Бизнес на нервах

Большой спорт №5 (15) май 2007
Игорь Зинатулин
Вывести русский экстрим на международную арену и сделать его конкурентоспособным – такова главная задача, которую ставит перед собой российский экстрим-проект –Adrenalin Games.

Первые сноуборды появились в СССР еще в середине 1980-х. Правда, были они самодельными. Энтузиасты, где-то случайно услышавшие о существовании «снежной доски», скрепляли вместе лыжи, прибивали к ним фанеру и пытались на этой конструкции спуститься с горы. Тогда же умелые любители острых ощущений пробовали изготовить доски для серфинга и даже скейтборды. Сегодня в России купить оборудование для занятий сноубордом, серфингом и скейтбордингом уже не проблема. С каждым годом экстремальные виды спорта приобретают здесь все более массовый характер. Однако прорайдеров мирового уровня по-прежнему очень мало, а по некоторым дисциплинам и вовсе нет. Вывести русский экстрим на международную арену и сделать его конкурентоспособным – такова главная задача, которую ставит перед собой наиболее масштабный российский экстрим-проект –Adrenalin Games.

Идея создать российский экстремальный чемпионат мирового уровня зародилась практически одновременно в головах главного спортивного функционера страны, главы Росспорта Вячеслава Фетисова, и депутата Госдумы и бизнесмена Олега Савченко, благодаря которому несколько лет назад на севере Москвы вырос крупнейший в Европе скейтпарк «Адреналин». По словам организаторов Adrenalin Games, инициатива проведения подобных игр в России исходила от Фетисова, который десять лет прожил в Америке и видел, что там экстремальный спорт по степени популярности и коммерческой рентабельности давно уже сопоставим с традиционными бейсболом или баскетболом. Страстный любитель серфинга и сноуборда Олег Савченко с энтузиазмом поддержал идею великого хоккеиста. Так родился замысел будущих игр.

Игра по-крупному

На тот момент в России не проводили сколько-нибудь серьезных соревнований по экстремальным видам спорта. Любители высоких скоростей и острых ощущений устраивали либо локальные мероприятия на 100–200 человек, либо откликались на приглашения крупных компаний принять участие в их единичных промо-акциях, вроде «Сникерс-Урбании» или LG Action Sport.

Adrenalin Games изначально выстраивались совершенно по иному сценарию. Согласно замыслу организаторов, Игры должны были стать профессиональным турниром, который бы привлек внимание спортсменов высшего мирового дивизиона. Поэтому организационную сторону проекта вдохновители Adrenalin Games решили выстраивать в соответствии с самыми высокими международными стандартами. Бюджет первых Летних игр, прошедших в подмосковном Тушино в конце августа 2006 года, превысил 400 тысяч долларов, причем большую часть этих средств организаторы соревнований получили не от спонсоров-брендов, а от частных инвесторов – бизнесменов, поддержавших проект из своих личных соображений.

Львиная доля бюджета была израсходована на строительство скейтпарка. Для его сооружения из Германии был выписан всемирно известный проектировщик Андреас Шутценбергер, на счету которого крупнейшие спортивные площадки Европы и Америки. Кроме того, беспрецедентные по российским меркам средства были потрачены на призовой фонд, общая сумма которого составила более 25 тысяч долларов. Никогда ранее экстремальные турниры в России не оперировали подобными цифрами. Но это было принципиальной позицией руководства Adrenalin Games. «Денежный фонд – одна из главных составляющих статуса международных соревнований. Конечно, на Западе вы услышите о совсем других суммах, но для России уже первые Adrenaline Games стали безоговорочным лидером, и это серьезный шаг в развитии экстремального спорта», – уверен руководитель проекта Adrenalin Games, представитель организации «Спортивная Россия» Александр Поцелуев.

В этой структуре надеются, что благодаря Adrenalin Games русский экстрим сможет выйти на мировую арену. Ведь в первую очередь, Игры – это уникальный шанс помериться силами и перенять навыки у лучших иностранных райдеров. Во-вторых, проект рассчитан на то, чтобы обеспечить российских спортсменов как можно более качественной инфраструктурой. И, наконец, в-третьих, Adrenalin Games призваны способствовать максимальной популяризации экстремального спорта, превращению его в массовый, что позволит существенно повысить уровень российских спортсменов, который сегодня, к сожалению, пока весьма невысок.

Философия драйва

Первые Adrenalin Games прошли на вполне достойном уровне. В общей сложности, Игры посетило 15 тысяч зрителей. Освещать мероприятие приехали десятки телевизионных команд, многие из которых представляли западные СМИ. Общефедеральный канал «Спорт» сделал часовую программу, которую в течение последующих трех месяцев ставили в эфир еще восемь раз. Словом, организаторы могли гордиться проделанной работой.

Возможно, вторые Игры, которые должны были пройти в начале весны этого года, оказались бы еще более масштабными, однако в планы внесла свои фатальные коррективы природа. Бесснежный московский март поставил крест на возможности провести Игры качественно и зрелищно.

Теперь в повестке дня Ассоциации экстремальных видов спорта (которую недавно возглавил Олег Савченко) подготовка новых летних Игр, чей размах, по обещанию Александра Поцелуева, «потрясет воображение даже самых прожженных западных райдеров». При этом главное, чего хотят избежать организаторы, – это превращения Игр в популярное коммерческое телешоу. Имидж в среде экстремалов ¬– ключевой критерий успеха, поэтому чрезмерные спекуляции на экстриме как образе жизни и философии свободного самовыражения могут рано или поздно отвратить от соревнований даже самых нейтрально настроенных райдеров. В идеале менеджеры Adrenalin Games намерены найти четкий баланс между коммерческой направленностью проекта и эмоциальным зарядом экстрима.

Зрелище прежде всего

К слову, о рентабельности Adrenalin Games организаторы пока и не думают. По словам Олега Савченко, выйти на уровень полной самоокупаемости игры смогут не раньше, чем через три-четыре года. На Западе экстремальный спорт – это многомиллиардная индустрия со своими ведущими брендами и средствами массовой информации, а в России «бизнес на экстриме» находится в зачаточном состоянии. На первом плане перед российскими экстремалами пока стоят задачи другого характера – пропагандистского. «Экстремальный спорт в нашей стране все еще малоизвестен, – сетует Александр Поцелуев. – Каждый раз нам приходится долго объяснять отечественным чиновникам и бизнесменам, что такое экстремальные дисциплины и почему их продвижение полезно не только для молодежи, но и для страны в целом. Ведь экстрим – это очень условное понятие. Выброс адреналина при занятии столь популярным ныне фингербордингом несопоставимо ниже, чем, например, при прыжках в воду с трамплина. Экстрим – это прежде всего модный образ жизни».

Именно в «модности» экстрима, по словам маркетологов, и кроется его коммерческий потенциал. Сегодня экстремальный спорт является невероятно привлекательной и перспективной нишей для продвижения практически любого бренда. В Европе и Америке крупнейшие компании давно работают с аудиторией любителей экстремального времяпрепровождения, ведь это помогает им не только отхватить новый сегмент рынка, но и придать своему бренду колоссальный эмоциональный заряд. История формирования бренда Red Bull – наглядное тому подтверждение. Если бы не популярность экстремальных дисциплин, об этом сладком бодрящем напитке вряд ли кто-либо помнил сегодня.

Тем не менее уже на грядущих летних Adrenalin Games-2007 ожидается появление крупного международного спонсора – компании Quicksilver. И, как уверен Андрей Поцелуев, «за этим гигантом обязательно потянутся и остальные».

Партнеры журнала: