Закопаться 
в снегу в Тине

Большой спорт №3(40)
Александр Антипов
«360° катания» – написано на рекламных плакатах Тиня. И действительно, этот курорт со всех сторон окружен снежными вершинами.

«360° катания» – написано на рекламных плакатах Тиня. И действительно, этот курорт, лежащий на высокогорном плато на высоте 2100 метров над уровнем моря, со всех сторон окружен снежными вершинами: хочешь – иди на юг, хочешь – катайся на севере. Но не только количество протянутых подъемников и обустроенных трасс делают Тинь территорией свободы и самой спортивной горнолыжной станцией Франции. На курорте сознательно и методично создаются условия для внетрассового катания. «Большой спорт» изучил особенности фрирайда в Тине.

То, что сегодня называется Тинем, на самом деле таковым совсем не является – одноименная деревушка находилась значительно ниже, в долине. Сейчас на ее месте живописное озеро Шевриль, заворажива­ющий вид на которое открывается при въезде на курорт, а также с черной трассы Sache и красной Acrosses. Правда, и тут не обошлось без подвоха – никакое это не озеро, а водохранилище, появившееся благодаря плотине на реке Изер. На его дне и покоится настоящий Тинь. Раз в несколько лет воду спускают и служат молебен по невинно затопленной деревеньке.

Урбанистические фантазии 
на высоте 2100 метров

Приговор старому Тиню был вынесен
в 1952-м, когда во Франции развернулось бурное строительство горнолыжных станций. Лишь несколько семей согласились остаться и принять участие в строительстве нового курорта. И те дальновидные смельчаки не прогадали – сегодня их детям и внукам принадлежит большинство тиньских гостиниц.

Вновь создаваемую станцию решили расположить чуть выше, поближе к главной достопримечательности – леднику Grande Motte. В 1954-м архитектор Раймон Панц разработал проект курорта, а через два года построил первое здание – резиденцию «Снежный корабль» (Paquebot des Neiges), огромный туристический комплекс, объединивший под одной крышей сразу несколько апартаментов, гостиниц, парковку, административные офисы и коммерческие службы.

Тинь стал вторым курортом, где реализовалась идея строительства мегарезиденций. Четырьмя годами ранее в Куршевеле появилась гигантская Vanoise. Как бы мы сегодня ни относились к этим архитектурным монстрам, выросшим на месте уютных альпийских шале, но именно они и сделали горнолыжные курорты массово доступными. Будучи кондоминиумами, эти мегарезиденции позволили своим владельцам существенно сэкономить на содержании и ремонте, что самым прямым образом отразилось на стоимости предоставляемых услуг. Так что датой рождения горнолыжной станции Тинь по праву считается 1956-й – год строительства Paquebot des Neiges. А уже в следующем сезоне курорт соединили с близлежащим Валь-д`Изером. Кстати, соседа почти не подвергли урбанистической перестройке, сохранив ему колорит старой савойской деревни.

Очередная волна преобразований нагрянула в начале 1970-х. Ее инициатором стал Пьер Шнебелан, строительный подрядчик, задумавший расширить станцию, воздвигнув новые микрорайоны (Лаваше и Валь-Кларе), а также вплотную заняться обустройством ледника Grande Motte. Но главное, Шнебелан четко сформулировал принцип дальнейшего развития курорта: создание всех условий для катания «от подъезда». И он действительно претворил его в жизнь – сегодня Тинь буквально испещрен подъемниками, и, по сути, где бы ты ни жил, всегда находишься в непосредственной близости от канатки (соседний Валь-д`Изер такими возможностями похвастать не может). Вышел из номера, встал на лыжи и поехал.

В 2000-м курорт подвергли небольшой реконструкции, пригласив для ее реализации знаменитого архитектора Кристиана де Порт­зампарка. Он расширил главную площадь и возвел центральный туристический офис в виде звездоподобного гигантского шале. Оно стоит как раз напротив «Снежного корабля» Панца, проигрывая ему в высоте, но никак не в значительности замысла.

Большая глыба и дырявая скала

Но самое красивое в Тине – конечно же, горы. Решение о затоплении деревни и переносе курорта на высокогорное плато все же было правильным. Теперь он лежит в уникальной природной чаше, по обе стороны которой возвышаются красавцы трехтысячники. Ночью вершины подсвечиваются, выступая из темноты фантастическим нагромождением снега и камней (благодаря плотине в Тине нет проблем с электричеством).

Современные райдеры приезжают в тинь не только ради знаменитых олимпийских трасс. Их манят отнюдь не рукотворные творения специалистов FIS, а девственно-чистый снежный покров. и этого добра на курорте навалом. тинь предлагает прекрасные условия для любителей целины

Шесть минут на подземном фуникулере – и ты на Grande Motte («Большая глыба»). От ее ледяного безмолвия захватывает дух, и лишь порывы пронизывающего ветра заставляют спешно ретироваться со смотровой площадки. Для ветрового разгула здесь созданы все условия: два трехтысячника – Grande Motte (3656 м) и Grande Casse (3852 м) слишком близко расположены друг к другу. Снег на леднике не просто мягкий, он пушистый и рассыпчатый. Вниз ведут две трассы – черная Descente и красная Glacier, а посередине – превосходный участок для целинных экспериментов.

Ветер чувствует себе хозяином и у скальной группы Aiguille Percee (2748 м). Туда ведет одноименный подъемник. Старенькая двухкреселка неторопливо плывет наверх. Бескрайнее снежное море блестит и переливается на солнце. Постепенно на горизонте возникает причудливое геологическое образование – скалистая арка, ставшая своеобразным символом Тиня. В солнечную погоду она отбрасывает гигантскую дырявую тень. Ветер заботливо полирует ее известковую основу, вздымая снежную пену. Благодаря чему в этом районе всегда можно отыскать участки нетронутый целины.

Истинное лицо Бернара Русси

Вместе с Валь-д`Изером Тинь образует единую зону катания Espace Killy, названную так в честь Жан-Клода Килли, трехкратного олимпийского чемпиона (единственного в истории, сумевшего завоевать золото во всех трех основных дисциплинах: слаломе, слаломе-гагенте и скоростном спуске), а ныне председателя Координационной комиссии МОК «Сочи-2014». Килли родился в Париже, но вырос в Валь-д`Изере, здесь встал на лыжи и одержал свою первую победу. За 13 лет до того курорт прославил еще один выдающийся горнолыжник – Анри Орейе, олимпийский чемпион Санкт-Морица-1948, прозванный Акробатом за любовь к скорости и странную манеру катания, очень похожую на современную.

Орейе в Espace Killy как-то незаслуженно забыт – его имя не встречается на карте, и лишь первая буква трассы OK на самом деле скрывает в себе его аббревиатуру, вторая буква K добавлена здесь опять-таки в честь Килли. Конечно, имена великих горнолыжников зашифрованы в ОК неслучайно. Перед нами отнюдь не рядовая красная трасса, а коварный скоростной спуск длиной в 3600 м с перепадом высот 1070 м, где усыпляющие бдительность пологие участки резко переходят в крутые виражи. Ежегодно на OK проходит один из этапов Кубка мира. Собственно, для зоны катания Espace Killy такие сюрпризы обычное дело – почти половина трасс курорта лишь прикидываются любительскими спусками, на самом же деле изначально их создавали именно для профессионалов.

Заметной вехой в развитии региона Espace Killy стала Олимпиада в Альбервиле 1992 года. Любопытно, что самой столице Игр главное спортивное событие планеты почти не принесло никаких дивидендов. Нет, конечно, миллионы болельщиков по всему миру узнали о существовании этого живописного городка, раскинувшегося на берегу реки Изер. Но основной поток спортсменов и туристов в дни Олимпиады сконцентрировался отнюдь не в Альбервиле, а в Тине, Валь-д`Изере, Мерибеле и Куршевеле, где проводилось большинство олимпийских стартов. Естественно, все эти станции получили уникальную возможность существенно улучшить состояние своей инфраструктуры.

При подготовке к Альбервилю-1992 стро­ительством олимпийских объектов руководил член МОК Жан-Клод Килли. Понятно, что родной курорт он не обошел вниманием, и именно зона катания Espace Killy стала местом проведения мужских соревнований во всех горнолыжных дисциплинах, кроме слалома. Так, здесь появилась легендарная Face de Bellevarde («Лицо Бельварда»), возможно, лучшее творение Бернара Русси, олимпийского чемпиона Саппоро-1972, технического консультанта и архитектора горнолыжных трасс FIS.

«Лицо» называют одним из самых сложных скоростных спусков в мире. Протяженностью в 2905 м с перепадом высот 972 м и максимальным уклоном 63°, Face позволяет увидеть точку финиша из зоны старта, как бы спрашивая лыжника, действительно ли он хочет спуститься по этому маршруту. А маршрут более чем затейлив: узкая и крутая верхняя часть, скальный выход, разгоночный пологий участок и резкий длинный «крутяк», не заканчивающийся уже до самого низа. Более того, трасса располагается на северо-восточной стороне Bellevarde, поэтому она, как правило, жесткая и часто обледенелая.

Горнолыжная общественность встретила Face скептически. Особой критике подвергли 8-метровый скальный выход. По легенде, он появился потому, что Бернар Русси пожалел растущий здесь альпийский водосбор и немного изменил маршрут трассы, пустив ее между двух скал. Но несмотря на споры и критические замечания, в 1992 году олимпийские соревнования по скоростному спуску на Face de Bellevarde все же состоялись. Первым ее покорителем и, соответственно, чемпионом альбервильских Игр стал австриец Патрик Ортлиб.

В 2008-м в Espace Killy появилась еще одна трасса FIS – Phone-Alpes, проложенная по склонам вершины Solaise и предназначенная для женских соревнований по скоростному спуску и гигантскому слалому.

Это сладкое слово – целина

Но современные райдеры приезжают в Тинь не только ради OK или Face de Bellevarde. Их манят не рукотворные творения специалистов FIS, а девственно-чистый, нетронутый ратраком снежный покров. И этого добра на курорте навалом. Тинь предлагает прекрасные условия для любителей целины.

«Мы стали одной из первых французских станций, четко сделавших ставку на фрирайд. У нас созданы все условия для внетрассового катания. Более того, мы его всячески поощряем», – рассказал корреспонденту «Большого спорта» директор курорта Себастьян Меринарг. Худощавый и жизнерадостный, он похож скорее на райдера, чем на администратора. Но фрирайдовые программы курорта обусловлены не только личными предпочтениями его руководства. Во многом это вынужденная мера. «По своим природным условиям Тинь – прекрасная площадка для целинных экспериментов. Здесь катались, катаются и будут кататься вне маркированных спусков. Хотим мы этого или нет, разрешаем или запрещаем. А это значит – остро встает проблема безопасности. Чтобы ее обеспечить, мы начали программу SPOT. И достигли желаемого: вот уже несколько лет, как в регионе Espace Killy не зарегистрировано ни одного смертельного случая на склонах».

Решение о затоплении деревни и переносе курорта на высокогорное плато все же было правильным. теперь тинь лежит в уникальной природной чаше, по обе стороны которой возвышаются красавцы трехтысячники. ночью вершины подсвечиваются, выступая из темноты фантастическим нагромождением снега и камней, – благодаря плотине на курорте нет проблем с электричеством

SPOT, о которой с такой гордостью говорит Меринарг, – это Skiing the Powder of Tignes, специально отведенная зона для внетрассового катания. Она маркированная и патрулируемая, но при этом абсолютно дикая – ратракам въезд сюда запрещен. Участки SPOT отмечены на карте станции черными прерывистыми линиями и также имеют различную категорию сложности: желтыми флажками обозначается степень риска 1–2, черно-желтыми – 3–4. Иссиня-черные флаги предупреждают о выходе за пределы охраняемой зоны. «Ну конечно, это совершенно не означает, что мы откажемся спасать лыжников, попавших под лавину за пределами SPOT. Просто мы напоминаем им, что здесь они катаются на свой страх и риск», – объясняет Себастьян. Кроме того, у каждого подъемника, ведущего к зонам SPOT, установлены так называемые фрирайдовые пункты (freeride points), где можно проверить работоспособность противолавинного оборудования, зарегистрировать биппер, а также получить информацию о состоянии снежного покрова, погодных условиях и лавинной обстановке.

Самый интересный участок SPOT располагается на склонах вершины Col de Ves. Туда ведет одноименная трехкреселка, скрипучая и очень неспешная. При подъезде к ней стоит предупреждающий плакат: «Внимание, вы вступаете в зону внетрассового катания». Один из маршрутов в Col de Ves носит имя Guerlain Chicherit, в честь Герлена Шишери, четырехкратного чемпиона мира по фрирайду, живущего и катающегося, естественно, в Тине.


X Games приходят в Тинь

В середине марта в Тине пройдут Winter X Games Europe. Это мероприятие станет первым из серии знаменитых X Games, которое состоится за пределами США и Азии. В течение трех дней на французском курорте проведут восемь серий стартов, в том числе в суперпайпе (сноуборд, лыжи / мужчины, женщины), слоупстайле (сноуборд / мужчины, женщины) и показательные выступления по сноумобиль-фристайлу.

Право на проведение первых X Games Europe Тинь выиграл в конкурентной борьбе с другими европейскими станциями. Как сообщил «Большому спорту» директор курорта Себастьян Меринарг, бюджет мероприятия составит 8 миллионов евро. Предполагается, что в дни проведения соревнований Тинь посетит 25 тысяч человек, телевизионная же аудитория снежного шоу составит 350 миллионов зрителей.


Тинь

Расположен на высоте 2100 м над уровнем моря. Входит в зону катания Espace Killy. Обширная зона внетрассового катания Skiing the Powder of Tignes.

Сезон: благодаря леднику Grande Motte 
возможно круглогодичное катание
Общая территория: 10 тысяч га
Километраж трасс: 300 км
Количество трасс: 156
Перепад высот: 1930 м
Количество подъемников: 88
Цена на фрирайдовые туры с гидами: 
€200–250 на группу из пяти человек

Партнеры журнала: