Волейбол у Полярного круга

Большой спорт №3(40)
Дмитрий Маслов
О том, как возникла идея создать клуб топ-уровня в 60 километрах от Северного полярного круга и как препятствия пришлось преодолеть, рассказывает президент «Факела» Павел Михайлов.

Статистика утверждает, что 118-тысячный Новый Уренгой – самый маленький город, мужская команда которого становилась призером чемпионата России по одному из главных игровых видов спорта – футболу, хоккею, баскетболу или волейболу. Но интерес «Большого спорта» к «Факелу», занявшему третье место в минувшем волейбольном первенстве страны, вызван даже не этим любопытным фактом, а тем обстоятельством, что клуб представляет Ямало-Ненецкий автономный округ, где температура порой опускается до минус 50°и более, а погодные условия откровенно экстремальны. О том, как возникла идея создать клуб топ-уровня в 60 километрах от Северного полярного круга и как препятствия пришлось преодолеть, заявляя команду из Нового Уренгоя в еврокубок, рассказывает президент «Факела» Павел Михайлов.

Как родилась идея создать в Новом Уренгое клуб топ-уровня?

Родом я из Коломны, а на Север попал по распределению, сначала работал в Салехарде, столице Ямала, а затем – в Новом Уренгое. Все это время не переставал интересоваться волейболом, играл сам, организовывал команды, а профессиональный клуб мы создали с помощью генерального директора «Уренгой газ добыча», ныне называющегося «Газпром добыча Уренгой» – 
Рима Султановича Сулейманова.

В феврале 1996 года в городе Новый Уренгой был юридически зарегистрирован профессиональный волейбольный клуб «Факел». Сначала заявили его в первую лигу (зона Сибирь) чемпионата России, затем начали постепенно подниматься. В 2005 году вышли в суперлигу, а в 2007-м выиграли кубок Европейской конфедерации волейбола (CEV), в прошлом сезоне стали бронзовыми призерами чемпионата России. Для города с населением немногим более ста тысяч человек это очень высокий и серьезный результат.

В Новом Уренгое уже существовала необходимая инфраструктура или ее пришлось создавать буквально с чистого листа?

Сначала мы набрали в команду увлекающихся волейболом ребят из числа приехавших в Новый Уренгой на работу, затем стали приглашать профессиональных игроков. Первоначально базировались в Новом Уренгое, но было очень тяжело: приполярный город, большие перепады температур, недостаток кислорода. Переносить значительные нагрузки в подобных климатических условиях тяжело обыкновенному человеку, что уж говорить о спортсменах высшего уровня, поэтому далеко не каждый игрок согласится жить и выступать в районе Крайнего Севера. А у многих семьи – пока волейболисты отправлялись на выездные матчи, женам приходилось безвылазно сидеть дома, ведь при низкой температуре по улице особо не погуляешь, да и идти по большому счету некуда. Поэтому, когда перед клубом была поставлена задача войти в сильнейший дивизион, я предложил спонсорам арендовать базу в Подмосковье. Два года команда тренировалась и готовилась к играм в Нахабино, после чего переехала в Москву. Сейчас тренируемся во Дворце спорта «Динамо», что находится на улице Лавочкина, предоставили волейболистам жилье в том же районе, проблем практически нет, может быть, только один минус – клубу приходится летать чаще, чем нашим соперникам, ведь домашние матчи проводим в Новом Уренгое. Но зато в родном городе нас всегда ждут с нетерпением.

«Факел» – добротный клуб, в России нет ни одной команды, которую бы мы не обыгрывали. Как президент, очень хочу, чтобы мы стали чемпионами России, завоевали еврокубок. Вопрос в том, насколько это получится. Многое, конечно же, зависит от финансирования. 
В этом вопросе мы очень надеемся на поддержку администрации Ямало-Ненецкого автономного округа

Насколько базирование клуба в Москве увеличивает его бюджет?

Это относительно небольшие деньги, они расходуются на аренду жилья для игроков и спортзала. Другое дело, что время для тренировок нам предоставляют не самое удобное. А основными статьями расходов, как, наверное, и в других клубах, являются фонд заработной платы и транспортные расходы. Все это ложится на плечи основного и бессменного нашего спонсора – «Газпром добыча Уренгой», за что им огромное спасибо. В последнее время поддерживает клуб

и совместное российско-германское предприятие «Ачимгаз». С нетерпением ждем финансовой поддержки от администрации Ямало-Ненецкого автономного округа, предварительная договоренность с которой у нас уже достигнута и утверждена депутатами окружной Думы Ямала.

Были ли случаи, когда волейболист отказывался переходить в «Факел» из-за того, что клуб представляет Новый Уренгой?

Не хочу, как говорится, кривить душой, отказы были. Но есть и обратные примеры. Играл у нас Матей Чернич – это, кстати, первый и пока единственный в российском волейболе легионер из Италии, – который, перейдя из «Факела» в московское «Динамо», где у него спортивная карьера толком не сложилась, очень хотел вернуться в «Факел». Однако мы отказались от его услуг, хотя игрок сборной Италии нам бы очень пригодился, но, как говорится, два раза в одну воду не войдешь. А если рассуждать о Полярном Севере, по большому счету сейчас нет проблем, где играть волейболисту – в Новом Уренгое или 
в любом другом клубе суперлиги, эти грани мы стерли, и уже давно. В целом же, 
в 90 процентах случаев, если мы приглашаем игрока, он переходит в «Факел».

Как вы считаете, какое место «Факел» занимает в России по подбору игроков?

У нас нет топ-волейболистов, даже олимпийские чемпионы американцы Кевин Хансен и Шон Руни не на первых ролях в своей национальной команде. А из россиян разве что Михаил Бекетов не уступает в мастерстве своим коллегам из ведущих российских клубов. Мы объективно не можем сравниться с «Зенитом», «Искрой», «Динамо», новосибирским «Локомотивом» по подбору игроков. «Факел» примерно седьмой-восьмой в стране, наш козырь – профессионально поставленная командная игра.

Как вы относитесь к идее увеличить лимит на легионеров в чемпионате России?

Я думаю, что оптимальный вариант – трое иностранцев в заявке и максимум двое одновременно на площадке, это позволит постоянно быть в игре четырем россиянам. Подобный расклад поможет нашим клубам удачнее выступать в еврокубках, так как там лимита на легионеров нет, 
а иностранцы нашему чемпионату нужны хотя бы для повышения его уровня, но это должны быть по-настоящему звездные волейболисты, а не игроки среднего уровня.

Довольны ли вы тем, как играют легионеры «Факела»?

Надеюсь, в ближайшее время окончательно оформим соглашение о продлении контракта на следующий сезон с Кевином Хансеном. А вот насчет Шона Руни есть вопросы – в некоторых матчах он даже не попадает в основной состав, а найти игроков для скамейки запасных можно и в России.

«Факел» выступает в Кубке CEV. Как эта организация отнеслась к тому, что в турнире под ее эгидой соревнуется клуб, представляющий столь далекую от Европы часть России?

Конечно, географически город Новый Уренгой расположен за Уральскими горами, и, впервые участвуя в еврокубке, мы немного опасались негативной реакции. Но ее, к счастью, не последовало, более того, нам даже доверили проведение «финала четырех», и мы справились с ним, 
по оценкам европейских представителей, на отлично.

Как вы считаете, «Факел» достиг своего потолка?

Наш клуб очень молодой (в следующем году исполняется 15 лет) и очень добротный. В России нет ни одной команды, которую бы мы не обыграли, нет ни одного официального соревнования, в котором 
бы мы не участвовали. Но это, конечно, 
не предел мечтаний. Как президент «Факела», очень хочу, чтобы клубу поставили задачу стать в ближайшие годы чемпионом России, завоевать еще один еврокубок. Многое зависит от желания и возможностей спонсоров, селекционной работы 
в клубе, финансирования и других факторов. В этом вопросе мы очень надеемся на поддержку администрации Ямала.

Зал, в котором принимает своих соперников «Факел», рассчитан на одну тысячу зрителей. Он принадлежит «Газпром добыча Уренгой», и средства от продажи билетов на матчи идут в копилку нашего главного спонсора. Спорт в России как был убыточным, так и будет, и желающий поставить его на коммерческую основу по определению прогорит. Ведь на продаже билетов и атрибутики много не заработаешь. Зато в России у клубов есть спонсоры – такие, как «Газпром»

Что вы думаете о перспективе создания профессиональной волейбольной лиги?

В идеале лигу нужно создавать, но посмотрите на NHL, игнорирующую чемпионаты мира. Подобного в волейболе России (да и в других видах спорта) допустить нельзя. Я убежден, что профессиональная лига должна функционировать по договору 
с Всероссийской федерацией волейбола, 
а интересы национальной сборной должны всегда быть первичны. Поэтому на время проведения матчей чемпионатов Европы и мира внутреннее первенство необходимо прерывать и давать возможность игрокам спокойно подготовиться и достойно защитить честь своей страны. С другой стороны, надо вести переговоры с Международной федерацией волейбола о том, чтобы ее календарь не мешал проведению полноценного национальный чемпионата.

В профессиональных лигах продажа билетов на матчи – серьезный источник дохода клубов. В российском волейболе такое возможно?

Зал, в котором принимает своих соперников «Факел», рассчитан на одну тысячу зрителей. Он принадлежит «Газпром добыча Уренгой», и средства от продажи билетов на матчи идут в копилку нашего главного спонсора, который, в свою очередь, безвозмездно предоставляет нам спортивный комплекс и многое-многое другое. К сожалению, спорт в России как был убыточным, так и будет в ближайшем будущем, и желающий поставить его на коммерческую основу по определению прогорит. Ведь на продаже билетов и атрибутики много не заработаешь. Хорошо, что в России у клубов есть солидные спонсоры – такие, как РЖД, «Роснефть», Газпром и другие компании, а работают в этих структурах руководители государственного уровня.

Вы утверждаете, что удачное выступление сборной России – первостепенная задача для всего российского волейбола. А как оцениваете работу главного тренера национальной команды Даниэле Баньоли?

Я ему желаю всяческих успехов, но испытываю большие сомнения насчет того, что с этим тренером мы выиграем чемпионат мира в Италии. Хотелось бы, чтобы на первенстве планеты российские волейболисты демонстрировали такую же отдачу, как хоккеисты на двух последних чемпионатах мира. Баньоли же – очень высококлассный специалист, но для России он мягок. Итальянец, как мне кажется, так и не смог понять русский менталитет – в тот момент, когда надо взбодрить игроков крепким словом, Баньоли спокойно рисует на планшете схемы. Справедливости ради надо сказать, что и отношение некоторых российских волейболистов к тренировкам и играм нельзя назвать образцовым, да и сама постановка учебно-тренировочного процесса в ряде клубов не соответствует высоким стандартам. Поэтому нам всем есть над чем работать.

Партнеры журнала: