Мэтт Эллисон – о хоккее, морозах и борще

Большой спорт №11(77)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: ХК Medveščak
В составе Medveščak есть лишь один игрок, выступающий в КХЛ с момента основания лиги, – это центрфорвард ведущего звена Мэтт Эллисон. В 2010 году канадец стал финалистом Кубка Гагарина в составе ХК МВД, а в следующем сезоне с соотечественниками Райаном Веске и Шарлем Лингле получил приз «Три бомбардира», вручаемый самой результативной тройке нападающих по итогам регулярного чемпионата. О том, какие цели ставит перед собой его нынешняя команда, особенностях игры на площадке североамериканских размеров и сложностях адаптации к жизни в России Мэтт Эллисон рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 8 декабря 1983 года в канадском Данкане
  • Выступал за Cowichan Valley Capitals / BCHL (1999–2002), Red Deer Rebels / WHL (2003), Chicago Blackhawks / NHL и Norfolk Admirals / AHL (2003–2006), Philadelphia Flyers / NHL и Philadelphia Phantoms / AHL (2006–2007), Milwaukee Admirals / AHL (2007–2008), «Динамо» / Рига (2008–2009), ХК МВД / Балашиха (2009–2010), «Торпедо» / Нижний Новгород (2010–2013), Medveščak / Загреб / (с 2013-го)
  • Лучший новичок WHL 2003 года
  • Финалист Кубка Гагарина 2010 года
  • Обладатель приза «Три бомбардира» (вместе с Райаном Веске и Шарлем Лингле) 2011 года

Я слышал, что по окончании минувшего сезона вы уехали из России, потому что беременная супруга не хотела здесь рожать. Это правда?
Да, продолжи я выступления за российский клуб, жена бы уехала рожать в Канаду одна. Но мы предпочли отправиться вместе в Швейцарию, где живут наши друзья (они помогли с оформлением документов) и очень хорошая медицинская система. Недавно моя увеличившаяся семья перебралась в Загреб.

Вы начали нынешний сезон в Biel. Как оцениваете уровень швейцарской лиги?
Он весьма неплох. Правда, стиль игры тамошних команд серьезно отличается от того, к которому я привык в КХЛ. Это стало определенной неожиданностью. Так что когда появилось предложение перей­ти в Medveščak, с радостью его принял. В нашем клубе много североамериканцев, и этот факт стал дополнительным аргументом в пользу команды из Загреба.

Значит, вариант с российскими клубами был менее предпочтителен?
По правде говоря, да. К тому же в Medveščak у меня появилась возможность вновь поиграть в одном звене с Райаном Веске и Шарлем Лингле, с которыми мы показывали результативный хоккей в «Торпедо».

Марк Френч требует от вашей тройки такой же игры, которую вы демонстрировали в нижегородской команде?
В целом да. Мы действуем в большинстве, к тому же я часто выхожу на площадку и в ситуациях, когда в нашей команде на одного игрока меньше.

Medveščak сильнее «Торпедо» образца минувшего сезона?
Думаю, так и есть. У нас более ровный состав. Есть четыре полноценных звена, хорошая скамейка запасных. Так что если несколько игроков получат травмы, их можно безболезненно заменить. Думаю, мы будем прибавлять. У нижегородцев же выпадение двоих-троих лидеров значительно снижало боеспособность команды.

То обстоятельство, что в Загребе команда принимает гостей на площадке североамериканского размера, дает преимущество?
Конечно, мы к ней лучше приспособлены. Некоторым командам-соперницам требуется один-два периода, чтобы привыкнуть. Правда, другие делают это быстрее. На чемпионатах мира и Олимпийских играх хоккеистам из NHL также приходится выступать на площадках непривычных габаритов. Но ничего, все быстро перестраиваются. Мне сложно сказать, какие размеры лучше: преимущества есть у каждой площадки. Мне даже нравится, что в КХЛ имеется подобное разнообразие.

На что может претендовать Medveščak в нынешнем сезоне?
Для начала – на выход в плей-офф, а там будем думать, как пробраться в следующий раунд. Я предпочитаю далеко не загадывать, не строить глобальных планов, а настраиваться на победу в каждой следующей игре.

В плей-офф североамериканцы особенно сильны.
Что есть, то есть. Как я уже сказал, задачи будем решать последовательно. Сейчас на повестке дня следующий матч в регулярном чемпионате.

Ваши одноклубники спрашивают о бытовых трудностях, с которыми приходится сталкиваться, проводя матчи в гостях против российских клубов?
Самые частые вопросы: сколько лететь до того или иного города и далеко ли ехать от аэропорта до гостиницы. Также интересуются качеством отелей и арен. Часто удивляются местной специфике. В Казани, после того как отзвучали российский и хорватский гимны, многие сдвинулись с места и были поражены, когда зазвучал гимн Татарстана. Пришлось ребятам возвращаться. Признаюсь, что я и сам не всегда могу дать верную информацию. К примеру, в прошлом сезоне мое «Торпедо» играло гостях с «Динамо» в Балашихе, и от гос­тиницы до ледового дворца мы ехали порядка 45 минут. Именно такую цифру я и назвал одноклубникам по Medveščak. Оказалось, что матч пройдет в «Лужниках», а отель расположен неподалеку от арены.

Что рассказываете о Нижнекамске или Новокузнецке?
Пока ничего: сами все увидят. И почувствуют, как холодно может быть в России: –30 или –40 градусов в некоторых городах зимой не редкость. Впрочем, мы сосредоточены на хоккее, курсируем в основном между ареной и отелем и не успеваем оценить все «прелести» русской зимы.

В регулярном чемпионате команды проведут по 54 матча. Вам не кажется, что этого мало?
Насколько я помню, максимальное их число – 56, а минимальное – 52. Так что все стабильно. КХЛ – новая лига, которая с каждым годом улучшается. Если процесс продолжится, она станет по-настоящему качественной.

Когда кто-то из североамериканских хоккеистов спрашивает, следует ли переходить в российский клуб, какие минусы этого шага вы называете?
Не везде на должном уровне медицинское обслуживание, в некоторых клубах существуют проблемы с оснащением раздевалок необходимым оборудованием… Но это все второстепенно. Я отыграл здесь много лет и уже ко многому привык. Поэтому говорю новичкам: ребята, это другая часть мира, тут свои правила.

У вас уже появились привычки, свойственные россиянам? К примеру, в питании?
Я стал есть борщ, теперь это одно из моих любимых блюд. Еще пироги с мясом. Знаю несколько русских слов. Могу поздороваться, попрощаться. Конечно, беседу поддержать не смогу, но хоккейные термины понимаю. У вас очень сложный язык, я пытался его учить, но не слишком преуспел в этом деле.

Партнеры журнала: