Николай Валуев – об Играх в Сочи, пропаганде отцовства и первой охоте

Большой спорт №11(77)
Текст: Алексей Немов / Фото: Платон Шиликов, Евгений Пахоль
Всемирно известный боксер-тяжеловес Николай Валуев в течение долгих лет наводил страх на оппонентов в ринге, а по окончании карьеры стал депутатом Госдумы от Кемеровской области. В его кабинет на восьмом этаже здания Госдумы и заглянул Алексей Немов, давний приятель Николая. В дружеской беседе с главным редактором тяжеловес рассказал, как матч-реванш Поветкина с Кличко может отразиться на политической ситуации в Европе, зачем играл в футбол с Вячеславом Малафеевым и почему хоккей с мячом не признают олимпийским видом спорта.

Досье

  • Родился 21 августа 1973 года в Санкт-Петербурге
  • Вице-президент Федерации хоккея с мячом России
  • Депутат Государственной думы VI созыва от «Единой России»
  • Провел 53 профессиональных боя: 50 побед (34 – нокаутом), 2 поражения и один несостоявшийся матч
  • Чемпион мира по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA) (17 декабря 2005 года – 14 апреля 2007 года и 27 июля – 7 ноября 2009 года)
  • Чемпион мира по версии Паназиатской боксерской ассоциации (2000)
  • Чемпион России по боксу 1999 года

Ты воочию наблюдал за боем Александра Поветкина с Владимиром Кличко. Оправдались ли ожидания?
Судя по реакции Кличко-старшего, фактическую задачу – как действовать в ринге – команда украинца решила после матча Поветкина с поляком Анджеем Вавжиком (17 мая 2013‑го Поветкин выиграл нокаутом в третьем раунде. – Прим. БС). Причем этот план, как я понимаю, для штаба Кличко не представлялся слишком трудным. Да, оба – и Владимир, и Александр – олимпийские чемпионы, но разница в классе берет свое: уровень оппонентов Кличко гораздо выше тех боксеров, с которыми преж­де дрался Поветкин. Плюс разница в росте, а также в весе, хотя и небольшая. Внутри меня что-то противилось факту организации этого боя… Я переживал за Сашу.

Был ли у россиянина реальный шанс победить?
Один-полтора за весь бой, может быть, два. Не больше. Думал, возможность нанести неожиданный нокаутирующий удар будет до шестого раунда. Затем борьба, висы и другие приемы, используемые против неудобных соперников, к которым, безусловно, относится и Поветкин. В первую очередь за счет настроя. Откровенных сталкиваний на помост было достаточно, что позволяет мне предположить: когда говорят, что Кличко не хотел нокаутировать Поветкина, жалея его, – абсолютная чепуха. Хотел! Но, допустим, не получилось. Отдадим должное мужеству Саши, он подготовился к бою с Кличко гораздо лучше, чем к предыдущему.

Сам Кличко не исключает матча-реванша.
Характерный Поветкин, скорее всего, даст согласие. Но с точки зрения результата и необходимости организации нового боя выражу большой скепсис. Во‑первых, поединок состоится на чужой площадке. Судя по всему, в Киеве. Во‑вторых, не так уж много шансов все-таки одержать победу. В‑третьих, матч-реванш нужен самим Кличко, особенно Виталию. Его амбициозные планы стать президентом удачно согласуются с текущей обстановкой. Самого Владимира будут настраивать иначе: думаю, его действия станут куда более отчаянными. Почему? На кону большая политика. Вся Украина уже давным-давно сидит на финансово‑кредитной игле Европейского и Всемирного банков. Если мы хотим, чтобы продолжалась евроинтеграция наших соседей, – давайте посылать Поветкина в Киев. Вся игра – исключительно ради сфер влияния. Я следил: бой в России почти не политизировался, на Украине будет иначе. До жути.

Насколько далеко простираются твои политические амбиции? Хотел бы стать чиновником федерального уровня, губернатором, министром спорта?
Губернаторы и министры – власть исполнительная, а я работаю в законодательной структуре. Для всего нужен опыт, наработки, время. На сегодняшний день таких планов и задач перед собой не ставлю.

Что было на душе после завершения карьеры? Ты знал, куда податься?
Пребывал в раздумьях до последней, самой тяжелой операции. Она явно доказала: надо завязывать.

Не все в курсе, что произошло.
Акромегалия. Удаляли опухоль мозжечка. Залезли в голову, а боксировать после этого, наверное, нельзя. На тот момент уже были свои школы, политическая деятельность; имея партбилет, участвовал в партийных проектах, различных благотворительных акциях. Имел и миллионные рекламные контракты, пробовал свои силы на телевидении и радио.
Резкого перехода и ломки, когда боксера безудержно тащит обратно на ринг, я не замечал. Наоборот, порой не хватало времени на тренировки. Были куча различных проектов и необходимость куда-то ехать. Уже к тому времени я частенько появлялся в Кузбассе. Зная о моих политических намерениях, Аман Тулеев, губернатор региона, в личном разговоре сказал: «Человек такого калибра должен работать в Москве, но представлять наш Кузбасский регион». Он дал возможность подумать, после чего я, конечно, с радостью принял предложение этого уважаемого человека.

Часто ли ты проводишь встречи с избирателями в Кемеровской области? Что отвечаешь на их вопросы о целесообразности проведения в России Олимпийских игр и чемпионата мира по футболу?
Для некоторых людей зимние Игры и футбольный чемпи­онат – очень, очень далекая история. Страна-то большая, многие понимают: понаблюдать за соревнованиями удастся лишь по телевизору. Я до сих пор считаю, что домашняя Олимпиада должна была проходить где-то на Урале или в Сибири. Мероприятие такого уровня дало бы сумасшедший толчок для развития в регионе абсолютно всех зимних видов спорта. Я не оспариваю необходимость Олимпийских игр в России, говорю лишь о месте их проведения. И очень надеюсь, что люди не перестанут ездить в город-курорт. Не секрет: за меньшие деньги можно собраться и уехать куда-нибудь в Европу.

Год назад ты стал вице-президентом Федерации хоккея с мячом России. Как это произошло?
Спонтанно и вовремя. Как-то ночью мы созвонились с Борисом Ивановичем Скрынником, президентом Федерации хоккея с мячом России. «Коль, давай генеральным менеджером сборной России?» Поздоровавшись, отвечаю: «О, Борис Иванович, слышал о вас. Да, идея хорошая». Положил трубку и уснул. Утром начали звонить журналисты, спросонья отвечал: «Какой менеджер?! Отстаньте». Потом вспомнил, всем все объяснил. Через некоторое время встретились cо Скрынником, при котором архангельский «Водник» не раз становился чемпионом страны, и все обсудили. Я воспринял приглашение как честь, тем более русский хоккей, зародившийся в Санкт-Петербурге, очень люблю.

На посту генменеджера не пошло?
По понятным причинам менеджер из меня так себе. Искать деньги и прочее… Хотя перед интервью встретился с губернатором Ненецкого автономного округа. Разговаривали о возможности проведения в Нарьян-Маре решающих матчей чемпионата России по хоккею с мячом. Скорее всего, полуфинал и финал пройдут именно там.

У бенди есть перспективы войти в программу Олимпийских игр?
На чемпионате мира – 2013 выступали 14 сборных. Думаю, количество команд-участниц должно увеличиться хотя бы на 50 процентов. Это нелегко. Кстати, на ближайшем мировом первенстве будет выступать команда из Конго!

Поговорим об Универсиаде. В прессе много писали, что на нее было потрачено неоправданно много денег, а вместо студентов Россию представляли члены национальных сборных, что негативно восприняли в других странах.
Первое: объекты останутся. Тот же суперсовременный плавательный комплекс, где будут проходить сборы национальных команд и крупнейшие международные соревнования. И 45‑тысячный футбольный стадион будет использоваться местным «Рубином» и на чемпионате мира по футболу в 2018 году. И потом: моментов, которые могли бы по-настоящему консолидировать народ, все меньше и меньше. Остались спорт и дыра. Мы должны чем-то гордиться. Я, например, с большой радостью воспринял победы наших волейбольных сборных, легкоатлетов на мировом первенстве в Москве, гимнасток на чемпионате на Украине. Если мы будем обращать внимание только на проб­лемы ЖКХ, то у нас получится совсем неприглядная, унылая картинка в мозгах. Да, организация соревнований затратна, но это имидж страны, повод испытать чувство гордости за самих себя.

Второе: мы привезли основных, а соперники – резерв.
Их проблемы. Студенты других стран сильно отличаются от российских. Вот и вся разница. Как такового студенческого спорта в России еще нет. Универсиада не могла в одночасье решить этот вопрос.

Ты открыл несколько боксерских школ в Санкт-Петербурге и области. Приносят они доход или…
О чем ты! Это социальный проект, дети посещают секции бесплатно. Во всех случаях мне удалось убедить людей присвоить школам, залам бокса и подростковым клубам муниципальный статус. Потянуть своими силами всю коммунальную историю мы бы не смогли. Максимум, что можем сделать самостоятельно, – поменять изувеченное оборудование, отправить детей на соревнования и, конечно же, доплачивать тренерам.

Расскажи поподробнее, как убеждал.
Каждый чиновник любит ударить себя в грудь. Повышая уровень своей известности, понимаю: удар-то может быть и тро­екратным. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что с теми главами районов, с которыми я договаривался, у меня хорошие отношения. Люди отнеслись к инициативе с пониманием. Я нисколько не тяну одеяло на себя – лишь бы дело не страдало.

Твоя дипломная работа в Университете имени Лесгафа называется «Психологическое состояние и активность мужчин и женщин, занимающихся боксом, на разных этапах подготовки». Как относишься к женскому боксу?
Мужчины и представительницы прекрасного пола, особенно когда у них начинаются свои женские истории, – два разных человека прежде всего психологически. Специалист, готовящий атлета к бою, должен эти немаловажные вещи тоже учитывать. Конечно, они отличаются, на этом и была построена моя работа.

Хочешь ли, чтобы боксом занялась твоя дочь Ирина?
Сильно. Я – нет. Не Нострадамус, но, думаю, бокс ее не увлечет. Если все-таки захочет, то мне придется с этим смириться. Буду страдать. Безмерно.

Ты являешься болельщиком питерского «Зенита». Как часто удается сходить на «Петровский»?
Иногда выбираемся с сыном Гришей. Причем нас очень здорово встречают. Среди фанатов «Зенита» даже сложилось мнение: мол, раз Валуев появился на «Вираже», то хозяева обязательно выиграют. Особую радость принесла недавняя победа над «Спартаком» – 4:2.

Что думаешь о ситуации со строительством нового стадиона для «Зенита»?
Есть версия, публикуемая в газетах. И существует другая, которую я слышал от газпромовцев. Ее озвучивать не буду.

Она сложилась по вине конкретных людей или же является в том числе и следствием изъянов в законодательстве?
Конечно, здесь замешаны люди. Скажу так: я считаю эту стройку позором Санкт-Петербурга.

В интернете популярно видео, где ты играешь в футбол с Вячеславом Малафеевым. Вы друзья?
Не совсем. Я был в гостях у человека, воспитывающего троих детей: мы записывали пилотную программу, цель которой – пропаганда отцовства. Передача уже смонтирована: в ближайшее время предложим запись федеральным каналам и будем ждать результата.

Как ты проводишь время с семьей?
Семья не живет в Москве. Я не понимаю, как можно выстраивать житье-бытье в столице. Я вообще не понимаю Москву. В Петербурге все по-другому: родные все и всех знают, им там хорошо и легче. Единственная проблема – папы постоянно нет дома.
В пятницу, как обычно, лечу домой в Санкт-Петербург. Почти ночью садимся в машину, берем квадроциклы и с сыновьями Гришей и Сережей, дочерью Ирой и супругой Галиной отправляемся на базу, где проводим два дня. Катаемся, ловим рыбу, ходим на охоту.

Самый памятный выход на охоту?
Первый! Ребята говорили: «Если толкнуть зверя на помойку – приходят кабаны». Вышли ночью: встали по номерам, загонщики с собаками ушли вперед. Толкнули. Я, уже купивший ружье, но ни разу не стрелявший, навел ствол. В темноте-то не видно: вышло и остановилось темное пятно. Стоит, чего стоит? Слава Богу, оно: «Гав, гав!» А я: «Ух… пес!» Вот такая первая охота. На следующий день поехали вновь. Там уже нажал на курок, почувствовал ружье, настоящий звук.

Сколько у тебя ружей, являются ли они серийными или сделаны под заказ?
Sauer 202 и Merkel. Оба сделаны под заказ. Первое орудие уникально: думаю, ни один охотник в мире не выгравирует на своем ружье боксерские перчатки. Merkel – тоже эксклюзив: именной с двумя сменными стволами. Но, честно говоря, не для охоты. Жалко поцарапать: планирую разместить эту модель в сейфе под стеклом.

Анекдотов про Николая Валуева масса. Расскажи любимый.
Такого нет. Все считают своим долгом прислать анекдот о Валуеве на мою страничку в Twitter: «Николай, похохочите с нами!» У Игоря, человека, помогающего с обновлением аккаунта, все присылаемые шутки аккумулируются. Набралось-то уже прилично, говорю: «Записывай все, мы издадим книгу». Фольклор, в который волею судьбы мне удалось попасть, я воспринимаю как величайшее доверие людей.

Твой боевой вес составлял почти 150 килограммов. Сколько весишь сейчас?
160. Считаю, многовато. Поэтому хожу в зал, люблю поплавать, утром покачать пресс и поясницу – тогда мой день задается.

Партнеры журнала: