Покерист

Большой спорт №3(40)
Антон Чудовских
Как законодательно отделить спортивный покер от азартных игр, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает телекомментатор, неоднократный победитель и призер турниров Илья Городецкий.

Приказом от 20 июля 2009 года Виталий Мутко исключил покер из всероссийского реестра видов спорта. О том, какие последствия это решение министра может иметь для интеллектуального потенциала России и как законодательно отделить спортивный покер от азартных игр, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает телекомментатор, неоднократный победитель и призер турниров Илья Городецкий.

Как, по вашей оценке, растет сегодня средний уровень российских игроков в покер?

Так как число людей, увлекающихся покером, постоянно увеличивается, а новички играют на достаточно низком уровне, говорить о повышении среднего уровня весьма сложно. Но если три года назад можно было на пальцах одной руки пересчитать россиян, способных показать хороший результат в крупном турнире, то сегодня таких уже несколько сотен. Правда, у многих из них нет финансовой возможности ездить на международные соревнования, поэтому на серьезных турнирах россиян лишь несколько десятков. Но и это уже огромный прогресс.

До покера вы профессионально занимались шахматами. Это типичный путь в покер для элитных российских игроков?

К покеру люди приходят разными путями.Например, Александр Кравченко, представитель старой школы, успешно играл против казино, но затем обнаружил, что условия становятся все более суровыми: осознав, что их регулярно оставляют в дураках, игорные заведения начали выдавать сильным игрокам «черные карты», чинить всяческие препоны. Тогда Кравченко сделал выбор в пользу покерных столов, за которыми люди соревнуются друг с другом. У Александра есть все качества для того, чтобы зарабатывать покером: основательность, самоконтроль, отсутствие склонности к лудомании. Кравченко никогда не сядет играть с людьми заведомо более сильными, чем он.

Сейчас поднимают вопрос о запрете покера в Интернете. Если подобное произойдет, огромное число людей, которых я могу назвать интеллектуальной элитой страны, будут вынуждены сменить место жительства

Иван Демидов окончил механико-мате­матический факультет МГУ, серьезно увлекался компьютерными играми – Starcraft, Warcraft. Его коллега по киберспорту Сергей Ожигин по таланту не уступал Демидову, но достичь покерных высот ему не позволили личностные качества, которые в покере порою важнее, чем навыки игры.

В целом же есть три основных пути в покер:

  1. люди, сражавшиеся с казино;
  2. те, кто начинал с интеллектуальных игр;
  3. выходцы из «компьютерного» мира. Такие поначалу тяготеют к онлайн-формату, могут играть сразу на множестве столов.

Покер – игра относительно молодая, и работ по теории мало, поэтому, как правило, преимущество получает тот, кто наигрывает огромное количество «рук» и приобретает опыт действий в различных ситуациях. Именно благодаря ему молодые игроки-интернетчики имеют преимущество над ветеранами, годами практиковавшими игру вживую.

Нужен ли для успешной игры в покер математический склад ума?

Конечно, он помогает. Но если ты играешь на очень высоком уровне, иногда надо действовать не по классическим канонам, ведь в таком случае соперники приспособятся и выработают контрстратегию. Чтобы быть «нечитаемым», необходимо использовать нетривиальные ходы. И это тоже своего рода математика – в каком проценте случаев нужно действовать оптимально правильно, а в каком – отойти от канонов. Люди, находящиеся на полпути к вершинам карьеры в покере, любят рассуждать о подобной математике, но я бы назвал это позерством. Для того чтобы выигрывать деньги, ничего подобного не нужно.

Можно быть девятым игроком в мире, но регулярно проигрывать, и новичком, но побеждать. Все дело в том, с кем играешь, – если конкуренты сильнее, на длинной дистанции все равно останешься в минусе. Однажды Ивана Демидова пригласили в знаменитое телешоу High Stakes Poker, где минимальная заявка на стол – 250 тысяч долларов. Россиянин готовился, изучал соперников, а за неделю до съемок пришла информация, что противники поменялись и те, кого Иван рассчитывал побеждать, играть не будут. Демидов отказался участвовать в шоу, хотя в течение длительного времени мечтал об этом. Иван был прав, не желая участвовать в заведомо минусовой для себя игре.

Некоторое время назад вы иронично отмечали, что являетесь более сильным теоретиком покера, чем игроком. Ситуация с тех пор изменилась?

Сейчас я прилично прибавил как игрок, появился опыт. Не исключено, что, послушав свои комментарии трехлетней давности, испытаю весьма любопытные чувства. Тогда мне казалось, что если профессионалы что-то делают, то они точно знают, что именно. И хотя некоторые их ходы уже тогда казались мне достаточно странными, в комментариях я использовал обтекаемые формулировки наподобие «тонкий замысел». Сейчас же, добившись­ определенных результатов и лично поиграв со многими из них, могу прямо сказать: какие-то звезды распиарены, а играют откровенно слабо. Сам же я для профессионала играю катастрофически мало, но стал гораздо серьезнее относиться к покеру, к выбору игры.

Мне нравится покер. Уверен, что для эмоционально стабильного человека покер – идеальная игра. Это и модель мира, и взаимодействие с другими людьми, и элемент случайности. Покер больше похож на жизнь, чем шахматы, хотя бы потому, что в нем много вещей, на которые игрок не в силах повлиять.

Почему же столь замечательная игра впала в немилость в России?

Можно сказать, что покер «попал под разда­чу». Совершенно очевидно, что сложивша­яся ситуация спровоцирована, выражаясь газетным языком, «воротилами игорного бизнеса», которые абсолютно не собирались его сворачивать, а намеревались действовать под прикрытием покерных клубов. Федерация спортивного покера не имела политической воли, чтобы отслеживать ситуацию, превентивно начать переговоры с властями и милицией, заявив: «Мы предполагаем, что под прикрытием покерных клубов будут работать игорные заведения, давайте вместе решать, как с этим бороться». Обвинять федерацию сложно: формально перед ней не стояли такие задачи.

Сейчас поднимают вопрос о запрете покера и в Интернете. Если подобная глупость произойдет, огромное число людей, кото­рых я могу назвать интеллектуальной элитой страны, будут вынуждены сменить место жительства.

Не раз приходилось слышать, что в Интернете уровень игры выше, чем в реальных турнирах. Вы согласны с этим?

Это действительно так, хотя бы в силу того, что в Интернете люди используют программное обеспечение. Оно делает участника более сильным в плане аналитики. Но дело даже не в этом. Богатые часто играют в покер ради развлечения. А какое развлечение игра в Интернете? Другое дело – съездить за границу с подругой, пообщаться с новыми людьми… В профессиональном смысле такие игроки часто вообще ничего из себя не представляют, но могут потерять несколько тысяч долларов без особого для себя ущерба. В Интернете же на большие деньги играют в основном люди, зарабатывающие покером.

Вы видите четкую схему, как можно законодательно отделить спортивный покер от азартных игр?

Соглашусь с Александром Кравченко в том, что начать следует с получения разрешения на проведение в России крупнейших покерных турниров. В прошлом году в Москве должен был состояться турнир Европейского покерного тура, который пришлось отменить в экстренном порядке, и мероприятие состоялось в Киеве. Кстати, итоги выборов президента Украины благоприятны для покера: в отличие от Юлии Тимошенко, выступавшей за закрытие всех клубов, Виктор Янукович видит разницу между спортивным покером и казино.

Партнеры журнала: