Роман Русинов – о том, почему G-Drive Racing не согласна с исключением из протокола «24 часов Ле-Мана»

Большой спорт №7-8(74)
Дмитрий Маслов

«Это потрясающий результат. Мы финишировали третьими в самой престижной гонке планеты в дебютный сезон российской команды», – заявил Роман Русинов через несколько минут после окончания «24 часов Ле-Мана». А уже через четыре дня после этих слов было объявлено об исключении экипажа G-Drive Racing из итогового протокола гонки из-за того, что объем топливного бака автомобиля превысил положенные 75 литров. «Большой спорт» обратился к Роману Русинову с просьбой прокомментировать решение подать апелляцию в Международную федерацию автоспорта (FIA), а также разъяснить моменты из его официального заявления, текст которого размещен в нашем предыдущем материале.

Кто конкретно подавал апелляцию? Когда будет вынесено решение?
Апелляция была подана через Российскую автомобильную федерацию (РАФ), это сделала ответственный секретарь организации Светлана Шахова. Мне сложно сказать, когда конкретно будет принято решение, однако очевидно, что все должно определиться до следующего этапа чемпионата мира по гонкам на выносливость в Бразилии. Мы уверены в положительном вердикте, потому что не имеем отношения к производству бака, он сделан компанией ATL и используется командами Oreca LMP2.

В случае если результат будет отрицательным, планируете ли обращаться с апелляцией в вышестоящие организации?
Не исключаю такого варианта, но все же надеюсь, что мы вернемся на заслуженный подиум. Потому что команда ничего не нарушала. На автомобиле стоит топливный бак, который мы обязаны приобретать у единого поставщика, омологированного FIA.

Как эта история повлияла на команду?
Больше всего меня беспокоит то, что опечатан наш автомобиль и мы не можем над ним работать. После «24 часов Ле-Мана» машина изношена, многие детали и узлы требуют замены. К тому же на следу­ющий этап чемпионата мира в Бразилию машина отправится, скорее всего, по морю, поэтому время – важный фактор.

Как думаете, почему проверили именно ваш автомобиль? Кто-то из соперников подал жалобу?
Я бы не хотел комментировать этот момент. Но, насколько знаю, проверке подверглись только мы, причем не сразу после финиша, а через 24 часа, в понедельник. Машина стояла на улице в открытом парке с пустым баком на солнце, то есть подвергалась воздействию внешних факторов. Поэтому я считаю: нет гарантии того, что на момент окончания гонки и на момент проверки объем бака был одинаковым. Очевидно, что на предстартовом контроле он составлял 74,4 литра. Вопрос в том, почему на выходе мы получили другую цифру. Топливный бак не металлический, а мягкий, произведен из материала, который омологирован FIA. Из него делаются все баки для гоночных автомобилей, а для машин марки Oreca их изготавливает исключительно компания ATL. Работать с другими поставщиками мы не имеем права. При этом замечу, что все баки на машинах этой марки идентичны.

Если абстрагироваться от этой странной истории, какие эмоции вызвала гонка?
Подняться под российским флагом на подиум в год 90‑летия со дня первых «24 часов Ле-Мана», самой сложной гонки на планете, – большая честь. Видеть перед собой 300‑тысячную зрительскую толпу – непередаваемые ощущения. Я горд за команду, Россию и за то, что сообща проделали работу, позволившую добиться этого успеха.

Команда не совсем российская…
Три первых этапа чемпионата мира проводятся в Европе, дальнейшие же гонки состоятся в Америке и Азии. С точки зрения логистики удобнее, когда команда базируется в Англии. Команда выступает под российской лицензией РАФ.
Анонсировалось участие двух автомобилей вашей команды в «24 часах Ле-Мана». Почему результат показал только один?
В квалификации участвовали оба. Наш автомобиль продемонстрировал второе время в своем классе, вторая машина – четвертое. По ходу гонки ночью во время сильного ливня Тор Грэйвс не удержал авто на трассе и вылетел.

В каком составе собираетесь участвовать в оставшихся этапах чемпионата мира по гонкам на выносливость?
В том же, что и в Ле-Мане. Планируется, что стартует и вторая машина. Но до этапа в Бразилии хочу съездить на еще одну гонку в Нюрбургринг. Выступать буду на Audi R8 LMS ultra.

Досье / Роман Русинов
• Родился 21 октября 1981 года в Москве
• С 1999-го по 2003-й выступал в младших формулах, победитель международных Финалов Reneult 2.0, призер Гран-при По
• Чемпион Серии Ле-Мана в 2004 году в категории GT
• В 2005–2006 годах был тест-пилотом команд «Формулы-1» Jordan GP и MF1 Racing
• Один из создателей российской гоночной команды Spartak Racing, в 2008–2009 годах выступал в ее составе в «24 часах Ле-Мана», чемпионате FIA GT1 и ADAC GT3 на автомобилях Lamborghini, выиграл три гонки, завоевал семь призовых мест
• В 2009 году в составе Team Modena занял 7-е место на «24 часах Ле-мана» в классе LM GT2
• В 2012 году в составе команды G-Drive Racing by Signatech-Nissan стал четвертым на «24 часах Ле-Мана» в классе LMP2

Партнеры журнала: