Знаменосец

Большой спорт №3(40)
Артем Загуменнов
О том, чем он пожертвовал ради победы, как пришел в конькобежный спорт и что готов сделать для его развития в России, Иван Скобрев рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Еще за несколько недель до Олимпийских игр в Ванкувере российский конькобежец Иван Скобрев мечтал хотя бы об одной медали. А завоевал сразу две – серебро на дистанции 10 000 метров и бронзу на 5-километровке. При этом в шаге от пьедестала Иван остановился и в спринтерской гонке на 1500 метров. Поэтому неудивительно, что именно Скобрев нес флаг России на торжественной церемонии закрытия главных стартов четырехлетия. 
О том, чем он пожертвовал ради победы, как пришел в конькобежный спорт и что готов сделать для его развития в России, Иван Скобрев рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Как вы пришли в конькобежный спорт и почему выбрали именно коньки, а не, например, футбол?


Сейчас я могу проанализировать свой вы­бор, листая семейный альбом: на фотогра­фиях мне нет и трех лет, но уже стою на коньках. Так получилось, что вся моя семья очень спортивная: мама – мастер спорта международного класса, отец – мастер спорта по конькобежному спорту, поэтому на роду было написано выходить на лед и кататься, что я и начал делать в неполные три года. Сначала – фигурные коньки, потом встал и на беговые. Несмотря на другие интересы – плавание и волейбол – душа моя лежала к конькам, и ничто не могло помешать приходу в конькобежный спорт. И все получилось: олимпийские медали – результат, которого я жду с трех лет.


Какие еще были соблазны на долгом пути к олимпийским наградам?


Одним из главных соблазнов явился волейбол. Лет в четырнадцать у меня в Хабаровске, где я на тот момент тренировался, возникли проблемы с катком – не было специальной машины для заливки льда, а кататься по сугробам невозможно. Так получилось, что рядом с домом располагался спортзал, где набором детей в секцию занимался знакомый тренер. Я записался в его группу и около двух лет отдал волейболу. Неплохо получалось, а когда стали появляться варианты для тренировок на коньках, пытался совмещать два вида спорта. У каждого из них есть свои плюсы и минусы. Например, в Хабаровске на улице температура минус 30, в зале же значительно теплее. Но я лидер в душе, и мне часто приходилось командовать на волейбольной площадке. Однако у других ребят не всегда получалось так же здорово, как у меня. А на коньках я принадлежал сам себе и только сам отвечал за прогресс. Так вышло, что положительный результат на льду появился гораздо раньше, чем в волейбольной команде. Естественно, когда возникла возможность отправиться на первые заграничные сборы в китайский Харбин – именно там был искусственный каток, до которого ближе всего добираться с Дальнего Востока, – мой выбор пал на конькобежный спорт. Спасибо первому тренеру Виталию Важнину, вовремя раскрывшему мой талант и позвавшему за собой, а также давшему понять, что я могу быть лидером не только на Дальнем Востоке, но и во всей России. Он же вывез меня на мой первый российский чемпионат, где сразу удалось выиграть дистанцию 1500 метров, а дальше уже Санкт-Петербург, Череповец, Москва… Все закрутилось, и вот результат.


Как учились в школе? Какие у вас были оценки?


В школе учился хорошо, что порой очень удивляло преподавателей. Они не понимали, как такое возможно, поскольку я мало присутствовал на занятиях, но меня хвалили за эрудированность. Конечно, не могу сказать, что силен в математике или других точных науках, но всегда умудрялся вовремя переписать, прочитать, понять суть вопроса и грамотно пересказать его учителю. Возможно, это и подкупало. Преподаватели знали, как я работаю на тренировках и соревнованиях, и где-то порой завышали оценки либо помогали разобраться в той или иной теме, так что с учебой проблем не было. И конечно, за успеваемостью всегда следила мама. Она, наверное, одна из тех, кто не очень радовался моим успехам в спорте, – сама тоже когда-то варилась в этом котле, но желаемых высот не добилась. Увы, не каждому удается стать чемпионом. Кстати, я до сих пор учусь, сейчас уже в аспирантуре, пишу кандидатскую диссертацию. Видимо, мамины старания и привили мне любовь к учебе.


Первым делом, когда вернусь домой, – обниму любимого кота. Он появился у меня за шесть месяцев до наступления года Тигра. Так что это мой домашний «тигренок». Правда, совсем не маленький – все-таки это азиатский леопард, который весит уже десять килограммов. Он очень умное создание. Я считаю его моим талисманом, помогающим отдохнуть, переключиться, набраться сил

В юном возрасте главный соблазн – девушки. Как удалось не свернуть с пути?


Прекрасный пол люблю и с уважением отношусь к своим поклонницам, ко всем, кто за меня переживает. У меня есть девушка, которая болеет за мои успехи и порой черес­чур ревностно относится к вниманию, обрушившемуся на меня после первых побед. Однако могу ее понять. Я не женат и не уверен, что в ближайшем будущем это случится, так как не хочу никого обманывать, и в первую очередь ее. Как минимум у меня есть близкий человек, поддерживающий меня. У нас все как у обычных людей: есть и ссоры, и конфликты. Пока справляемся, но финальная точка еще не поставлена – кольца на пальце нет.


А каков ваш идеал?

Трудно описать, но в первую очередь это человек, готовый помогать мне во всем, при этом не мешая. Коньки – главное дело моей жизни, то, что я люблю, и то, чему я отдаю все свое время. От спорта я получаю огромное удовольствие и хочу заниматься им как минимум ближайшие четыре года.


Давайте вернемся в прошлое, а точнее в тот момент, когда вы приняли непростое для себя решение и стали тренироваться с итальянской командой. Как вы к этому пришли?

В первую очередь, не был доволен своими результатами. Вроде все составляющие для успеха имелись: комфортные условия, спонсорский контракт с моим крестным Владимиром Шастиным и судоходной компанией Asia Shipping, также меня поддерживала «Северсталь» из Череповца. Хватало всего для жизни и получения удовольствия, кроме одного – результата, поэтому в какой-то момент при поддержке Шастина я принял решение искать другой вариант. Можно вечно выигрывать чемпионаты России, но быть в мире четвертым-пятым и никогда не добиться большего. До этого года я мечтал об олимпийской награде любого достоинства, теперь же замахиваюсь на золото, все-таки победитель Олимпиады есть победитель Олимпиады. Тогда-то и окончательно осознал, что в России чего-то серьезного добиться будет сложно. Не хочу никого винить, просто здесь нет ни команды, ни базы, необходимой для прорыва. Передо мной стоял непростой выбор из трех коллективов, и мне кажется, я сделал правильно, перейдя к итальянскому специалисту Маурицио Маркетто и в команду к Энрико Фабрису, знаковой фигуре в конькобежном спорте. Я этому рад и хочу поблагодарить всю италь­янскую дружину за помощь и медали, которые удалось завоевать.


Как вас воспринимали итальянцы? Как соперника или как товарища?


У нас в команде сложились очень хорошие отношения. Спасибо ребятам за атмосферу, которую они создавали и продолжают создавать. Конечно, все переживают по поводу моей победы над Фабрисом. Двукратный олимпийский чемпион остался в Ванкувере без наград, и этому есть объективные причины, мы уже начинаем их обсуждать. Хочется провести грамотные переговоры, сделать правильные выводы и сохранить команду. Ребята отнеслись к сложившейся ситуации нормально. Негативная реакция была только со стороны Олимпийского комитета Италии, но это можно понять. В конькобежном спорте у них нет ни одной медали, но есть награда у спарринг-партнера, который ехал именно как спарринг-партнер, а стал едва ли не главным конкурентом. Однако я ничего не отбирал у Энрике, он нигде не был четвертым, поэтому меня не в чем винить. Я старался и бился до последнего, на пяти километрах мы «бодались» как могли, и так вышло, что медаль досталась мне. Энрике демонстрировал превосходную готовность на Кубках мира, в том числе в Солт-Лейк-Сити, и один из его результатов стал лучшим в сезоне на пяти километрах – 06.06,06. На очень высоком уровне Фабрис провел и чемпионат Европы. Но, видимо, рановато вошел на пик формы и не смог ее сохранить до Олимпиады. Отсюда небольшой провал на Играх. Я думаю, он еще проявит себя и это случится в самом ближайшем будущем.


На какие дистанции ставили и на что рассчитывали перед Олимпиадой?


Честно говоря, перед Олимпиадой очень боялся делать какие-либо прогнозы, это связано с нагрузками. Когда я попал к итальянцам, то сходил с ума, просто не понимал, что происходит, и думал, правильно ли делаю, тренируясь в таком ритме. Было очень тяжело. Но уже после первых этапов Кубка мира, когда появился результат, пошли стабильные секунды и я стал одним из лидеров сезона, начал верить в успех. Однако страх присутствовал. Для меня вообще самое тяжелое – находиться на Олимпиаде, следить за другими видами спорта, а самому только тренироваться и не знать, получится ли выступить достойно. На «пятерке» я отдал все и показал сумасшедший бег. Было огромное желание победить. Настраивался, конечно, на «пятерку» и «десятку», даже по ходу сезона понимал, что на «десятке» хорошие шансы. Единственное, меня немного подкосил чемпионат Европы. Вроде бы и третье место в многоборье (его у России давно не было), но при этом неудача на длинных дистанциях, где я даже не попал в призеры. Это заставило поволноваться, но когда проанализировал, что делал не так, понял: много работал вне команды и провел это время в России. В общем, принял решение непосредственно перед Олимпиадой вернуться в Италию, отработать еще две недели и потом уже показать результат на предолимпийских стартах. Все получилось.


Я уезжал из Канады с чувством выполненного долга перед собой, семьей, страной, спонсорами. Прекрасно, когда покидаешь соревнования именно с таким настроением. Здесь нет какой-то огромной радости или ощущения наподобие «жизнь удалась». Я просто понимаю, что пахал на льду не зря, и теперь не стыдно за прожитые годы и те силы, которые были отданы спорту

Какие впечатления оставила Олимпиада в Ванкувере?


Положительные. Я уезжал из Канады с чувством выполненного долга перед собой, семьей, страной, спонсорами. Прекрасно, когда покидаешь соревнования именно с таким настроением. Здесь нет какой-то огромной радости или ощущения наподобие «жизнь удалась». Я просто понимаю, что пахал на льду не зря, и теперь не стыдно за прожитые годы и силы, отданные спорту.


На закрытии вы несли флаг сборной. Что это для вас значит?


Это адекватная оценка моих трудов. Российским чиновникам – огромное спасибо, что увидели во мне лицо страны. 25 февраля я планировал вылететь из Ванкувера, но руководство пошло на перемены, пере­оформило билет и отправило в Москву уже чартерным рейсом. Очень приятно, что удостоили чести нести флаг. Это многое для меня значит.


Расскажите, чем вы увлекаетесь в то время, когда не тренируетесь.


Общением с прессой (смеется). Если честно, в эти дни только и удавалось, что поговорить с журналистами, отвечать на SMS-сообщения и телефонные звонки. Пытаюсь разобрать свою электронную почту, куда свалилось огромное количество писем (где-то около тысячи), поэтому сейчас мое хобби – компьютер. Смотрю, что пишут обо мне в Интернете. А вообще я люблю быть дома, заниматься семейными делами. С удовольствием сажаю цветы, стригу газон, ровняю ландшафт – очень многое сделано моими руками. Я человек хозяйственный. И конечно, люблю экстрим, без него никуда. Хотя моя дисциплина и принадлежит к зимним видам, обожаю теплые страны, волны, серфинг. Увлекаюсь и сноубордом. Мотоспорт – еще одна моя слабость, при этом по контракту я не могу этим заниматься, и мой мотоцикл стоит пока в гараже. Коньки – вот моя работа, за которой следят, поэтому мне не хочется, чтобы что-то пошло не так из-за какой-то глупости. Я хочу продолжать работать на высоком уровне как минимум четыре года и не буду создавать себе помех.


Что сделаете первым делом, когда приедете в Россию?


Обниму любимого кота. Он появился у меня за шесть месяцев до наступления года Тигра. Так что это мой домашний «тигренок». Правда, совсем не маленький – все-таки это азиатский леопард, который весит уже десять килограммов. Он очень умное создание: когда я приезжаю со сборов, всегда меня узнает. Иногда мы ругаемся – без меня он скучает и начинает шкодничать. Но когда я с ним рядом и уделяю время, отвечает взаимностью. Я считаю, что он один из моих талисманов, помогающий отдохнуть, переключиться, набраться сил. Приятно осознавать, что я кому-то нужен и могу за кем-то поухаживать. Одним словом, люблю своего кота и первым делом обниму именно его.


Вы завоевали две медали на Олимпиаде. Каков секрет вашего успеха?


Да, я тоже об этом думал, но сложно создать такую формулу, которая позволит тебе стать олимпийским чемпионом или призером Игр. Это прежде всего осознание того, зачем ты родился, зачем пришел в спорт и чего хочешь в нем достичь. Я делал все ради медалей: трудился, трудился и еще раз трудился. Иногда было очень тяжело. Пришлось пересмотреть всю свою жизнь, все тренировочные процессы, которые были у меня до нынешнего года. Но я хочу поблагодарить всех, кто со мной работал, помогал переварить все нагрузки, свалившиеся на меня в Италии. Если человек осознает, что ему нужно и сколько он готов в это вложить, то положительный результат обязательно появится.


И о чем мечтает Иван Скобрев?


Я никогда не говорил, что хочу стать олимпийским чемпионом. Раньше у меня не было такой мечты. А когда завоевал в Ванкувере серебро и бронзу, увидел радость корейца, обогнавшего меня, очень захотелось побывать на его месте. Хочется стать олимпийским чемпионом и сделать это именно дома, в России. А если говорить о более приземленном, то сейчас моя мечта – создать нормальные условия для продолжения работы. Даже если в Сочи мне не повезет, то пусть у кого-то из ребят будет шанс подняться на пьедестал. Так что сейчас, пока есть имя и популярность, буду делать все возможное, чтобы конькобежный спорт в России продолжал развиваться и на Олимпиаде-2014 в Сочи мы завоевали медали.

Партнеры журнала: