Евгений Плющенко: «Главный мой соперник — я сам»

Большой спорт №3(60)
Борис Ходоровский
Олимпийский чемпион Турина – об очередном титуле, планах на Сочи и жизненных принципах

Вся карьера Евгения Плющенко проходила буквально на глазах у автора этих строк. Прекрасно помню выход задорного мальчишки в русском костюме на показательных выступлениях в Санкт-Петербурге, его международный дебют на чемпионате Европы в Милане в 1998-м, когда в отсутствие готовившихся к Олимпиаде в Нагано Ильи Кулика и Алексея Урманова юный ученик Алексея Мишина уступил только уже считавшемуся опытным бойцом Алексею Ягудину.

Помню противоречивый сезон, когда Плющенко обыграл ушедшего уже к Татьяне Тарасовой Ягудина на чемпионате Европы – 2000 в Вене и с треском провалился через два месяца на чемпионате мира в Ницце, исполнив вместо сложнейших каскадов нехарактерный для него элемент фигурного катания, именуемый «бабочкой».

Помню первую победу Евгения на чемпионате мира в Ванкувере, захватывающую дуэль с Ягудиным, завершившуюся его поражением в Солт-Лейк-Сити. Отдельной главой стал триумф в Турине, после которого питерский фигурист неприятно поразил искренне переживавших за него российских журналистов холодным высокомерием. В Ванкувере также порой было неприятно наблюдать за реакцией ставшего «всего лишь» серебряным призером российского фигуриста и слушать его рассуждения о «заговоре».

Честно признаюсь, такого Плющенко, как в Шеффилде, увидеть уже не ожидал. Свою победу Евгений воспринял и подал так, как и подобает истинному чемпиону. Наша беседа растянулась в пространстве и времени. О чем-то поговорили сразу после соревнований, о чем-то – на приеме у губернатора Санкт-Петербурга, куда были приглашены все питерские призеры первенства континента, о чем-то – на представлении ледового проекта «Бременские музыканты», в котором Евгений выступал в качестве звездного гостя.

После возвращения из Шеффилда вам пришлось поучаствовать в большом количестве протокольных мероприятий, побывать на приемах у руководителей города и страны…

Чувствую себя так, будто еще одну Олимпиаду выиграл. Приятно было получить поздравления от президента, премьер-министра, губернатора. Ощущал и поддержку всех болельщиков.

Какие эмоции вы испытывали в Шеффилде, став семикратным чемпионом Европы?

Я словно вернулся на десять лет назад. Фактически начал новый этап своей карьеры. Не принадлежу к числу тех, кто, выиграв одну Олимпиаду, начинает снимать дивиденды со своего золота. Любой спортсмен хочет заниматься тем, что у него получается лучше всего, – соревноваться. Для меня сейчас важнейшей мотивацией является Сочи-2014. Это будут мои четвертые Игры. Не знаю, каким будет результат, но само участие в них – уже победа.

Раньше любое место, кроме первого, вы считали неудачей…

С годами каждую победу воспринимаешь иначе. В Шеффилде она далась очень тяжело. Я бы поставил этот успех в один ряд с олимпийским золотом в Турине и победой на чемпионате мира 2001 года, когда мне впервые удалось опередить своего главного в ту пору соперника Алексея Ягудина.

Сложнее было бороться с конкурентами или с самим собой?

Уже давно не борюсь с конкурентами, хотя в мужском фигурном катании уровень соперничества возрастает с каждым годом. Появилось много сильных спортсменов. Я же пытаюсь преодолеть себя, выступая иногда через силу.

Сегодняшние травмы – это результат погони за сложностью в начале нулевых, когда вы исполняли каскады «4+3+3»?

Скорее это результат того, что я очень долго катаюсь. Ежедневные тренировки, постоянные физические нагрузки – все это здоровья не добавляет.

Тренировочный процесс у подходящего к 30-летнему рубежу Плющенко такой же, как у юного чемпиона начала нулевых?

Другой. При подготовке к сезону обязательно нужно пройти полноценный тренировочный цикл. В нынешнем сезоне сделать это не удалось. Перед соревнованиями занятия очень короткие, чисто на технику. Хотя по насыщенности они не уступают занятиям десятилетней давности.

Можно сказать, что мои имя и фамилия давно уже стали брендом. Свой бизнес связываю с фигурным катанием. Мечтаю открыть свою академию, где были бы не только каток и работающие на нем тренеры, но и гостиница, общеобразовательная школа, восстановительный центр. Эту идею уже одобрил мой тренер Алексей Мишин

Стиль жизни за прошедшие десять лет у вас тоже изменился…

В какой-то момент изменился, но сейчас вся моя жизнь, как и раньше, направлена на достижение успехов в спорте. В нынешнем сезоне я отказался от участия во всех шоу. Исключение составили два выступления в Италии, 31 декабря и 1 января. После чемпионата России было даже полезно показать на публике те элементы, которые не слишком удачно были исполнены в Саранске. После того как принял решение выступать на чемпионате Европы, подобная практика была необходима. Да еще после победы на европейском первенстве съездил в очень короткое гастрольное турне в КНДР и Китай. Хотя предложений о выступлениях в шоу, очень выгодных в финансовом плане, получил много. Летом мне только в Японии предлагали тур на 50 выступлений. Я отказался и предпочел тренироваться. На светских мероприятиях тоже не мелькал. Посещал только те, которые проводились нашими деловыми партнерами. Моя жизнь проходила по очень жесткому графику: утренняя тренировка, отдых, вечерняя тренировка или восстановительные процедуры.

Для вас принципиально было выиграть чемпионат Европы, исполнив четверной прыжок в произвольной программе, хотя золото можно было завоевать и без этого?

Безусловно. Я ведь не в воздух бросал слова о том, что нужно увеличить «стоимость» самого сложного элемента в фигурном катании в цифровом выражении. В короткой программе я пошел на замену четверного тулупа на тройной лутц только потому, что у меня не осталось сил исполнить сложнейший каскад. Колено болело безумно. Для меня каскад «3+3» – это шаг назад. Не случайно в короткой программе я уступил Артуру Гачинскому. Наверное, мы с тренером Алексеем Мишиным переоценили свои силы при подготовке к ЧЕ-2012. Готовили в произвольной программе два четверных, и получалось ведь совсем неплохо! Уже непосредственно в Шеффилде пришлось приводить в порядок колено и спину. На короткую программу вышел после пяти уколов. В такой ситуации прыгать четверной было безумием. После этого пришлось бы минуту-другую стоять на льду и приходить в себя.

В Шеффилде вы в течение дня поменяли озвученное сразу же после завершения короткой программы решение не исполнять четверной прыжок в произвольной. Возможно, и обнародованные планы пропустить чемпионат мира в Ницце тоже изменятся?

Это исключено. Проведенная немецкими медиками магнитно-резонансная томография показала, что необходимы сразу две операции. Кроме колена, хирургического вмешательства требует спина. Она досаждала мне на протяжении всего нынешнего сезона, но приходилось терпеть и выступать, превозмогая боль. Нужно будет отдохнуть, восстановить силы и спокойно готовиться к следующему сезону.

Оперироваться вы ездите в Мюнхен. Российским врачам не доверяете?

Уже не раз именно наши, российские медики восстанавливали меня к ответственным соревнованиям. Так было и перед Шеффилдом. Просто в Мюнхене уникальная аппаратура для спортивной медицины и великолепные условия для реабилитации. Эту клинику порекомендовал мне врач «Зенита» Михаил Гришин в 2005 году, когда я просто ходить не мог и вынужден был сняться с чемпионата мира, проходившего в Москве.

Сверстаны ли планы подготовки к будущему сезону, который в Шеффилде вы назвали определяющим в плане подготовки к Олимпиаде в Сочи?

План тренировочных сборов уже составлен. В мае уезжаю в Кисловодск, откуда на пять дней заеду в Сочи. Там буду закладывать базу общефизической подготовки. На льду начну тренироваться вместе со всеми фигуристами группы Алексея Мишина. Места проведения сборов в последние годы не меняются: Италия, Испания, Эстония. Не собираюсь изменять и нашей постоянной тренировочной базе во дворце спорта «Юбилейный» в Санкт-Петербурге. Это, можно сказать, второй дом.

Можете раскрыть секреты, связанные с новыми программами?

Процентов на 70 договорились с иностранными хореографами, фамилии которых пока называть не буду, о постановке программ на предолимпийский сезон. Думаю, что это будет не танго. Пока о чем-то конкретном говорить рано. Начнем пробовать, экспериментировать, смотреть, подходят ли предложенные хореографами идеи мне. Ставить программы будем в Италии.

Ваш поистине фантастический прогресс во вращениях связан с работой со Стефаном Ламбьелем?

Нет, со Стефаном мы над вращениями не работали. Прогресс в этом элементе – целиком и полностью заслуга Алексея Мишина. Он разработал новую систему отработки вращений на полу на специальном тренажере. Это ноу-хау моего тренера. На льду отработкой вращений в нынешнем сезоне я занимался совсем немного по времени. Прогресс же отметили не только болельщики и журналисты, но и арбитры, что очень важно.

В чем же в таком случае заключался вклад в вашу подготовку швейцарского специалиста?

Он ставил мне программу, но по ряду причин от нее пришлось отказаться. Сохранили только два движения, которые органично вошли в ту композицию, с которой я выступал на чемпионате Европы. Это не означает, что на сотрудничестве со Стефаном поставлен крест. С ним интересно работать, и не исключаю, что он приедет на один из сборов группы Мишина. Из Стефана получится хороший хореограф. Он поставил интересную программу, но, увидев конечный результат, я все же сказал Алексею Мишину и хореографу Давиду Авдышу, что нужно делать танго.

Любой спортсмен хочет заниматься тем, что у него получается лучше всего, – соревноваться. Для меня сейчас важнейшей мотивацией является Сочи-2014. Это будут мои четвертые Игры. Не знаю, каким будет результат, но само участие в них – уже победа

В Турине вы говорили о том, что, выиграв золотую олимпийскую медаль, вынуждены искать для себя новые стимулы и мотивацию. Одной из целей были эксперименты в хореографии, другой – освоение новых сложных прыжков. Прыгать четверной лутц или флип не позволяют травмы, но ведь нынешняя программа очень напоминает олимпийскую образца 2010 года…

Не могу согласиться с таким суждением. Да, в нынешнем сезоне я снова катал танго. Только в Ванкувере был танец страсти и любви, а сейчас – страданий и разочарований. Это никоим образом не связано с результатом олимпийского сезона. Просто мне нравится танго, и сейчас идет своеобразная перекличка в этом ритме. Я люблю экспрессивную, жесткую, но мелодичную музыку. Именно таким мне видится танго нынешнего сезона. В том образе, который я воплотил на льду, не стоит искать ни отголосков Олимпиады, ни намеков на личную жизнь.

Долгое время тренер Алексей Мишин мог диктовать вам волевым решением, какую программу нужно катать. Сейчас решающее слово принадлежит вам?

За исключением самых первых лет нашего сотрудничества решение о программах принималось совместно. Благодарен Алексею Николаевичу за то, что он всегда учитывает мою позицию и дает большую степень свободы в выборе музыки и хореографии.

Правда ли, что вы настояли на отсутствии в Шеффилде скандально известного психолога Рудольфа Загайнова, взявшего под опеку Ксению Макарову?

Ничего подобного не было. Я ведь не могу диктовать свою волю руководителям федерации, формировавшим состав команды.

После Солт-Лейк-Сити было много разговоров о том, что чары мага помогли Алексею Ягудину обыграть вас…

В той дуэли использовались самые разные средства. Можно говорить все что угодно. Не исключаю, что какое-то влияние Загайнов оказал, но решающим стало мое падение в короткой программе. После этого рассчитывать на общий успех было проблематично. С четвертого места мне удалось подняться на второе.

Видите ли вы серьезного конкурента в лице Артура Гачинского?

Он единственный, кто в Шеффилде чисто исполнил два четверных прыжка в произвольной программе. Артур – боец, который борется до конца в любой ситуации. Мне приятно, что есть такой «спарринг-партнер» на тренировках и соперник, не дающий расслабиться на соревнованиях.

Чем он превосходит вас уже сейчас?

Молодостью, амбициозностью и, пожалуй, мотивацией. Все-таки у него нет всех тех титулов, которые есть у меня. Гачинский нацелен на успех, и мне ничего не остается, как постараться не допустить его на высшие ступени пьедестала почета. Хотя уже сегодня он заслужил быть первым, по крайней мере в Европе. На тренировках Артур делает несколько разных четверных прыжков, и иногда я вспоминаю себя в его годы.

Дуэль Плющенко – Гачинский в преддверии Сочи и на самой Олимпиаде-2014 можно сравнить с дуэлью Плющенко – Ягудин в преддверии Солт-Лейк-Сити и на Олимпиаде-2002?

Не исключаю такого. Меня, во всяком случае, сама идея очень заводит. Всегда ведь тяжелее отстоять завоеванные позиции. Ну а интригу в нашем соперничестве, не сомневаюсь, будут подогревать до Олимпиады журналисты. Чтобы соперничать с Артуром, нужно восстановить те четверные прыжки, которые были в моем арсенале. Не исключаю, что замахнусь на четверной лутц.

Вы приняли приглашение организаторов ледового шоу «Бременские музыканты» выступить в Москве в качестве специального гостя…

Это благотворительный проект, и я не мог не откликнуться на приглашение. Да и, посмотрев мое выступление, многие ребята пойдут записываться в секцию фигурного катания.

Своего сына вы, тем не менее, отдали в хоккейную…

Пока Егор до конца не определился. Иногда, когда мы с ним вместе выходим на лед, он делает «ласточку», другие простые элементы и спрашивает: «Папа, а может быть, мне лучше фигурным катанием заняться?»

Тренеры клуба «Серебряные львы», в детской команде которого тренируется Егор Плющенко, говорят, что у него задатки хорошего хоккеиста…

Я не знал об этом. Главное, чтобы сыну было интересно заниматься спортом. Да и гонорары у хоккеистов выше.

На рекламе «Бременских музыкантов» рядом с логотипами организаторов и спонсоров был бренд «Евгений Плющенко», причем на английском языке…

Можно сказать, что мои имя и фамилия давно уже стали брендом. Свой бизнес связываю с фигурным катанием. Мечтаю открыть собственную академию, где были бы не только каток и работающие на нем тренеры, но и гостиница, общеобразовательная школа, восстановительный центр. Эту идею уже одобрил мой тренер Алексей Мишин.

Вы отработали полный срок в Законодательном собрании Санкт-Петербурга, хотя и нечасто появлялись на заседаниях…

Политика – довольно грязное дело и точно не мое. Даже говорить о моем депутатском опыте не хочется.

Партнеры журнала: