Чувство полета

Большой спорт №3(60)
Дмитрий Маслов

На состоявшемся в феврале в Осло чемпионате мира по сноуборду золотую медаль в хаф-пайпе завоевал уроженец Подольска и один из лидеров сборной Швейцарии Юрий Подладчиков. В интервью журналу «Большой спорт» Юрий рассказал о своем пути к вершине, принципиальных отличиях между райдерами, катающимися на «мягких» и «жестких» досках, и планах по организации тренировок в Красной Поляне. А также признался, почему не спешит переходить под российский флаг и представлять нашу страну на международных соревнованиях.

В нынешнем сезоне вы нечасто участвовали в контестах мирового сноубордического тура TTR. В чем причина?

По-другому расставил приоритеты. В частности, ездил в США на зимние Х Games, где занял второе место после Шона Уайта. Победить, к сожалению, не смог.

Несколько лет назад в одном из интервью вы довольно жестко противопоставляли тех, кто катается на «мягких» и «жестких» досках. Сейчас тоже считаете, что «полетные» дисциплины – не спорт в чистом виде?

Стиль жизни действительно несколько разный. Настоящий спортсмен должен уметь как полностью концентрироваться на соревнованиях, так и «отрываться». В параллельном слаломе от райдера требуется пройти трассу быстрее соперника, у нас же задача – выступить максимально красиво. Это принципиально разные подходы. В своем кругу мы даже не называем катающихся на «жестких» досках сноубордистами, поскольку наш вид начинался с запрета, с его преодоления. Борд противопоставлялся горным лыжам как более свободный вид, делающий упор на эстетику, самореализацию. Сам термин «быстрее» здесь мало уместен.

В России хотят, чтобы я сменил наставника, занимался вместе со спортсменами сборной, под руководством работающих в ней специалистов. Для меня это неприемлемо. Я доверяю своим тренерам, с которыми давно сотрудничаю и дружу, и отказываться от их услуг не собираюсь. Равно как и менять составленную этими людьми программу подготовки. На самом деле это главная причина того, почему я по-прежнему выступаю за Швейцарию

Когда у вас появились первые спонсорские предложения, вы долго думали, принимать ли их? Ведь деньги в некотором смысле разрушают саму идею сноуборда как проявления свободы.

Первый спонсор у меня появился, когда я занимался скейтом, именно в этом виде начинал участвовать в соревнованиях. Я никогда не ставил цели заработать на этом, старался для себя, хотел повыше прыгнуть, сделать красивее… Первые сноубордические спонсоры появились у меня в 13-летнем возрасте. Некоторые предложения принимал, компаниям же, которые мне не нравились, отказывал.

Вы выросли в Европе. Как считаете, в России смогли бы стать райдером такого уровня, каким являетесь сейчас?

В России есть хорошие скейтеры, на азиатских X Games несколько лет назад я с ними сталкивался. Со сноубордом сложнее. Сейчас не знаю выступающих в мировом туре TTR спортсменов из вашей страны. Так что не могу объективно ответить на этот вопрос.

Некоторое время назад активно обсуждалась возможность вашего перехода в сборную России. На какой стадии переговоры сейчас?

Они заморожены. Это очень сложный вопрос. Я просто хочу концентрироваться на сноуборде и не отвлекаться на бюрократические проблемы. Лишний стресс не нужен, у меня нет желания с ним бороться. Родители и менеджмент стараются ограждать меня от проблем.

Вам все равно, за какую страну выступать?

Я вырос в Швейцарии, здесь живут мои доктора, тренеры. По большому счету им все равно, под каким флагом я буду выходить на старт. Но в России хотят, чтобы я сменил наставника, занимался вместе со спортсменами сборной, под руководством работающих в ней специалистов. Для меня это неприемлемо. Я доверяю тренерам, с которыми давно сотрудничаю и дружу, отказываться от их услуг не собираюсь. Равно как и менять составленную этими людьми программу подготовки. На самом деле это главная причина того, почему я по-прежнему выступаю за Швейцарию. Мои спонсоры Quiksilver и Red Bull предлагают устроить тренировки в Сочи, так что планы, связанные с вашей страной, у меня есть.

Когда вы в последний раз были в России?

Летом 2010 года. Я бы хотел приехать на организуемые в Санкт-Петербурге соревнования Quiksilver New Star 2012, которые пройдут 10 марта 2012 года. Я знаю, что в этом году соревнования получили 4 звезды в линейке мирового тура Ticket To Ride, что, несомненно, является знаком качества и статуса и обеспечивает приезд самых авторитетных райдеров. Но у меня не получается: в это же время проводится US Open. Это очень важные для меня старты, пропустить которые никак не могу.

Снимаетесь ли вы сейчас в сноубордическом видео?

Трэвис Райс приглашал принять участие в фильме The Art of Flight, премьера которого состоялась в том числе и в Москве. Но у меня возникли проблемы с паспортом – требовалась его замена, – и приехать я не смог. Я снимался с Райсом в течение четырех дней в Канаде, однако на US Open сломал ключицу и не принял участия в эпизодах в пайпе и на трамплинах. Если у Трэвиса появятся новые планы насчет фильмов, с удовольствием присоединюсь.

Вы участвуете в турнирах по скейту?

Давно не делал этого, но планирую. В 2007 году попал в финал мирового тура Quiksilver Bowlriders, выиграл один его этап. Это очень большое достижение, лучшее в моей карьере. Но чтобы повторить его, нужно много тренироваться.

В своем кругу мы даже не называем катающихся на «жестких» досках сноубордистами, поскольку наш вид начинался с запрета, с его преодоления. Борд противопоставлялся горным лыжам как более свободный вид, делающий упор на эстетику, самореализацию. Сам термин «быстрее» здесь мало уместен

В октябре в Новой Зеландии вы впервые приземлили трюк Switch Backside Double Cork 1260. Есть ли в планах новые рекорды?

Да. При подготовке к этому трюку я пробовал некоторые пока никем не выполненные элементы, требующие еще большего времени нахождения в воздухе. Они у меня в голове, но нужен подходящий пайп. Пока такой даже не построен.

Ваш брат Игорь – довольно известный музыкант. Как у него идут дела?

Неплохо. Я ему немного помогаю. Летом мы ездили во Францию, в студию, предоставленную Quiksilver, записали несколько песен. Недавно Игорь переехал из Цюриха в Денвер, из-за чего пришлось набирать новый состав группы. С этим уже справились.

Сами вы играете на каком-либо инструменте?

Я всю жизнь повторяю то, что делает старший брат. Даже на сноуборде стал кататься вслед за ним. Правда, в 19-летнем возрасте Игорь у меня на глазах получил тяжелую травму, из-за которой две-три недели провел в госпитале. Так он закончил со спортом, взяв в руки гитару. И я вслед за ним. Покупаю их постоянно, вожу с собой на соревнования. Это своеобразная болезнь.

У вас не появился страх после травмы брата?

Он очень любил адреналин и имел огромный талант, но постоянно шел на риск. Например, на пайпе никто не катается из-за тумана и льда, а Игорь начинает исполнять самые сложные трюки. Вот и случилось несчастье. Я же, наоборот, четко знаю, когда надо пробовать, а когда лучше обождать, перестраховываюсь.

Что для вас престижнее: победа на Олимпийских играх или на X Games?

Конечно, Олимпиада, которую я пока не выигрывал. Мне с каждым годом интереснее выступать. Помню, поначалу занимал двадцатые – тридцатые места и не совсем понимал, зачем я это делаю. Сейчас же во многих соревнованиях меня воспринимают в качестве фаворита, и это бесподобное ощущение. Да я и сам чувствую, что выиграю.

Партнеры журнала: