Тимофей Мозгов: «В Денвере меня узнают на улицах»

Большой спорт №7-8(54)
Базаревич, Кириленко, Хряпа, Моня, Подкользин и Королев. Эта «шестерка отважных» известна всем российским любителям баскетбола, ведь именно они сумели засветиться в главной лиге мира – NBA. В 2010-м этот список пополнился центровым «Химок» Тимофеем Мозговым, который попал за океан, минуя драфт. О том, как его приняли в США, скором переезде из Нью-Йорка в Денвер и планах на будущее Тимофей Мозгов рассказывает в интервью «Большому спорту».

Базаревич, Кириленко, Хряпа, Моня, Подкользин и Королев. Эта «шестерка отважных» известна всем российским любителям баскетбола, ведь именно они сумели засветиться в главной лиге мира – NBA. В 2010-м этот список пополнился центровым «Химок» Тимофеем Мозговым, который попал за океан, минуя драфт.
О том, как его приняли в США, скором переезде из Нью-Йорка в Денвер и планах на будущее Тимофей Мозгов рассказывает в интервью «Большому спорту».

Вы не раз заявляли о желании стать одним из лучших центровых NBA. Кто, по вашему мнению, лучший на данный момент, на кого стоит равняться?

В этом сезоне выделил бы Эндрю Байнума. Конечно, плей-офф у Lakers не задался, но я все равно отметил бы Эндрю. Это субъективное мнение, но лично мне очень нравится его игра.

А до переезда за океан к кому присматривались пристальнее?

Я болел за Boston Celtics. Сейчас уже ко всему отношусь параллельно, не фанатею, не переживаю. Не расстроился, когда «кельты» проиграли Chicago, а вот триумфу Dallas Mavericks немного удивился – на Западе ставил на Oklahoma City. К тому же верил, что Bulls одолеет Miami.

Немногие попадают в NBA, не будучи задрафтованными. Каков секрет вашего успеха?

Моя путевка в американский баскетбол – заслуга моих агентов. Самое сложное – это договориться с клубом, из которого хочешь уйти. В моем случае переговоры шли достаточно долго и напряженно. В итоге компенсацию платил и New York, и я сам.

В NBA, помимо вас, играет лишь Андрей Кириленко. Почему российская сборная, довольно успешная на топ-турнирах, так слабо представлена в сильнейшей лиге мира?

Просто в нашей стране никто не занимается ребятами. Надеюсь, что это временно и российский прорыв не за горами. Я вижу, что есть парни, уже готовые играть в NBA. Может быть, мой переезд за океан подвигнет менеджеров клубов обратить внимание на российский рынок. Но и самим надо что-то делать, успешнее играть в Евролиге, а не так, как в прошедшем сезоне.

Путевка в американский баскетбол – заслуга моих агентов. Самое сложное – это договориться с клубом, из которого хочешь уйти. В моем случае переговоры шли достаточно долго и напряженно. В итоге компенсацию платил и New York, и я сам

Кириленко оказывал поддержку на первых порах?

Не могу сказать, что он со мной возился, но как только я приехал в США, Андрей сразу же позвонил и заверил, что всегда готов помочь при необходимости. Встречались с ним и в Солт-Лейк-Сити, и в Нью-Йорке, обедали вместе.

Вернемся в прошлое. Как ощущали себя 28 октября 2010 года, в день дебюта в NBA?

Даже сразу и не вспомню, с кем была игра… Ах да, с Toronto! Об эмоциях через полгода что-то сказать сложно, но они точно были позитивные. Хотя первый месяц в NBA в целом был тяжелым психологически – нужно было привыкнуть выходить на площадку против игроков, за которых болел в детстве. Смешанные такие чувства – вроде бы и в баскетбол надо играть, а в голове: «Ба! Какие люди со мной на паркете! Шак! Пол Пирс!» Тренер Knicks говорил, по мне было видно, что я малость перегорел.

Хорошо начав сезон в Нью-Йорке, вы его заканчивали на скамейке в Денвере.

Обмен в Nuggets свалился как снег на голову – у меня ведь никто не спрашивал. Переезд Кармело Энтони в Knicks обсуждался давно и долго, но моя фамилия почти не упоминалась в этой связи. Лишь за пару дней до сделки в Денвере заикнулись о моей кандидатуре, но в Нью-Йорке не хотели меня отпускать. В итоге менеджеры «самородков» отказались совершать трейд без моего участия, я стал своеобразным камнем преткновения. И пришлось уступить, уж очень Энтони ждали в Knicks. Решение принял непосредственно владелец команды, а тренер и генеральный менеджер были против. Когда пришла новость, я спокойно сидел дома, ел крылышки, а тут прозвенел звонок: «Парень, собирайся. Ты едешь играть в Денвер!»

И как вам провинциальный Денвер после «Большого яблока»?

Почти ничего общего, Нью-Йорк – все же огромный мегаполис. Но у столицы Колорадо тоже много плюсов: там нет суматохи, огромных пробок, мало шума. Мне это импонирует. По русской речи не скучаем – уже познакомились с несколькими местными россиянами.

А среди игроков успели завести друзей в Денвере?

Я же все-таки не один переехал – трейд был масштабный. Еще в Нью-Йорке сдружился с итальянцем Галлинари, а после обмена мы еще больше сошлись. Еще с Костой Куфасом много общаюсь – он тоже европеец. Вообще представители Старого Света стремятся всегда поддерживать друг друга.

В конце сезона я приехал в Нью-Йорк, и меня начали останавливать на улице, показывать большой палец, просили вернуться. Вообще культура «боления» здесь очень высокая: мои нью-йоркские фанаты сделали сайт, на котором переводили все мои посты в блоги, русскоязычные интервью – все до мелочей. Причем я не имел к этому никакого отношения, все это на чистом энтузиазме

Видели ли мультсериал South Park, действие которого преимущественно происходит в Колорадо?

Смотрел, конечно. Даже узнал о том, что в некоторых сериях показывают Денвер, пересмотрел их.

А на улицах Денвера уже узнают?

Если честно, да, чуть ли не больше, чем в Нью-Йорке. Есть и приятный момент: в конце сезона я приехал в Нью-Йорк, и меня начали останавливать на улице, показывать большой палец, просили вернуться. Вообще культура «боления» здесь очень высокая: мои нью-йоркские фанаты сделали сайт, на котором переводили все мои посты в блоги, русскоязычные интервью – все до мелочей. Причем я не имел к этому никакого отношения, все это на чистом энтузиазме.

В блог сами пишете?

Конечно, сам. Хотя и не без помощи журналистов, ведь в школе у меня не было пятерки по русскому языку. Нахожу время, набрасываю мысли, а ребята меня потом корректируют, чтобы все красиво получалось. Ну и не дают лениться, заставляют писать почаще.

В Америке среди баскетболистов очень популярен Twitter. Думаете завести себе?

Я вообще не очень дружу с соцсетями и официально заявляю, что меня нет в Facebook, Twitter и Myspace. Если вы там нашли мою страничку, то это «фэйк». Я есть «ВКонтакте», причем имя написал хитро, чтобы было не так легко меня найти.

Еще когда вы выступали в России, Блатт говорил, что у вас большой потенциал, но пока не хватает техники. Что изменилось после года в Америке?

Не мне судить, но я думаю, что перемены в лучшую сторону заметны. Я стал более уверенным. Работал много и над техникой, и над броском, и над игрой один на один. Пришлось немного изменить стиль, чтобы судьи фиксировали меньше нарушений. В первых матчах получал глупые фолы в нападении из-за того, что ставил заслоны по-европейски, разворачивался с игроком. В NBA так делать нельзя. Ну и вообще в лиге молодые получают больше фолов: там, где не свистнули бы ветерану, – меня не прощали.

А что насчет тренировок? Сам процесс отличается от тех же «Химок»?

В России мы могли тренироваться два раза в день, в NBA такого нет и в помине, разве что в первую неделю предсезонки. За океаном же 82 игры и постоянные перелеты. Так что нагрузки поменьше. Можем выйти, побросать по кольцу, разобрать комбинации соперника – и вся тренировка. Если вдруг между играми выдастся большой перерыв, тогда уж тренируемся серьезно, по-боевому.

Как сработались с великим Джорджем Карлом? Сильно ли его стиль отличается от того же ньюйоркца д’Энтони, который вам больше доверял?

Нельзя сказать, что д’Энтони так уж сразу стал меня ставить в состав. Было время, когда я не выходил аж 10 игр подряд. Пришлось завоевывать место и время на площадке. А в Денвере все доказывал заново, показывал, на что способен, ведь я не великий игрок, который с ходу получает больше 20 минут за матч. С Карлом мы поговорили по душам, он заверил, что на меня рассчитывает. Дали шанс в игре с Lakers, я его использовал, но в следующей же встрече получил обидную травму и прекратил выступления. Не повезло. Если бы не то злополучное повреждение, уверен, закончил бы сезон на паркете.

В NBA грядет локаут, который кажется неизбежным. Какие разговоры ходили в игроцкой среде?

Никто, конечно, его не хочет. Суперзвезды меньше переживают, их статус позволяет взять такого рода передышку. А игроки скамейки могут остаться на год без денег, что при их зарплате существенный удар по кошельку. Не идти же работать куда-нибудь в офис.

Ну, можно уехать играть в Европу или Россию. Вы бы как поступили?

Не готов ответить на этот вопрос. Поговорю со своими агентами, я очень доверяю их советам. Надо будет принять решение, которое станет для меня лучшим. Ну а вообще в Россию ребята из NBA поедут – многим хочется и деньги зарабатывать, и практику получать, да и просто мир посмотреть. Правда, на всех места в Европе не хватит.

Кто в вашем первом сезоне доставил больше всего хлопот?

Матчей, чтобы меня «возили» по паркету, все-таки не было, старался держать марку. Помню, что тяжело дался матч против Lakers – Байнум и Газоль – приличные игроки, а когда они вдвоем на паркете, то совсем становится невмоготу. Испанец очень высокий, с длинными руками, а у американца потрясающие антропометрические показатели.

Вне площадки тоже были трудности?

Вас не удивит, если я назову языковой барьер. Когда уезжал в Америку, думал, что английский знаю на нормальном уровне. Оказалось, что нет. За год прилично добавил в лингвистическом плане, Галлинари даже похвалил меня. Поначалу было очень тяжело в коллективе, ничего не понятно. Потом попривык, дошло даже до того, что моя жена стала понимать американцев с их акцентом хуже, чем я. А она ведь отлично знает язык.

Раз уж заговорили о жене, ждем рассказа о необычной свадьбе.

Мы с Аллой решили пожениться где-то за два месяца до свадьбы, собирались расписываться в Нью-Йорке. Думали, где отметить импровизированный медовый месяц, и остановились на Лас-Вегасе. А так как там очень легко зарегистрировать брак, то было принято решение сделать это в городе казино. Все официально, только в России надо дооформить кое-какие документы.

Пару слов о сборной России. С каким настроением будете приезжать из-за океана? Не думаете отказываться, как Кириленко?

Андрей очень много полезного сделал для сборной, поэтому мне непонятны нападки СМИ и болельщиков на него. Если он отказывался от приглашения, то на это всегда были веские причины. В прошлый раз ему помешала недолеченная травма. Правильное решение – не рисковать и поберечь себя. Можно же усугубить повреждение и остаться вне баскетбола надолго. Лично я пока не собираюсь отлынивать, да и приглашение в сборную надо еще заработать.

С Кириленко обсуждали чемпионат Европы, который пройдет в Литве?

Конечно. Пришли к выводу, что турнир будет просто сумасшедший по накалу. Слабых команд нет, а в шестерку, которая дает право бороться за место на Олимпиаде, надо попасть кровь из носу. В финале тоже хочется оказаться.

Ставите перед собой какие-то цели в следующем сезоне?

Ну, во-первых, еще неизвестно, когда он начнется, локаут путает все карты. Перед отъ­ездом из Денвера разговаривал с тренером, и тот заверил: на меня рассчитывают. Есть уверенность, что буду получать много игрового времени. Очень хочется закрепиться в стартовой пятерке. Локальная цель – попасть в сборную «второгодок», которая будет играть с новичками на «Всезвездном уик-энде». Мечтал сыграть и в этом году, но слишком поздно заявил о себе в Нью-Йорке.

Ваш рост – 2,16 метра. Тяжело за пределами площадки?

С тех пор как купил машину, стало проще. Вот в автобусах и метро ездить было очень неприятно. К остальным сложностям быстро привыкаешь. Разве что одежду приходится долго выбирать. Раньше одевался где попало, теперь есть возможность шить на заказ. Благо зарплата наконец-то позволяет.

Партнеры журнала: