отфутболен в Палату по разрешению трудовых споров. Да и на проф­союз Леонченко руководители РФС сейчас ищут компромат и собираются иметь дело с другим профессиональным объединением, более покладистым и не доводящим дело до скандалов, негативно сказывающихся на имидже российского футбола.

Хижина дяди Боба

Отфутболили из комитета по этике в контрольно-дисциплинарный комитет и «банановое» дело. Оно никогда бы не получило столь громкого резонанса, если бы фотокорреспондент оперативно не выложил в Интернет снимок, на котором питерский фанат протягивал очищенный банан капитану «Анжи» Роберто Карлосу в момент поднятия государственного флага России по случаю первого матча на «Петровском».

Представители «Зенита» назвали эту выходку провокацией, но ведь совершил поступок, скорее всего по глупости и непониманию сути происходящего, именно болельщик питерского клуба. Флагшток был установлен напротив фанатского «виража», куда чужие не попадают. Только после того как «банановое» дело получило широкий резонанс не только в России, но и за рубежом, последовали действия. Оперативно нашли фаната, пообещали его примерно наказать, но никто не удосужился объяснить парню необходимость публично извиниться перед чемпионом мира 2002 года. В этом случае нужно было бы себя идентифицировать, а так ведь можно дождаться, пока первая волна возмущения схлынет, а затем спокойно посещать матчи любимой команды по льготным ценам и продолжать пакостить из-за спин других.

Ведь те, кто вывесил оскорбительный для всех истинных поклонников футбола баннер про великого вратаря Льва Яшина, продолжают спокойно ходить на «Петровский» и в фанатской среде даже чувствуют себя героями. Тогда «Зенит» наказали проведением матча без зрителей, сейчас ограничились штрафом в 300 тысяч рублей.

Лучано Спаллетти признался, что полностью адаптировался к российской действительности и не испытывает проблем: «Мне в жизни приходилось и под мостом спать. И после этого вы думаете, что мне тяжело путешествовать и останавливаться в отеле в Грозном?! Мне нравится быть тренером “Зенита”»

Председатель КДК Владимир Катков с пылом и жаром уверял общественность, что 20 тысяч истинных болельщиков не должны страдать из-за выходки одного человека. Он даже проводил аналогии с баннером с благодарностью поклонников «Локомотива» купившему Питера Одемвингие английскому West Bromwich. Мол, плакатик-то был безобидный, ироничный, соответствующий менталитету российского болельщика. После этого мы еще удивляемся, что периодически наш футбол на Западе считают зараженным бациллой расизма, а многие темнокожие звезды не хотят ехать в «Зенит» или «Динамо», даже если им предлагают контракты выше, чем в Англии, Германии или Испании.

Роберто Карлос знал, куда ехал. Он не стал обращаться с заявлением в полицию, без чего какие-то меры в отношении даже выявленного усилиями службы безопасности «Зенита» супостата применить нельзя. Капитан «Анжи» прекрасно понимает, что за 15 миллионов долларов, которые он получит за один переходный сезон в России, можно потерпеть и проявления местного менталитета. Ведь банан может и в Лондоне подвыпивший немецкий турист темнокожему бразильцу протянуть, как это случилось на товарищеском матче с шотландцами, а вот Bentley стоимостью 2 миллиона долларов ему может подарить ко дню рождения только босс дагестанской команды Сулейман Керимов.

Вечера на хуторе близ Таганки

В наследство от прежнего президента РФС Сергею Фурсенко достался Дом футбола на Таганке. Принимая дела у Вячеслава Колоскова, сам Виталий Мутко долго не мог разобраться, куда ушли деньги на его стро­ительство и почему на престижный офис претендует кто угодно, только не футбольные структуры. Отвоевал нынешний министр спорта роскошный особняк для футболистов.

Сейчас в нем кипит работа. Заседают комитеты и департаменты РФС, отдельные кабинеты выделены голландским специалистам, без которых наш футбол не поднимется на новые вершины. Ведь президент Фурсенко пообещал, что в 2018 году наша сборная станет чемпионом мира. Президентское же слово в России – закон.

Для успешного решения этой задачи был «усовершенствован» регламент проведения чемпионата страны. В него включен пункт об обязательном внесении в протокол встречи одного «доморощенного» игрока. Таковым считается гражданин России не старше 20 лет, потенциальный чемпион мира-2018. За нарушение этого правила предусмотрен не только штраф 200 тысяч рублей, но и присуждение технического поражения.

Кто именно внес такую запись в регламент, выяснить так и не удалось, но логики в нем не просматривается. Ну посидит паренек с российским паспортом на лавке рядом с не попавшими в основу легионерами, послушает комментарии относительно судейства, вскочит, когда его команда забьет гол или в ее ворота будет назначен пенальти, – и что, он после этого станет выступать, как Роберто Карлос на мундиале 2002 года?

В чемпионате СССР действовало положение даже о двух «доморощенных» игроках, но во второй лиге и с обязательным выходом ребят на поле. Это помогло быстро раскрыться многим будущим звездам российского футбола, которые прогрессировали в суровой мужской компании. В нынешней редакции этот пункт выглядит бессмысленным и беспощадным. Это наглядно продемонстрировал «Зенит», столь элегантным образом проигравший на родном стадионе ЦСКА. Итальянский тренер Лучано Спаллетти, отводя подозрения от боссов, кричит на каждом углу, что знать не знал и ведать не ведал о возможном техническом поражении. Думал, что ограничится штрафом, который, как постоянно подчеркивает, заплатил из собственного кармана. При зарплате четыре миллиона евро семь с половиной тысяч не жалко отдать, чтобы микроклимат в команде сохранялся.

Разговоры о том, что за матч с армейцами полагались повышенные премиальные, которыми зенитовские «старики» не захотели поделиться даже с одним молодым (со времен Дика Адвоката в питерском клубе поощряются все заявленные на игру футболисты), Спаллетти пресек на корню. Разочарованным болельщикам продали на кубковый матч с армейцами билеты с 50-процентной скидкой. Не позаботившийся о соблюдении пункта о «доморощенном» футболисте начальник команды Владислав Радимов переведен простым тренером в дубль.

Внесший же в регламент судьбоносную поправку чиновник РФС так до сих пор и не идентифицирован. Наверняка премию получит из средств, добытых за счет наложенных на клубы и лично на Лучано Спаллетти штрафов комитетом по этике, КДК и прочими подразделениями ведомства Сергея Фурсенко. В регламент пункт о том, что эти деньги делят между собой РФС и РФПЛ, заблаговременно внесли. Хорошо живут на хуторе близ Таганки!

Партнеры журнала: