Летучий американец

Большой спорт №5(52)
Дмитрий Соловьев
Многократный победитель X-Games и других всевозможных экстремальных соревнований, прославленный мотокроссмен, успешный раллийный гонщик, основатель мотофристайла и первый человек, выполнивший двойное сальто на мотоцикле. Сегодня Трэвис Пастрана – безусловно, легенда мирового экстрима, являющий собой совершенно новое поколение спортсменов, каждое выступление которых – это, по сути, смертельный риск.

Многократный победитель X-Games и других всевозможных экстремальных соревнований, прославленный мотокроссмен, успешный раллийный гонщик, основатель мотофристайла и первый человек, выполнивший двойное сальто на мотоцикле. Сегодня Трэвис Пастрана – безусловно, легенда мирового экстрима, являющий собой совершенно новое поколение спортсменов, каждое выступление которых – это, по сути, смертельный риск.
О том, каким достижением в своей спортивной карьере он гордится больше всего и как настраивает себя перед выполнением опасных трюков, Трэвис Пастрана рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

На канале Extreme Sports Channel стартовала серия программ «Герои X-Games», где вы стали одним из участников, олицетворяющих собой легенды мирового экстрима. О чем вы рассказываете в этой программе?

В основном о том, как я шел к своим достижениям. Каким трудом доставались мне каждая победа и каждый трюк. Чтобы чего-то добиться в жизни – не важно, в спорте или в другой области, – необходимо прикладывать максимум усилий, не сидеть на месте и не мечтать о громком успехе, а работать и еще раз работать. Бороться с самим собой, преодолевая свои слабости. Вот об этом я и рассказываю.

Сегодня вы – один из самых известных участников соревнований по мотокроссу. Почему в свое время выбрали именно этот вид?

Мне нравится свобода творчества, присущая мотоспорту. В этом виде всегда есть что-то новое, чему можно поучиться. Здесь ты постоянно бросаешь вызов самому себе.

Говоря о вашей спортивной карьере, чем вы гордитесь прежде всего?

Если рассуждать о каких-то объективных достижениях, отмеченных призами, то в 15 лет я выиграл X-Games, в 16 лет – Outdoor National Championship и Nations. Тогда сделать двойной бэкфлип считалось суперкруто, и я действительно был очень горд. Но вообще, самое большое достижение для меня – быть тем, кто я есть, и там, где я есть сейчас. Получается, что моментов для гордости довольно много, но не потому, что я такой уж титулованный. В основном радует, что у меня есть возможность заниматься интересными вещами, тем, чем я занимаюсь всю жизнь. В детстве, когда ты катаешься с друзьями, с одной стороны, мечтаешь стать чемпи­оном. С другой же – просто хочешь весело проводить время. Теперь это стало моей работой, и я горжусь тем, что могу путешествовать по миру и просыпаться каждое утро, понимая, что занимаюсь любимым делом.

Помимо мотокросса и автогонок, вы еще ката­етесь на BMX?

Да, и это доставляет огромное удовольствие. Хотя не люблю BMX-гонки, мое хобби – прыжки на дертах, трамплинах из земли. Уважаю флэтленд, но сам пробовать не хочу. А еще обожаю парашютный спорт – у меня несколько сотен прыжков с парашютом и порядка пяти бейс-прыжков.

Пожалуй, вы отметились во всех экстремальных дисциплинах. И что дальше?

Автомобили. Занимаясь мотоспортом, я заработал немало травм, поэтому четырехколесные средства передвижения для меня намного безопаснее. Именно они сейчас в приоритете. Надо сказать, и здесь у меня выходит неплохо – четыре года подряд я победитель North American Rally Championship.

Еще я активно занимаюсь продюсированием, нравится писать сценарии и выпускать фильмы.

То есть, по вашей оценке, автомобильный спорт не слишком-то и травматичен?

Для меня однозначно нет. Ралли очень похоже на мотокросс, только без сломанных конечностей и торчащих костей. Хотя, конечно, если автомобиль перевернется на скорости 180 км/ч и прокрутится около 9–10 раз, без травм не обойтись.

Но все же не только травмы стали причиной вашего перехода в автоспорт?

Честно говоря, мне всегда интересно пробовать что-то новое. За рулем я давно – было время сравнить и мотоцикл, и машину. Между прочим, на гоночном треке находить баланс на четырех колесах тоже непросто! Для меня гонки на автомобилях – новый вызов и еще один шанс добиться поставленных целей.

Как и многие спортсмены-экстремалы, вы также не избежали травм. Как вы вообще относитесь к постоянным проблемам с собственным телом?

В экстремальных видах спорта травмы – обычное дело. Но для меня ценность победы настолько велика, что возможность получения увечья не сравнится с ней! У спортсменов-экстремалов есть такая поговорка: проснулся утром и у тебя ничего не болит – значит, наверное, ты занимаешься не тем спортом.

Вы совсем забросили мотоциклы или все же посвящаете им свободное время?

Это разные вещи. Автомобили – новая для меня сфера, мотоциклы – то, чем я занимался с четырех лет. Так что я их никогда не брошу, так как прежде всего просто получаю от катания огромное удовольствие.

Тот двойной бэкфлип (двойное сальто назад), который вы исполнили в 2006 году, до сих пор вызывает бурю эмоций и считается величайшим достижением в вашей карьере. Расскажите, как вы работали над этим трюком?

Сначала, как это обычно делается, прыгал на BMX. Затем перешел на маленький мотоцикл и только потом – на обычный байк. И в каждом случае первоначальные тренировки проходили на трамплине с приземлением в воду – мы работали над бэкфлипом на океанском заливе недалеко от дома. У меня в карьере было много классных трюков, но двойной бэкфлип – действительно самый уникальный. С такой энергетикой зрителей, как тогда на стадионе, я больше никогда не встречался.

Вас считают основателем мотофристайла. Не ощущаете ли на этом фоне некоего давления и своего рода обязанности быть в этом виде спорта только первым?

Мне кажется, что подобное давление люди придумывают сами. Так как я уже наметил себе новую сферу деятельности – автогонки, в мотофристайле больше не ставлю запредельных задач и даже не стремлюсь выиграть все соревнования, в которых участвую. Ну не буду первым – стану третьим, пятым… Подумаешь! И потом, каждый год во фристайле появляются молодые талантливые ребята. Они готовы на многое, если не на все, а я вот уже не решусь на еще один двойной бэкфлип. Ведь если неудачно приземлюсь, на карьере можно будет ставить крест. Так что сейчас сосредоточен на автогонках – тем более что там у меня подписан хороший контракт. А для фристайл-мотокросса я сделал все что мог.

Верите ли вы, как многие экстремальные спорт­­с­мены, в приметы?

Честно говоря, я не суеверный человек. У меня нет никаких примет или обрядов, которые соблюдаю перед выступлением. Но дело в том, что мы принимаем участие в достаточно опасных для жизни выступлениях, и это, конечно, очень рискованно. В таких случаях уже не важно, суеверный ты или верующий, – все равно перед тем, как выйти на трек, практически каждый из нас готов в душе сказать: «Боже, не знаю, существуешь ты на самом деле или нет, но если да – то помоги мне, пожалуйста!»

Следят ли близкие за вашими выступлениями на соревнованиях?

Да. Мама, конечно, всегда переживает. Она ездит на большинство моих выступлений – вот только в Европу выбирается не всегда. Мама знает, что я стараюсь перешагнуть границу своих возможностей, постоянно двигаюсь вперед. Но не беспокоится по этому поводу – я давно катаюсь и знаю, что трюк может получиться пять раз подряд, а вот на шестой – не удастся. Главное в этот момент – вовремя остановиться, чтобы не допустить травмы. Правда, во время выступлений на X-Games это иногда бывает невозможно, поэтому мама особенно их не любит.

В экстремальных видах спорта травмы – обычное дело. Но для меня ценность победы настолько велика, что возможность получения увечья не может с ней сравниться. У спортсменов-экстремалов есть такая поговорка: проснулся утром и у тебя ничего не болит – значит, наверное, ты занимаешься не тем спортом

Чем вы занимаетесь в свободное от выступлений и тренировок время?

Для меня не существует понятия свободного времени. Я привык много работать. Что-то вроде отпуска случается только тогда, когда получаю очередную травму. И я к этому уже привык – ну что ж, перелом так перелом, придется отдохнуть… А еще мне очень нравится, что на многих соревнованиях выступают рок-группы, и мы убиваем двух зайцев – и выступаем, и концерт слушаем!

А вообще-то моя работа – кататься на мотоцикле, автомобиле, то есть как раз то, что большинство людей делают на каникулах. Так что можно сказать, у меня не работа, а рай земной – вся жизнь в отпуске.

Какому музыкальному направлению вы отдаете предпочтение? Под какую музыку готовите свои трюки?

Я люблю направление Old School, слушаю Motley Crew, а из современных – Linkin Park. Довольно часто катаюсь в наушниках, но только не на соревнованиях. Там мне важно знать реакцию зрителей.

31 декабря 2009 года вы совершили прыжок на машине на 82 метра, приземлившись на плавучую баржу в Лонг-Бич. Как рождаются подобные трюки?

Во-первых, до меня никто не совершал прыжков на такую дальность. Я успешно поставил новый рекорд, который почти на 30,5 метра превысил предыдущий – в 51,1 метра, установленный Кеном Блоком. Лонг-Бич, как всегда, создал веселую и праздничную обстановку, а полет над водой за рулем автомобиля стал, возможно, самым выдающимся достижением в моей карьере.

Как долго вы готовились?

На подготовку прыжка ушло огромное количество энергии и времени. Скажу честно, этим трюком я, безусловно, раздвинул рамки экстремальных видов спорта, поднял их на новую ступень. Ведь это больше чем трюк. Если можно прыгнуть далеко на мотоцикле, почему нельзя на машине? И вот я доказал, что можно.

Вы как-то специально готовили ваш автомобиль к этому трюку?

Нет, каких-то особых усовершенствований в конструкцию машины не вносилось. Это та же Subaru Impreza WRX STi с рядом обычных для гоночных машин изменений – усиленная и облегченная конструкция за счет удаления лишнего металла с усилением отдельных частей углеродным волокном, каркас безопасности, гоночное сиденье, спортивная подвеска, заново сконструированная для увеличенного хода, с усиленными компонентами. Стандартный двигатель с заменой внутренних компонентов для увеличения мощности на 35 процентов по сравнению с серийным двигателем и с крутящим моментом на 50 процентов выше, усиленная и настроенная трансмиссия и небольшой аэродинамический обвес.

Сравнительно недавно вы пополнили свою копилку очередным рекордом, преодолев сложный участок Вашингтонской дороги всего за 6 минут 20,47 секунды.

О, это удивительная дорога, она приносит массу удовольствия от пилотирования в экстремальном стиле. Здесь нет ни малейшего права на ошибку, иначе исход может быть плачевным. И в истории Вашингтонской дороги есть такие случаи. Тот проект назывался Red Bull Speed Chasers. Моя команда помогла мне осуществить трюк, и, таким образом, мы побили прошлый рекорд в 6 минут 41,99 секунды, установленный более 10 лет назад Фрэнком Спроглом на Audi Quattro.

А вне гонок где вы предпочитаете кататься: по улицам или по бездорожью?

Я не очень люблю обычные дороги – приходится постоянно себя сдерживать, чтобы не превысить скорость. А это непросто. Еще я обожаю кататься на своем огромном грузовике, который стоит за домом.

Партнеры журнала: