Ледовая 
коррида

Большой спорт №3(40)
Олег Винокуров
Почти каждая победа в фигурном катании сопровождается спорами и недовольством. Уж больно субъективными критериями руководствуются судьи, выставляя оценки и определяя лучших из лучших.

В России этот вид спорта по праву может считаться национальным: 25 раз советско-российские фигуристы поднимались на высшую ступень олимпийского пьедестала, в то время как на счету их главных конкурентов – американцев – лишь 14 золотых наград. И почти каждая победа в фигурном катании сопровождается спорами и недовольством. Уж больно субъективными критериями руководствуются судьи, выставляя оценки и определяя лучших из лучших.

Фигурное катание – совершенно особый вид спорта. Красочные состязания неизменно проходят при аншлагах и вызывают огромный интерес у телезрителей. Вместе с тем у живописного ледового шоу есть множество противников, вообще отказывающихся признавать его спортом как таковым. Нередко слышатся призывы исключить фигурное катание из олимпийской программы наряду с некоторыми другими видами, в которых главным критерием успеха служит оценка судей (такими, как гимнастика, синхронное плавание или лыжный фристайл), и организовать для них отдельные соревнования. Кое-кто даже придумал для них специальное название – «субъективная Олимпиада». Хотя, конечно же, всем ясно, что это утопическая идея: МОК ни за что не лишит программу Игр одного из наиболее притягательных и зрелищных элементов, какими бы противоречиями и скандалами ни сопровождались порой состязания фигуристов.

Тем более что олимпийская история фигурного катания существенно дольше, чем история зимних Игр. Вообще таких видов спорта всего два: в программе Олимпиады 1920 года в Антверпене наряду с фигурным катанием был представлен и хоккей с шайбой, но если для хоккея это был олимпийский дебют, то фигуристы впервые определили чемпионов и призеров еще в 1908 году в Лондоне.

Пионер из Хренового

Те Игры, кстати, подарили России первого в истории олимпийского чемпиона. Николай Панин-Коломенкин, уроженец села Хреновое Воронежской губернии, победил в упражнении под названием «специальные фигуры». Суть соревнования заключалась в том, что участник должен был представить судейской комиссии эскизы замысловатых узоров, а затем нарисовать их коньками на льду. Судьи были шокированы уже в тот момент, когда получили листок с эскизами: им не верилось, что исполнить столь сложное задание вообще возможно. Когда же Панин-Коломенкин проделал это с легкостью и исключительной точностью, вопрос о победителе был решен.

Специальные фигуры были довольно популярны в конце XIX – начале ХХ веков, но в олимпийскую программу вошли лишь однажды, так что Панин-Коломенкин остался единственным в истории чемпионом в этом виде. На Играх в Лондоне он участвовал и в соревнованиях по одиночному катанию, но не довел их до конца, в знак протеста снявшись перед произвольной программой. Российский спортсмен был убежден, что судьи необъективно оценивают его выступления, снижая баллы и целенаправленно выводя в победители его многолетнего конкурента – шведа Ульриха Сальхова. Как видим, с самого начала олимпийская история фигурного катания обретала неоднозначный и скандальный вид.

На Олимпиаде в Ванкувере случилось почти невозможное – никто из российских фигуристов не поднялся на первую ступень пьедестала почета, это произошло впервые с 1964 года. Более того, в соревнованиях спортивных пар 46-летнее советско-российское доминирование прервали китайские спортсмены

Когда же начались состязания по специальным фигурам, хитрый Сальхов поступил благоразумно: отлично понимая, что конкурировать с Паниным-Коломенкиным в этом виде невозможно, он снялся заранее.

Шведский след

Но какими бы противоречиями ни сопровождались олимпийские соревнования в Лондоне, нельзя не признать, что Ульрих Сальхов был величайшим фигуристом. Десять раз он побеждал на мировых первенствах, трижды становился серебряным призером, а также девять раз выигрывал европейские чемпионаты. Вошел он в историю и тем, что впервые исполнил один из реберных прыжков, носящий ныне его имя.

Швеция вообще была ведущей державой в фигурном катании начала прошлого века. По итогам мужских одиночных состязаний в Лондоне (как мы уже знаем, в отсутствие Панина-Коломенкина) шведы заняли весь пьедестал почета: вслед за Сальховым на нем разместились Рихард Юханссон и Пер Торен.

Продолжилось шведское доминирование и восемь лет спустя. Волею судьбы на Играх 1912 года фигурное катание представлено не было (а ведь прошла-то Олимпиада тогда в Стокгольме!) и вернулось в программу только в 1920-м. Представители Швеции победили тогда в обоих одиночных видах: у женщин первые два места заняли Магда Юлин и Свеа Нурен, а у мужчин лучшим стал Гиллис Графстрем. Интересно, что во время соревнований у него треснуло лезвие конька и он изъездил весь Антверпен в поисках новой пары. Однако нигде не удалось найти спортивных коньков и пришлось довольствоваться «прогулочными» – с завитушками в передней части лезвия, но это не помешало ему выступить лучше всех.

Графстрем, трехкратный чемпион мира, впоследствии стал самым титулованным олимпийцем в истории: он участвовал в четырех Олимпиадах с 1920 по 1932 год и завоевал три золотые и одну серебряную медали, что по сей день остается рекордом. Помимо него, еще только Ирине Родниной и норвежке Соне Хени удавалось побеждать трижды, но четырех олимпийских наград нет больше ни у кого.

Девочка из Осло

Если среди мужчин на звание величайшего фигуриста в истории могут претендовать по крайней мере два обладателя выдающихся медальных коллекций – Сальхов и Графстрем, то в отношении женщин не может быть никаких разногласий: лучшей на все времена остается Соня Хени – девочка, покорившая сердца всей планеты.

С раннего детства она подавала большие спортивные надежды, показывая неплохие результаты в теннисе, плавании и конном спорте. Когда же был сделан выбор в пользу фигурного катания, ее отец, преуспевающий торговец мехами Вильгельм Хени, позаботился о том, чтобы у нее были лучшие наставники, включая самого Графстрема и знаменитую русскую балерину Тамару Карсавину.

Несмотря на неудачу в Ванкувере-2010, русская школа фигурного катания – самая успешная в мире, и олимпийская история не дает ни малейшего повода в этом усомниться. Тем более что большинство призеров ванкуверской Олимпиады были подготовлены именно российскими специалистами

Первую победу в чемпионате Норвегии среди взрослых Соня одержала в девять (!) лет. А в 14 выиграла свой первый чемпионат мира. Годом позже, в 1928-м, в Санкт-Морице ей покорилась олимпийская вершина, на которой Хени удерживалась и в Лейк-Плэсиде-32, и в Гармиш-Партенкирхене-36.

В 1936-м, после третьей победы на Олимпиаде, десятой – на чемпионате мира и шестой – на первенстве Европы, она завершила любительскую карьеру, перебравшись в Голливуд, где совмещала участие в ледовых шоу с карьерой кинозвезды. На тот момент ей было всего 24, и впереди ее ждала насыщенная и полная ярких впечатлений жизнь. Увы, жизнь эта оказалась не такой уж долгой: в середине 1960-х она заболела лейкемией и скончалась в 1969-м в возрасте 57 лет во время перелета из Парижа в Осло. Она похоронена вместе со своим третьим мужем, кораблевладельцем и меценатом Нильсом Онстадом. Супруги нашли последний приют на вершине холма, с которого открывается вид на учрежденный ими Центр искусств Хени–Онстада в Хевикоддене, близ норвежской столицы.

Калинка-малинка

Называя Соню Хени величайшей из фигуристок, мы, конечно же, говорим о женском одиночном катании, ибо среди представительниц смешанных видов есть та, чья коллекция наград еще более внушительна, чем у норвежки. Речь, естественно, идет о россиянке Ирине Родниной, чье имя во всем мире всегда будет ассоциироваться с программой, исполненной под русскую народную песню «Калинка-малинка».

То была уже совершенно другая эпоха – эпоха тотального доминирования советской школы фигурного катания, подарившей миру немало прекрасных мастеров, неоднократно побеждавших на Олимпийских играх и чемпионатах мира. И все же другой такой выдающейся чемпионки, как Роднина, среди них не было. С 1969 по 1980 год она не проиграла ни одного соревнования, выступая с разными парт­нерами. Так, на Играх-72 в Саппоро фигуристка победила с Алексеем Улановым, а в Инсбруке-76 и Лейк-Плэсиде-80 – с Александром Зайцевым. Помимо олимпийских медалей, в ее коллекции золото десяти чемпионатов мира и одиннадцати первенств Европы. Программы, разработанные для пар Родниной, как правило, отличались невероятной насыщенностью и обилием сложнейших элементов, что порой приводило к конфликтам, так как некоторые из этих элементов считались слишком опасными и даже запрещались. В результате спортсменам и их тренерам перед самым стартом приходилось переверстывать программу, облегчая ее, но на безупречном исполнении это не сказывалось, и многочисленные высшие оценки – 6,0 как за технику, так и за артистизм – стали для Родниной вполне обычным явлением. А уж после того, как на чемпионате мира 1973 года в Брати­славе им с Зайцевым удалось исполнить произвольную программу в абсолютной тишине (во время выступления из-за замыкания в радиорубке отключилось звуковое сопровождение), стало ясно: выдающихся фигуристов не может остановить ничто. Что ж, умение преодолевать любые трудности, должно быть, заложено в Родниной с самого детства, когда она 11 раз переболела пневмонией. После таких испытаний, кажется, уже ничто не испугает.

Наша эра

Русская школа фигурного катания – на­иболее успешная в мире, и олимпийская история не дает ни малейшего повода усомниться в этом. На счету представителей СССР – Объединенной команды – России 25 высших наград, а у ближайших преследователей – американцев – 13. Естественно, не во всех видах программы успехи равнозначны. О специальных фигурах мы уже говорили: здесь никто и никогда Россию уже не догонит. А вот как выглядит ситу­ация в четырех существующих ныне видах.

Чемпионка Турина-2006 Татьяна Навка считает, что стандарты в танцах на льду кардинально изменились. Если несколько лет назад судьи отдавали предпочтение высоким парам, то сегодня ценятся миниатюрные. При такой тенденции бронзу Оксаны Домниной и максима Шабалина уже надо рассматривать как большую победу, ведь россияне совсем не соответствуют новым «правилам игры»

Женское одиночное

Единственный вид, в котором олимпийская вершина еще не покорилась россиянкам. Ближе всех к победе подбиралась Ирина Слуцкая, ставшая в Солт-Лейк-Сити-2002 серебряным призером, а в Турине-2006 – бронзовым. Успех же Оксаны Баюл в Лиллехаммере-94 – уже достижение независимой Украины. Безусловными лидерами здесь являются американки, подарившие Олимпиадам семь чемпионок.

Мужское одиночное

Сохраняют представители США лидерст­во и в мужском одиночном катании, хотя в последние годы не столь очевидно. В 1992-м Виктор Петренко стал первым российским олимпийским чемпионом (тогда распавшийся СССР был представлен Объединенной командой), после чего эстафету подхватили, уже под российским знаменем, Алексей Урманов, Илья Кулик, Алексей Ягудин и Евгений Плющенко. Так что на данный момент в активе нашей школы пять золотых медалей против семи американских.

Танцы

Последними в олимпийскую программу были включены танцы. Случилось это в 1976-м в Инсбруке, где чемпионами стали Людмила Пахомова и Александр Горшков. С тех пор прошло еще девять Олимпиад, и только трижды нашим фигуристам не удалось победить. В Сараеве-84 вне конкуренции оказались несравненные британцы Джейн Торвилл и Кристофер Дин со своим знаменитым «Болеро» Равеля, а в 2002-м в Солт-Лейк-Сити первенствовали Марина Анисина и Гвендаль Пейзера из Франции, хотя, как видим, определенный вклад русской школы в этот успех все же был.

Могли французы стать чемпионами и раньше: в 1992-м в Альбервиле многие считали лучшей парой Изабель и Пьера Дюшене, однако судьи решили иначе, отдав пальму первенства Марине Климовой и Сергею Пономаренко, которые на трех Олимпиадах постепенно шагали вверх по пьедесталу.

Пары

Парное катание входит в олимпийскую программу с самых первых состязаний 1908 года. Чемпионами здесь становились дуэты из Германии и Финляндии, Австрии и Франции, Бельгии и Канады. А в 1964 году Людмила Белоусова и Олег Протопопов положили начало советской эпохе, оставив представителям других стран лишь борьбу за серебро и бронзу. С тех пор на высшей ступени пьедестала почета 12 раз подряд непременно оказываются русские фигуристы. До 1988 года это были советские пары, в 1992-м – представители так называемой Объединенной команды, с 1994-го – россияне. Единственное частичное исключение имело место в 2002-м, когда наряду с Еленой Бережной и Антоном Сихарулидзе золотые медали вручили еще и канадцам Жами Сале и Давиду Пеллетье. Так МОК разрешил скандал (увы, далеко не первый) вокруг судейства. Решение арбитров отдать предпочтение россиянам перед канадцами показалось спорным многим наблюдателям – как рядовым зрителям, так и специ­алистам: в выступлении Бережной и Сихарулидзе была очевидная погрешность, тогда как Сале и Пеллетье откатали безупречно. Быстро проведенное расследование (его детали, конечно же, широкой публике не сообщались) дало повод утверждать, что необъективность судьи из Франции объяснялась некими глубокими причинами: вроде было доказано, что эта дама вступила в сговор с представителями российской стороны. Ее наказали, дисквалифицировали, а обиженным канадцам в качестве утешения изготовили второй комплект золотых медалей.

Мера, надо прямо признать, выглядела несколько странной: уж если факт сговора (или подкупа, или чего там еще) был установлен, логично было бы переместить российскую пару на второе место. Однако во избежание волны протеста с другой стороны МОК принял половинчатое решение, желая сгладить острые углы и надеясь, что в итоге все будут довольны.

Четыре года назад в Турине бронзовую медаль Ирины Слуцкой объясняли «предвзятостью судей», не захотевших отдать России четвертое золото. На Олимпиаде в Ванкувере пострадавшим себя почувствовал уже Евгений Плющенко. Откатав программу лучше американца Эвана Лайсачека, он все равно был поставлен судьями 
на второе место

Как бы не так! Отцы олимпийского движения не учли особенности русского менталитета: российская общественность все равно посчитала себя униженной и оскорбленной. «Караул! Обокрали!» – неслось со всех сторон, хотя в чем именно заключалась кража – все еще загадка. Бережной и Сихарулидзе сохранили золотые медали, в истории они все равно остались чемпионами. Конечно, практика разделения первого места фигурному катанию не свойственна, но ведь в других видах спорта (например, в плавании или горных лыжах) она существует. Что уж тут такого особенно ужасного?

То ли дело в том, что русскому человеку мало, когда у него все хорошо, а надо, чтобы еще и у соседа было плохо. То ли в том, что за место в общекомандном зачете на тех Играх Россия вела борьбу с Канадой (и в итоге, к слову, отстала на две золотые медали). Так или иначе, шум был поднят немалый, и до сих пор в общественном сознании события Солт-Лейк-Сити-2002 выглядят как международный заговор против России. С этим, наверное, уже ничего не поделать. Как и с тем, что фигурное катание остается субъективным видом спорта, а раз так, то недовольство тем или иным решением судей всегда будет неотъ­емлемым условием этих состязаний.

Партнеры журнала: