Валерий Четверик: «От КАМАЗа до «Руси»

Большой спорт №7-8(54)
В 1990-е годы КАМАЗ из Набережных Челнов выступал в сильнейшем дивизионе российского футбола и реально претендовал на завоевание путевки в Еврокубки. На невиданный прежде уровень команду из Татарстана вывел Валерий Четверик, тренировавший ее еще во времена, когда она была любительским коллективом. О причинах своего ухода из КАМАЗа, порядках, царивших в отечественном футболе в «лихие девяностые», возбужденных против него уголовных делах, своих лучших учениках и нынешней работе Валерий Четверик рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В 1990-е годы КАМАЗ из Набережных Челнов выступал в сильнейшем дивизионе российского футбола и реально претендовал на завоевание путевки в Еврокубки. На невиданный прежде уровень команду из Татарстана вывел Валерий Четверик, тренировавший ее еще во времена, когда она была любительским коллективом.
О причинах своего ухода из КАМАЗа, порядках, царивших в отечественном футболе в «лихие девяностые», возбужденных против него уголовных делах, своих лучших учениках и нынешней работе Валерий Четверик рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Какие цели вы ставили, начиная создание команды с нуля?

Помочь мальчишкам, чей потенциал не разглядели в раннем детстве, найти себя в большом футболе. Нельзя говорить парню, что в 17 лет он должен заканчивать карьеру и расставаться с мечтой. Мы ведь можем упустить тех, кто способен раскрыться в 20 и позже. Перед «Русью» не стоит задача обязательно получить профессиональный статус и подняться во второй дивизион. Куда важнее организовать тренировочный процесс по образцу команд мастеров: с недельным циклом, с профессиональным подходом к занятиям, с хорошим медицинским контролем.

Почему площадкой для реализации этих амбициозных планов выбран Санкт-Петербург?

Именно в Ленинграде во время службы в армии начиналась моя тренерская карьера. Мне не было и двадцати, когда я приступил к работе с командой, игравшей в чемпионате города. Здесь у меня много друзей, которые и пригласили заняться новым футбольным проектом и взялись его финансировать. Да и работать есть с кем. В отличие от многих российских регионов с детско-юношеским футболом в северной столице все в порядке. Только куда этим мальчишкам, которые по десять лет практически профессионально занимались футболом, после окончания СДЮСШОР податься? Ребят ведь готовили к выступлениям как минимум во втором дивизионе, но далеко не все раскрываются в 17–18 лет. Нужны команды, где бы молодые футболисты продолжали совершенствовать свое мастерство.

В свое время в Набережных Челнах вы тоже создали мощнейшую детскую школу.

Ее самые известные воспитанники – Питер Одемвингие и Александр Бухаров. Через нее прошли и Антон Бобер, и Владислав Игнатьев, и Рустем Калимуллин, не затерявшиеся в российском профессиональном футболе. Всегда считал, что любой клуб должен делать ставку на собственных воспитанников, а важнейший период в их становлении – переход из юношеского футбола во взрослый.

Мне работать хочется. И хочется, чтобы руководители РФС наконец-то поняли: наш футбол поднимут не голландские тренеры, а система подготовки резервов. Одним из ее звеньев и должна стать наша команда

Во время выступлений за «Локомотив» Одемвингие прослыл капризной звездой.

Я помню Питера еще мальчишкой, который уехал от нас в детскую школу ЦСКА. Хороший был парень, но после челнинской школы он столько стран и клубов сменил! Да и в «Локомотив» попал не в лучшее для этой команды время. Тренерская чехарда на любом футболисте негативно сказывается, а Одемвингие еще и общий язык с руководством не нашел. В Англии ведь в прошлом сезоне Питер играл просто здорово.

В «Зените» никаких потрясений на тренерском мостике нет, но Бухаров так и не заиграл.

Я наблюдал за Александром с девяти лет. Когда ему исполнилось 15, вместе с известным агентом Виктором Панченко (помните такого футболиста, который в одном из матчей чемпионата России пять голов забил?) привезли Бухарова в Москву. Две недели он тренировался в одной команде с Игорем Акинфеевым, но тренер Павел Коваль решил почему-то, что армейцам такой форвард не пригодится. Через несколько лет Бухаров, играя за «Рубин», забил два мяча ЦСКА, и Евгений Гинер поинтересовался у Панченко, как его переманить.
«Рубин» назвал сумму трансфера, но выкупил Александра «Зенит». В нашем футболе сейчас только и разговоров, что о трансферах, зарплатах, бонусах, и никто не говорит о том, как вырастить перспективного футболиста и довести его до уровня команды мастеров.

Трансфер Бухарова оценивается в 12 миллионов евро, но в «Зените» он так и не заиграл.

Нападающий таранного типа всегда зависим от партнеров. В «Рубине» на Александра почти вся команда играла, вот он и забивал много. В «Зените» иной стиль, но убежден, что Лучано Спаллетти найдет место в составе для Бухарова. Потенциал-то у парня колоссальный.
Пока КАМАЗ обыгрывал в высшем дивизионе «Спартак», ЦСКА и «Зенит», о вас говорили как о незаурядном тренере. Стоило на какое-то время отойти от дел, как появились публикации о том, что Четверик умеет только на гармошке играть да зарплаты для футболистов пробивать.

Нельзя говорить парню, что в 17 лет он должен заканчивать карьеру и расставаться с мечтой. Мы ведь можем упустить тех, кто способен раскрыться в 20 и позже. Перед «Русью» не стоит задача обязательно получить профессиональный статус и подняться во второй дивизион. Куда важнее организовать тренировочный процесс по образцу команд мастеров: с недельным циклом, с профессиональным подходом к занятиям, с хорошим медицинским контролем

Чего только у нас не пишут. Полемизировать же с теми, кто попрекает меня игрой на аккордеоне, не собираюсь. Почему-то они забывают о том, что в нашем клубе начинали три будущих вратаря сборной – Андрей Новосадов, Платон Захарчук, Руслан Нигматуллин. В Набережных Челнах раскрылись Евгений Варламов и Евгений Дурнев. Мне не стыдно за свой КАМАЗ. И уж тем более не стыдно за оставленное в городе автомобилестроителей наследство: стадион, базу, команду, которая сейчас играет в первом дивизионе. Критикам же своим всегда отвечаю так: «Сделайте лучше, чем я в свое время смог это в Набережных Челнах».

С чего вы начинали?

С чемпионата города, в котором играла команда прессово-рамного завода. КАМАЗ был не только градообразующим предприятием, но и своеобразным государством. Каждый завод, входивший в состав объединения, обладал определенной самостоятельностью и старался быть лучшим во всем. Директор прессово-рамного завода Вадим Паслов всегда находил время и деньги для футбола. Многого мы не требовали, но всегда стремились шагнуть на ступеньку выше. Когда поняли, что во второй лиге КАМАЗу тесно, поставили задачу выйти в высшую. Поначалу тушевались в элите. В дебютной игре «Спартак» нам шесть мячей отгрузил, но уже на следующий год мы обыграли команду Олега Романцева со счетом 2:0.

КАМАЗ был способен на большее, чем роль грозы авторитетов?

В середине сезона-1994 мы были в тройке лидеров, а за пять туров до финиша – в пятерке, что давало путевку в еврокубки. У меня уже была договоренность с немецким телевидением о трансляции матчей Кубка UEFA с нашим участием, но в Набережных Челнах не нашлось соответствующего европейским стандартам стадиона. В конце чемпионата нас изящно опустили на шестое место. «Алания», финишировавшая пятой, играла с Liverpool, а я мечтал привезти эту команду к нам, в Набережные Челны.

Может быть, стоило сначала вложить средства в создание необходимой инфраструктуры, а не тратиться на приглашение таких высокооплачиваемых футболистов, как Ахрик Цвейба и Иван Яремчук?

Да на них народ в Набережных Челнах валом валил! Люди за сборную СССР играли, их только по телевизору наши работяги видели, а они – в КАМАЗе. Оба в «Локомотив» собирались, а я их уговорил в Набережные Челны поехать. У нас был молодой коллектив, а рядом с Ахриком и Иваном наши ребята быстро прибавляли. В 17 лет Женька Варламов выходил в паре с Цвейбой в центр обороны. Когда Ахрик уехал в Японию, Варламов был готов к роли лидера. Его стали и в молодежную сборную приглашать, и в национальную он вскоре попал. Мне и самому у Яремчука с Цвейбой не стыдно было учиться. Они ведь школу Валерия Лобановского в киевском «Динамо» прошли.

В футболе негатива сейчас меньше, чем во времена выступлений КАМАЗа в высшем дивизионе?

По сравнению с «лихими девяностыми» наша страна все же заметно изменилась. Хотя у меня никогда не было оснований подозревать своих игроков в нечестной игре.

Введение переходных матчей между клубами премьер-лиги и первого дивизиона способно уменьшить количество «странных» игр?

Убежден, что это очень верный и своевременный шаг. «Болото», которое ко второму кругу уже лишалось турнирной мотивации, заметно уменьшится. Придется до последних игр бороться за более высокое итоговое место.

Сейчас много говорят о том, что прогрессу российского футбола будет способствовать появление частных клубов.

Все зависит от того, кто ими будет владеть. Есть пример ЦСКА, в котором бизнес ведет рачительный хозяин Евгений Гинер, а есть, точнее уже нет, ФК «Москва». Вспомните, какие грандиозные планы по преобразованию «Динамо» были у Алексея Федорычева, но все свелось к практически выброшенным на ветер миллионам на приобретение португальцев. Любой известный клуб имеет свою историю и традиции, о чем должен помнить его владелец. У команд есть болельщики, для которых футбол почти всегда ассоциируется только с любимым клубом. Нужно учитывать эти моменты или создавать все с нуля, что намного сложнее.

Вас в ЦСКА Евгений Гинер позвал?

В армейский клуб меня пригласил Павел Садырин, с которым мы дружили. Я называл его старшим братом. Довелось поработать и с Валерием Газзаевым, тогда главным тренером ЦСКА. Мне импонирует подход армейцев к комплектованию команды. Да, они приглашают легионеров, но всегда молодых, честолюбивых и не сказавших своего последнего слова в футболе. Первый же разговор с Гинером убедил, что у человека есть цель и понимание того, как ее достичь. Президент ПФК ЦСКА обладает одним ценнейшим качеством: не шарахается из стороны в сторону и никогда не принимает кадровые решения на эмоциях. Благодаря такой политике армейцы и держатся в лидерах отечественного футбола на протяжении последних лет. Явных спадов у ЦСКА при Гинере не было.

В Набережных Челнах был иной подход?

Когда депутату Госдумы захотелось порулить футболом, мне просто заявили: «Валерий Васильевич, отдохните годик-другой, а мы сами разберемся». Разбирались месяц, потом надоело. КАМАЗ с тех пор в элите российского футбола так и не появлялся, да и воспитанники челнинской школы в дверь сборной не стучатся.

Зато против вас были возбуждены уголовные дела, вызвавшие большой резонанс в футбольном сообществе.

Эти дела давно закрыты, но в конце 1990-х чего только мне не инкриминировали! Во время обыска требовали документы даже на телевизор, который мэр Набережных Челнов подарил за третье место на Универсиаде.

Нужно ли было профессиональному клубу играть в студенческих соревнованиях?

Сейчас вся страна говорит о том, что нужно достойно выступить на Универсиаде-2013 в Казани, а в свое время я дважды пролоббировал поездку КАМАЗа под флагом студенческой сборной России на подобные соревнования. В 1995-м меня убеждали отказаться от этой затеи. Какая Япония, когда на заводе пожар и нечем зарплату ни рабочим, ни футболистам платить? Только разве плохо, что на Универсиаде был представлен российский футбол? Мы привезли тогда из Фукуоки бронзовые медали. Игроки из команд Кореи и Японии, которых на тех Универсиадах обкатывали, выступали потом на домашнем мундиале. С учетом поставленной задачи победить на ЧМ-2018 этот опыт можно использовать на Универсиаде-2013 в Казани.

Вы упомянули, что Павла Садырина называли старшим братом. В одном из интервью довелось прочитать, что своим футбольным отцом считаете Николая Озерова.

Он умирал на моих руках. Мы познакомились с легендарным телекомментатором в 1979-м. Я тогда армейскую учебку в Москве проходил. В Лужниках во время чемпионата мира по хоккею вместе с братом пробрался к Николаю Николаевичу и взял у него автограф. Наше знакомство продолжилось уже в Набережных Челнах, где я проявил необходимую наглость.

В чем она проявилась?

Озеров гастролировал в Набережных Челнах в качестве артиста МХАТа. Это был февраль 1987-го, в зале заводского дворца культуры – аншлаг. Наша команда тогда готовилась к сезону в пионерском лагере. Это сейчас даже любительские клубы своих мастеров в Турцию на сборы вывозят, в советское время все было скромнее. В общем, рванули мы всей командой на выступление Озерова, я пробрался к Николаю Николаевичу за кулисы и уговорил его после концерта заехать к нам на базу. На следующий день у Николая Николаевича было запланировано выступление в Казани. Я соврал, что мы его в столицу республики на вертолете доставим, а билет на поезд порвал. Озеров всю ночь ребятам о футболе рассказывал. Нужно было видеть, как у них глаза горели!

Где же вы вертолет достали для полета в Казань?

Пришлось извиняться за наглость и вместо вертолета сажать Николая Николаевича в «Ладу» шестой модели. Правда, по трассе она и впрямь летела. Нас несколько раз гаишники останавливали, Николай Николаевич откупался от них своими визитками с автографами. Успели в Казань вовремя.

После такой бурной футбольной жизни не мелковат ли для вас проект с гордым именем «Русь»?

Мне работать хочется. И хочется, чтобы руководители РФС наконец-то поняли: наш футбол поднимут не голландские тренеры, а система подготовки резервов. Одним из ее звеньев и должна стать наша команда.

Партнеры журнала: