Машина пролетариата

Большой спорт №5 (15) май 2007
Олег Винокуров
В этом сезоне у российских болельщиков есть все основания следить с особым вниманием за перипетиями одной из самых знаменитых велогонок планеты Giro d’Italia

В этом сезоне у российских болельщиков есть все основания следить с особым вниманием за перипетиями одной из самых знаменитых велогонок планеты Giro d’Italia, стартующей в середине мая. В супермногодневке примет участие 22 велоконюшни: 19 команд Pro Tour и 3 команды второго дивизиона – Acqua e Sapone-Caffe Mokambo, Panaria-Navigare и Tinkoff Credit System. В новейшей истории российского велоспорта это первый случай, когда русская профессиональная группа получила приглашение на гранд-тур.

Впрочем, вряд ли только участием Tinkoff Credit System будет любопытна грядущая Giro d’Italia. Сегодня мировой велоспорт переживает невиданную ранее неразбериху. И хотя накануне нового сезона руководство Международного союза велосипедистов и организаторы гранд-туров вроде бы смогли достичь компромисса, не исключено, что сезон-2007 принесет новые скандалы, разоблачения и подозрения.

«Машина пролетариата» – так назвал велосипед Гастон Дюрне, автор чрезвычайно остроумной и познавательной книги «Моя жизнь среди бельгийцев» (ее название обретает особый смысл, когда вы узнаете, что автор – сам бельгиец). «Велосипед раздразнил воображение простых людей, живших в эпоху, когда не любили спешить, – пишет Дюрне. – Постепенно все поняли, что он по плечу только двужильным, и тогда появились велосипедисты. Они-то знали толк в черной работе!»

Эту черную работу человечество взваливает на себя уже не одно столетие. Не так уж много современных видов спорта, в которых чемпионаты мира проводятся с позапрошлого века (а мастера трековых велогонок впервые решили выявить сильнейшего на планете еще в 1895 году). С тех пор популярность велоспорта во всем мире только растет, количество видов и дисциплин неуклонно увеличивается, что, в частности, находит свое отражение и в олимпийской программе. Вслед за классическими гонками на шоссе и треке медали Олимпийских игр с 1996 года разыгрываются в маунтинбайке, а в следующем году в Пекине впервые пройдут состязания в новой дисциплине – ВМХ.

Этот вид спорта вообще можно было бы назвать благоденствующим, если бы не одна очень существенная проблема – проблема допинга, раз за разом сотрясающая устои мирового велоспорта и нависающая над ним не то что облаком – огромной грозовой тучей. Не проходит и года, чтобы не разразился очередной громкий скандал вокруг применения гонщиками запрещенных препаратов. Один за другим низвергаются с пьедесталов великие чемпионы: вспомним хотя бы Роберто Эраса и Флойда Лэндиса – развенчанных победителей престижнейших многодневок Vuelta a Espana и Tour de France.

А недавно во время очередного допингового расследования всплыло и имя Яна Ульриха, чемпиона мира и Олимпийских игр, триумфатора французского Тура, недавно завершившего долгую и достойную восхищения карьеру. Как гонщику, перешедшему в разряд бывших, дисквалификация ему не страшна, но доброе имя спортсмена, бесспорно, будет опорочено, если следствию удастся доказать его причастность. Да и собственно велоспорту это явно будет не на пользу.

Все поставлено на карту

Трудно сказать, ведется ли кем-нибудь подобная статистика, но по количеству допинговых разоблачений велоспорт явно находится в первых рядах, неподалеку от тяжелой или легкой атлетики. Впрочем, любой из ответственных работников Международного союза велосипедистов (UCI) непременно обратит ваше внимание на четкую взаимосвязь между количеством допинговых разоблачений и качеством борьбы UCI с этим злом.

Действительно, велоспорт борется с допингом как, возможно, никакая другая спортивная дисциплина. Довольно часто в мировых выпусках новостей можно увидеть сюжеты о том, как французские жандармы или итальянские карабинеры проводят ночные рейды, обыскивая гостиничные номера, в которых размещают участников многодневных велогонок и обслуживающий персонал команд. Как в Италии, так и во Франции использование допинга считается уголовным преступлением, а потому привлечение в борьбе с ним сил охраны правопорядка вполне законно. Причем проверяются не только сами спортсмены, но при случае – и члены их семей и вообще все, кто может иметь к ним хоть какое-то отношение (так, например, была в свое время задержана жена Раймондаса Румзаса).

Как видно, существующее положение дел категорически не устраивало руководство UCI, и в преддверии нового сезона была обнародована новая программа – «На 100 процентов против допинга», предусматривающая еще более масштабные меры по борьбе с жульничеством. На них планируется дополнительно потратить около миллиона евро, причем каждая профессиональная команда обязана сделать свой взнос в размере 30 тысяч евро.

Отныне каждого гонщика за сезон будут проверять не меньше четырех раз – вне соревнований, без какого-либо предварительного оповещения. Количество же тестов в период проведения состязания и вовсе не регламентируется – как говорится, столько, сколько нужно. Будут взяты и анализы на ДНК, которые позволят создать своеобразную «карту крови» каждого участника. Многие гонщики, как нынешние, так и бывшие, пытаются протестовать, говоря о правах человека, о том, что спортсмены – не рабы, но едва ли такие речи помогут. Слишком уж далеко, по мнению чиновников, зашло это дело, и отступать некуда. Ставка на «карту крови» сделана и должна сыграть, иначе – катастрофа.

Единство и борьба противоположностей

Допинг, конечно, главная, но не единственная головная боль UCI. Руководство Союза, который с 2005 года возглавляет Пат Маккуэйд, озадачено и выстраиванием четких отношений со своими партнерами – организаторами трех так называемых гранд-туров, самых престижных многодневных велогонок, проводящихся по дорогам Италии (Giro d’Italia), Франции (Tour de France) и Испании (Vuelta a Espana). Собственно, ничего нового в конфликте нет. Подобные разногласия давно знакомы, скажем, «Формуле-1», чей владелец Берни Экклстоун постоянно борется с компаниями-производителями болидов. Или европейскому футболу, где с некоторых пор активную «подрывную» работу ведет группа наиболее успешных суперклубов, известная под названием G-14. Причина конфликта стара как мир – деньги. Тот, у кого их больше, ощущает свой особый вес в обществе и на этом основании хочет еще денег. Ничего удивительного и нелогичного.

Хозяева гранд-туров толщиной кошелька вполне способны потягаться с UCI (организацией, заметим, отнюдь не бедствующей), а потому пытаются диктовать свои условия. В частности, в штыки они встретили инициативу Маккуэйда систематизировать календарь, который ранее был разбит на несколько составных частей – Кубок мира, разыгрывавшийся в однодневных гонках, гранд-туры, многодневки рангом пониже. Было принято решение объединить все гонки в рамках некоего Pro Tour, у которого был бы единый зачет и, соответственно, один победитель.

Прошлый сезон ясности не внес: руководству UCI вроде бы эксперимент понравился, его оппонентам – нет. В результате практически до последнего момента судьба сезона нынешнего оставалась под вопросом.

Бунт на корабле

Организаторам гранд-туров удалось расколоть ряды национальных федераций, входящих в состав UCI, переманив на свою стороны шесть стран – Францию, Италию, Испанию, Бельгию, Люксембург и Австрию. С первыми тремя все ясно: федерации этих стран напрямую зависят от финансовой поддержки гранд-туров, проходящих по их дорогам. Да и участие Бельгии с Люксембургом в этом бунте объяснимо, если принять во внимание, что компании Societe du Tour de France принадлежит не только сама многодневка, но и еще несколько гонок, проводящихся и во Франции, и по соседству с ней. С австрийцами не столь понятно, но, видимо, их тоже сумели должным образом заинтересовать.

Конфликт развивался долго и болезненно, поскольку Маккуэйд, будучи, как истинный ирландец, человеком твердым и решительным, на компромисс идти не собирался. Дошло, например, до такого: прилетев в Париж на встречу с оппозиционерами, он прямо у трапа самолета получил ультиматум, тут же развернулся и был таков.

В итоге договориться все-таки удалось уже в Брюсселе, где было подписано соглашение на 2007 год. Стороны решили сохранить Pro Tour хотя бы еще на сезон, но организаторы гранд-туров вытребовали себе некое послабление: теперь они обязаны принимать не 20 профессиональных команд, а только 18 (остальные – по желанию). Под сокращение попали «Астана» и Unibet.com, что, кстати, ударило по российским интересам, так как в составе последней «велоконюшни» есть два молодых русских гонщика – Александр Хатунцев и Сергей Колесников, которым соревновательная практика на высшем уровне ох как нужна.

Но так или иначе в международном велоспорте вновь воцарились мир и согласие, пусть только внешне, пусть только на один год. В общем-то, вполне логичное развитие событий. Ведь и в «Формуле-1», и в футболе, о которых мы тут вспоминали, все конфликты на данный момент тоже удается разрешать путем компромиссов. В конце концов, какими бы ни были разногласия, никто не заинтересован в том, чтобы разрушать до основания существующий порядок и все отстраивать заново. Куда спокойнее и мудрее потихоньку добиваться взаимных уступок и послаблений.

Так что в общем велосипедном доме покой и уют. Сезон благополучно начался и набрал ход, и, согласно Дюрне, машина пролетариата «во время состязаний обретает достойный социальный статус. Едва только объявляют маршрут, как бургомистр, члены муниципалитета, весь аппарат полиции бросаются «в ружье», всю проезжую часть моментально закрывают для движения и на несколько часов превращают в вотчину Владык Дороги. Человек, садящийся на гоночный велосипед, – это не какой-нибудь неудачник, не фанатик моциона и не путешественник, которому не хватило денег, чтобы купить билет на туристический автобус. Этот человек – народный герой, праздничный друг толпы, принц из волшебной сказки».


Чистка рядов

Олимпийский чемпион Сиднея-2000 и триумфатор Tour de France-1997 Ян Ульрих стал главной жертвой одного из самых громких допинговых скандалов последнего времени – «Операции Пуэрто». Она проводится испанской полицией против доктора Фуэнтеса, подозреваемого в снабжении допингом ведущих велосипедистов планеты. В расследование по этому делу вовлечено более сорока спортсменов.

И хотя вина Ульриха по-прежнему не доказана, даже подозрения в употреблении допинга не позволили ему продолжить выступления за команду Т-Mobile . Покинув большой спорт, великий немец обосновался в скромной австрийской «конюшне» второго профессионального дивизиона Team Volksbank в качестве консультанта по маркетингу и связям с общественностью.

По делу Фуэнтеса проходил, в частности, прославленный велогонщик, победитель Giro d’Italia-2006 Иван Бассо. Правда, еще осенью Олимпийский комитет Италии полностью оправдал спортсмена, после чего тот подписал контракт с американской командой Discovery Channel. Однако приход Бассо не понравился титульному спонсору «конюшни» – одноименному телеканалу, и он объявил о прекращении финансовой поддержки. Одной из причин такого решения стала подмоченная репутация гонщика.

Партнеры журнала: