Майк Пауэлл – о том, почему его мировой рекорд держится более 20 лет

Большой спорт №7-8(74)
Дмитрий Маслов

Он не был олимпийским чемпионом, однако известен больше, чем многие неоднократные победители Игр. 31 августа 1991 года Майк Пауэлл побил мировой рекорд Боба Бимона по прыжкам в длину, державшийся 23 года и казавшийся уже вечным. С тех пор прошло более двух десятилетий, а достижение уроженца Филадельфии по-прежнему непоколебимо. Во время своего июньского визита в Москву посол Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) Майк Пауэлл дал интервью «Большому спорту», в котором рассказал о противостоянии с Карлом Льюисом, оценил текущее положение дел в своей дисциплине, а также дал прогноз на чемпионат мира, который состоится в российской столице в августе.

В юности вы играли в баскетбол и считались перспективным разыгры­вающим. Почему решили переквали­фицироваться?
Баскетбол – моя большая любовь. Но мне не удавалось хорошо вести мяч левой рукой, что для плеймейкера – серь­езный недостаток. По физическим данным я был способен заиграть в NBA, однако техническая подготовка хромала. Понимая, что не стану топ-игроком, решил сменить специализацию. Замечу: большинство моих партнеров по коман­де в дальнейшем выступали в NBA, а самым известным из них является Реджи Миллер. Баскетбол – лучшая тренировка для прыгуна: ты учишься выпрыгивать под любым углом, после чего можешь с равным успехом прыгать в длину, высоту или тройным. Я начинал как высотник, в 17‑летнем возрасте брал 2,17 метра. А в 19 прыгнул в длину на 8,05 метра – и решил сконцентрироваться на этом виде.

За счет чего в США живут легкоатлеты, не проходящие в национальную команду?
Если ты стабильно показываешь определенные результаты, в частности прыгаешь за 8 метров, проблем с финансами не возникает. Всегда найдутся соревнования с призовым фондом, выступая на которых можно заработать 35–40 тысяч долларов в год. Когда же пробиваешься в сборную на Олимпийские игры, да еще завоевываешь на них медаль, ситуация меняется кардинальным образом. Хотя должен заметить, что сейчас положение несколько ухудшилось по сравнению с тем периодом, когда я выступал. Внимание к нашему виду снизилось: соревнования проводятся в дальних секторах стадионов, СМИ уже не так активны в освещении событий.

И в чем же причина этого?
Когда я соревновался, старался сделать из выступления шоу, понимая, что болельщики пришли, чтобы наблюдать за мной – от момента, когда надеваю наушники и начинаю разминаться, до окончания выступления. Поэтому пританцовывал, исполнял необычные движения – в общем, работал с публикой. Сейчас же в прыжках в длину не хватает личностей, да и тренерский уровень невысок. С одной стороны, меня это расстраивает, с другой – радует: в такой ситуации я еще долго буду действующим рекордсменом мира. Кстати, я никогда не настраивался именно на установление высшего планетарного достижения – просто хотел выиграть. Но когда рядом с тобой такой соперник, как Карл Льюис, понимаешь, что и рекорда мира может не хватить для победы.

Вы сказали, что недовольны уровнем сегодняшних спортсменов и тренеров. А в чем их основные ошибки?
Главная проблема нынешних атлетов – отсутствие скорости. Для того чтобы далеко прыгать, нужно быстро разгоняться. Как это делали мы с Льюисом. Именно поэтому я думаю, что Усэйн Болт при желании может стать великим прыгуном: быстрота ему присуща. Еще один компонент – желание, у меня его было в избытке, а нынешним спортсменам, возможно, недостает.

И как думаете, какой результат может показать Болт в прыжках?
Если я стану его тренером – улетит на 9 метров. Но только один раз, поскольку больно ударится о песок и больше не захочет рисковать. Если же говорить серьезно, то в нашем деле нужна отвага. Возможно, у меня бы получилось прыгать с шестом, но я просто боюсь взлетать на такую высоту. Когда прыгаешь в длину, ты должен максимально разогнаться и взлететь – здесь тоже без смелости никак. Все же пролетаешь расстояние, равное высоте трехэтажного дома, а потом ударяешься о песок. Это больно.

У вас нет досады по поводу того, что пришлось выступать в эпоху Карла Льюиса? Соревнуйся вы сейчас, выигрывали бы все, что можно?
Наше соперничество было грандиозным. В то же время некое сожаление об упущенных титулах присутствует. Помню, когда установил мировой рекорд, боялся, что Льюис побьет его и я не выиграю. К счастью, этого не случилось. Карл суперталантливый – он блестяще бегал на спринтерские дистанции, в том числе в составе эстафетных команд. Я же посвящал прыжкам всего себя, и все равно побеждать удавалось далеко не всегда.

Думаю, все журналисты задают воп­рос о том, почему ваш рекорд держится в течение двадцати с лишним лет. Как считаете, почему в легкой атлетике есть и более «старые» мировые достижения?
Но ведь есть и совсем «свежие», не правда ли? Поэтому о глобальном кризисе я бы не говорил. В целом же думаю, что сейчас наш вид спорта уже не столь популярен, как 20–30 лет назад. Поэтому многие талантливые дети идут не сюда, а, к примеру, в экстремальные дисциплины. Я старался как можно дальше прыгнуть в песок, а сегодняшние мальчишки выполняют трюки на скейтборде. Возможно, найдется харизматичный спортсмен или симпатичная девушка, которые поднимут интерес к легкой атлетике. Как это в 1980‑е сделала Флоренс Гриффит-Джойнер. Помню, все кругом восхищались: «Ах, я хочу на нее посмотреть!» Моя дочь занимается легкой атлетикой, в ближайшее время будет поступать в университет. Возможно, она станет таким новым лидером.

Когда я соревновался, старался сделать из выступления шоу, понимая, что болельщики пришли, чтобы наблюдать за мной – от момента, когда надеваю наушники и начинаю разминаться, до окончания выступления. Поэтому пританцовывал, исполнял необычные движения – в общем, работал с публикой

Видите ли вы среди действующих спортсменов способных побить ваш рекорд? Есть ли выдающиеся таланты среди 16–17‑летних?
Очень сложно прогнозировать. Некоторые юные атлеты показывают примерно такие же результаты, как и я в их возрасте, но сложно предсказать, как будут развиваться их карьеры с годами. Для того чтобы стать мировым рекордсменом, мало обладать выдающейся техникой, и даже удачи недостаточно. Помню, после соревнований мы с Карлом Льюисом и другими соперниками проводили время вместе, обсуждали выступления. У нас была великолепная тусовка, перемещавшаяся от одного старта к другому. Днем мы соревновались друг с другом, а вечером вместе шли на вечеринку в ночной клуб. Сейчас же атлеты сразу расходятся по гостиничным номерам. Они думают преимущественно не об удовольствии от старта, а о деньгах, которые зарабатывают. При этом не дают публике того шоу, которое делали мы, не чувствуют своей ответственности перед болельщиками. Наблюдая за соревнованиями, порой хочется заснуть – настолько сейчас все скучно.

Вы следите за какими-нибудь видами спорта как болельщик?
За баскетболом и американским футболом. Легкую атлетику тоже смотрю, но у нас ее редко показывают. А вообще предпочитаю телеканал History – видимо, это возрастное.

На момент установления мирового рекорда вам было 27 лет. Это возраст расцвета для легкоатлета?
В прыжках в длину он приходится на 27–28. В 1992‑м я был в куда лучшей форме, чем годом ранее. На первых же соревнованиях прыгнул на 8,90, а в не засчитанной попытке улетел на 8,95. Во время ее выполнения я повредил спину и страдал от этой травмы до конца карьеры.

На момент нашей беседы лидером мирового сезона является 22‑летний россиянин Александр Меньков с результатом 8,39. Вы видели его прыжки?
К сожалению, пока не довелось. Признаюсь, предполагал, что вы зададите вопрос об этом спорт­смене, но так и не успел посмот­реть его выступление хотя бы в записи. Это моя ошибка.

Для того чтобы далеко прыгать, нужно быстро разгоняться. Как это делали мы с Льюисом. Именно поэтому я думаю, что Усэйн Болт при желании может стать великим прыгуном – быстрота ему присуща

Насколько я знаю, вы занимаетесь тренерской деятельностью. Работаете с детьми или взрослыми?
Преимущественно с подростками 15–16 лет, но среди моих учеников есть и взрослые атлеты. Они обычно заявляют: «Хочу побить ваш рекорд», на что отвечаю: «А я бы не отказался быть в вашем возрасте». Конечно, расстроюсь, если мое достижение падет, в слове «бывший» все же есть некий негативный оттенок, моя популярность уменьшится. В то же время признаю, что для прыжков в длину это будет хорошо, они получат новый импульс.

Вы приехали в Москву с частным визитом или по инициативе Международной ассоциации легкоатлетических федераций, послом которой являетесь?
Моя основная задача – дать мастер-класс молодым спортсменам, научить их правильной технике выполнения прыжка. Я очень люблю работать с юными: ощущаю, как наполняюсь их энергией и жизненными силами. Думаю, именно поэтому мне говорят, что не выгляжу на свой возраст. Хотя в ноябре исполнится 50. В Москве я никогда не выступал, хотя соревновался на Играх доброй воли в Санкт-Петербурге в 1994 году. Россия, как и США, дала миру многих великих чемпионов, поэтому я рад приехать в вашу страну. Планирую быть здесь и во время чемпионата мира.

И кто станет золотым медалистом в прыжках в длину?
Александр Меньков хорош, и у него есть шанс. Но чемпионами мира, как правило, становятся люди опытные. Если Дуайт Филлипс будет здоров, думаю, он выиграет. В США есть два неплохих молодых парня – Кристиан Тейлор и Уилл Клэй, но они специализируются в основном на тройном прыжке. Я как-то даже сказал Тейлору, что он сможет побить мой рекорд, если сконцентрируется на прыжках в длину.

Дадите прогноз на результат женских соревнований?
Здесь я ставлю на Бритни Риз, она однозначный фаворит. Еще мне очень интересно посмотреть на Дарью Клишину – она участвовала в моем мастер-классе, будучи юниоркой. Очень красивая девушка, к тому же талантливая!

Досье / Майк Пауэлл
• Родился 10 декабря 1963 года в Филадельфии
• Серебряный призер Олимпийских игр 1988 и 1992 годов
• Двукратный чемпион мира (1991, 1993), бронзовый призер чемпионата мира 1995 года
• 31 августа 1991 года в Токио установил мировой рекорд (6,95), превзойдя державшееся 22 года и 316 дней достижение Боба Бимона
• В 1992 году в итальянском Сестриере прыгнул на 6,99 метра, но этот результат не был засчитан в качестве мирового рекорда, так как сила попутного ветра была выше нормы
• Посол IAAF

Партнеры журнала: