Безальтернативный: Новый срок Зеппа Блаттера

Большой спорт №7-8(54)
Дмитрий Клипин
Конгресс FIFA на безальтернативной основе и при активной поддержке российских чиновников переизбрал своего президента Йозефа Блаттера уже на четвертый срок. А ведь еще накануне казалось, что песенка нынешнего руководителя всемирного футбольного союза, к которому накопилось немало вопросов, спета: слишком уж мощная оппозиция сформировалась как в недрах организации, так и в ряде европейских ассоциаций, открыто обвинивших Международную федерацию в коррупции.

Конгресс FIFA на безальтернативной основе и при активной поддержке российских чиновников переизбрал своего президента Йозефа Блаттера уже на четвертый срок. А ведь еще накануне казалось, что песенка нынешнего руководителя всемирного футбольного союза, к которому накопилось немало вопросов, спета: слишком уж мощная оппозиция сформировалась как в недрах организации, так и в ряде европейских ассоциаций, открыто обвинивших Международную федерацию в коррупции.

Девиз «Для блага футбола» сегодня звучит как насмешка. Футбол как таковой людей, поставленных управлять его развитием, сейчас, похоже, волнует меньше всего. Крупнейшее в мире спортивное объединение, включающее более двухсот национальных ассоциаций и насчитывающее свыше трехсот миллионов активных игроков обоих полов, переживает беспрецедентный кризис. Вот уже несколько лет фамилии его главных действующих лиц то и дело фигурируют в разного рода скандалах. Забыв о нуждах самого футбола, люди, любящие рассуждать о «честной игре», в стремлении уничтожить оппонентов и сохранить теплые места не брезгуют самыми грязными приемами.

Преданный слуга «Его величества»

Решение Блаттера пойти на новые выборы изначально выглядело достаточно скандальным. Чиновнику уже 75, и его критики постоянно говорят о том, что такой огромной организацией, как FIFA, должен рулить более молодой управленец. Впрочем, сам Блаттер на такие высказывания внимания никогда не обращал и, отсидев в президентском кресле уже 12 лет, покидать его не собирался. «Мне не надо лишний раз доказывать футбольному миру, кто я такой и каковы мои планы на посту президента FIFA. Я уже 36 лет работаю в стенах этой организации и успел сделать многое из того, что задумал. Меня не смущает мой возраст. Я, как хороший коньяк, с каждым годом становлюсь только крепче и дороже», – заметил Блаттер в очередном интервью.

Блаттер никогда не играл в футбол на профессиональном уровне, зато до прихода в FIFA успел поработать в туристической компании, генеральным секретарем Швейцарской хоккейной ассоциации, представителем фирмы Longines и даже президентом организации, борющейся против замены женских поясов с подвязками колготками

Напомним, впервые его избрали на высокий пост в 1998 году, во второй раз – в 2002-м, а в 2007-м он пошел на третий срок. Особых проблем с переизбранием никогда не возникало – противники Блаттера частенько брали самоотводы, и он, как правило, побеждал на безальтернативной основе.

Однако на этот раз диспозиция сложилась по-другому. У швейцарца появился хоть и единственный, но, как оказалось, очень грозный противник – президент Азиатской конфедерации футбола (AFC) катарец Мохаммед бин Хаммам. В отличие от прежних конкурентов он заявлял о решимости идти до конца. До которого в итоге так и не дошел.

Вообще появление в предвыборной гонке катарского бизнесмена, руководящего одной из самых влиятельных в футбольном мире организаций, с самого начала вызвало немало вопросов. Как говорили люди, знающие FIFA изнутри, бин Хаммам всегда слыл человеком, преданным Блаттеру, и не только потому, что на Востоке хранят традиции уважения к более старшему поколению – бин Хаммаму «всего» 61. Их постоянно видели в различных поездках по миру, которые президент FIFA совершал в компании не просто с рядовым членом исполкома, но еще и с руководителем известной программы «Гол», предусматривающей безвозмездную материально-техническую помощь национальным ассоциациям.

Блаттер всячески поддерживал своего «конкурента» на протяжении многих лет, фактически с 1996 года, когда тот впервые стал членом исполкома FIFA, и бин Хаммам отвечал ему взаимностью. Швейцарец симпатизировал катарцу в борьбе с шейхом Салманом из Бахрейна на выборах в исполком от Азиатской конфедерации футбола в мае 2009 года, и тогда, возможно, только это помогло бин Хаммаму победить с преимуществом всего в два голоса: 23 против 21 при двух воздержавшихся. Затем Блаттер пролоббировал заявку Катара на проведение чемпионата мира – 2022, вызвав шквал критики.

Катарец, хотя бы из чувства безмерной благодарности, не мог даже помыслить о том, что когда-нибудь встанет на пути патрона. Более того, он утверждал это во всеуслышание. В конце августа минувшего года на сайте Азиатской конфедерации футбола на вопрос «Не собираетесь ли вы выдвинуть свою кандидатуру на пост президента FIFA на предстоящих в 2011 году выборах?» бин Хаммам решительно ответил «нет». «Скажу откровенно: я хочу поддержать кандидатуру Зеппа Блаттера. Для меня сейчас значительно важнее предстоящие выборы на пост президента AFC», – заверил он общественность, которая ему, конечно же, поверила. И тут такой поворот…
В начале января 2011-го бин Хаммам был единогласно переизбран на свой пост еще на четыре года. И вот что важно. Во-первых, он не покидал трон руководителя азиатского футбола с 2002 года, то есть почти девять лет, а во-вторых, последние его выборы оказались безальтернативными. Эти два замечания очень любопытны. Начиная соперничество с Блаттером за кресло президента FIFA, бин Хаммам критиковал своего «крестного отца» за то, что тот «засиделся» во власти и готов, дескать, получить новый мандат без всякой борьбы со стороны конкурентов. Да и откуда им взяться, если, следуя и далее предвыборной логике катарского бизнесмена, всех их Блаттер давным-давно нейтрализовал своей властной и беспощадной рукой.

«Президент не должен оставаться на своем посту больше восьми лет. FIFA срочно нужна “свежая кровь”. Она погрязла в бюрократии и является абсолютно непрозрачной структурой. Мне кажется, я смогу изменить положение вещей, и обещаю развивать футбол как игру на всех уровнях» – эти слова бин Хаммама, сказанные им сразу после официального утверждения в качестве соперника Блаттера на выборах, можно было считать программным заявлением.

Имелось у катарца и еще вполне конкретное обещание: увеличить выплаты национальным ассоциациям до 500 тысяч долларов в год. Звучало интересно, если только не вспомнить, что Блаттер еще в начале марта открыто пообещал в СМИ, что выплаты по программе «Гол» возрастут с 250 до 400–500 тысяч долларов.

…И гений, парадоксов друг

Немалый шум вызвали появившиеся в начале весны в английских и польских СМИ заявления о том, что Блаттеру уже якобы обеспечены голоса большинства постсоветских стран. Обстановка вокруг предстоящих выборов, и без того накаленная до предела, достигла своего апогея. И это понятно. В последнее время позиции президента FIFA в Европе пошатнулись, и поддержка со стороны стран бывшего СССР была для него важна, как глоток воздуха для задыхающегося. Ситуация обострилась после того, как хозяйкой чемпионата мира – 2018 футбольные чиновники избрали не Англию, а Россию. Тогда самого Блаттера и его приближенных в очередной раз обвинили в продажности. Якобы они необъективно оценили готовность британцев и вообще попали под влияние премьер-министра России Владимира Путина.

Надо сказать, что обвинения имели под собой почву. Не секрет, что российская инфраструктура – и не только футбольная – развита намного хуже британской. С другой стороны, тот же Блаттер не раз во всеуслышание заявлял, что мировой футбол должен открывать для себя новые горизонты, необходимо проводить чемпионаты мира в тех государствах, которые еще ни разу не принимали главный футбольный праздник четырехлетия. И такая позиция ни у кого не вызывала ни раздражения, ни сомнений. С этой точки зрения избрание России хозяйкой чемпионата мира – 2018 выглядело вполне логично. Так же, кстати, как и следующий шаг чиновников FIFA, которые отдали право проведения чемпи­оната мира – 2022 совсем уж нефутбольному Катару. Но какой ценой достигнуты эти победы? Фактов, подтверждающих коррупцию как таковую, до сих пор предъявлено не было, так что остановимся на общеизвестных моментах.

В начале мая главный чиновник мирового футбола побывал в Москве, где его встретили как дорогого гостя. Оппоненты, естественно, расценили этот визит как «поход за поддержкой», чего, впрочем, министр спорта, туризма и молодежной политики Виталий Мутко даже не пытался отрицать. «Безусловно, мы поддержим Блаттера на предстоящих выборах, – сообщил он, однако целью визита назвал совсем другую причину. – В основном мы обсуждали вопросы подготовки к ЧМ-2018. У президента FIFA состоялись, в частности, встречи с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным, на которых был поднят ряд важных вопросов, связанных с деятельностью оргкомитета первенства».

Сам Блаттер, говоря о чемпионате мира, заявил, что турнир крайне важен для государства, в чем его убедили встречи с первыми лицами Кремля: «У меня нет никаких сомнений в том, что чемпионат мира для России – дело государственной важности. Я разговаривал с Дмитрием Медведевым на эту тему и встречался с Владимиром Путиным, и они придерживаются такой же позиции. Это большое дело для большой страны, а Россия – это большая страна. Это хорошо для чемпионата мира, это хорошо для России. Это грандиозное событие. Событие, которое объединяет людей».

По мнению президента, оптимальное количество городов, которые должны принимать матчи мундиаля, – 12. Ранее FIFA считала оптимальным количеством 10 городов. Россия же внесла в свою заявку 13. Таким образом, не исключено, что оргкомитет ЧМ-2018 прислушается к мнению Блаттера и исключит один из городов из заявки. К слову, подобные разговоры ходят уже давно. В последний раз в группе риска оказались Саранск, Ростов-на-Дону и Краснодар. Однако Виталий Мутко не раз заявлял, что приложит все усилия, дабы оставить в игре всю чертову дюжину. В качестве постскриптума здесь также можно предположить, что помимо обсуждения количества городов стороны обозначили и количество стро­ительных подрядов, которые так называ­емая семья FIFA получит в процессе подготовки к российскому мундиалю.

Также быстро был решен и животрепещущий вопрос с дополнительным трансферным окном. Дело в том, что по правилам FIFA за один сезон в национальном чемпионате может быть не более двух пери­одов для переходов, однако руководители клубов настаивали, что полуторагодичный чемпионат России 2011/2012 обязательно должен иметь три: зимой 2011-го, летом 2011-го и зимой 2012-го. На выручку пришел президент FIFA, который с барского плеча жаловал РФПЛ еще одну возможность потратить много денег. В общем, «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку».

Понять поддержку Блаттера со стороны Мутко нетрудно. Их связывают давние теплые отношения, начавшиеся еще в ту пору, когда Виталий Леонтьевич возглавлял Российский футбольный союз и всячески превозносил президента FIFA. Заручившись нужными обещаниями, Блаттер не только не жалел комплиментов в адрес российского футбола, но и сделал шаг, доселе невиданный в практике главы мировой футбольной организации: сам предложил в качестве талисмана ЧМ-2018 кандидатуру мишки. «Все дети в мире играют в мишек, поэтому мишка, на мой взгляд, мог бы стать удачным вариантом талисмана для российского чемпионата, – объяснил Блаттер. – Мишка – это доброе, милое животное, о нем поют в песнях, его можно принести домой, играть с ним и, конечно же, можно вспомнить Олимпиаду в Москве 1980 года». Обменявшись любезностями, высокопоставленные чиновники расстались весьма довольные друг другом.

Марш Блаттера

Три последних перед выборами месяца Блаттер, как и бин Хаммам, провел в разъездах. Глава FIFA побывал на всех континентах и почти везде заручился поддержкой. В выборах должны были принять участие 208 стран, и для победы кандидату требовалось набрать минимум 105 голосов. Впрочем, все было ясно заранее. Европа почти полностью поддерживала Блаттера. И Океания заблаговременно присягнула ему на верность. В Африке президент тоже набирал большинство. Кое-какие проблемы могли возникнуть в Азии. Неопределенность, по сути, оставалась лишь с Конфедерацией футбола Северной и Центральной Америки и стран Карибского бассейна (CONCACAF). В начале мая в Майами состоялся конгресс этой организации, на котором вопрос должен был решиться. Блаттер в Майами прилетел, а бин Хаммаму отказали в визе, и на мероприятии он, естественно, не присутствовал. Президент конфедерации Джек Уорнер, обвиненный в коррупции, решил сохранить интригу и сказал, что с кандидатом они пока не определились, что, впрочем, оказалось неправдой.

В итоге голосование проходило на безальтернативной основе. Единственный «конкурент» бин Хаммам по итогам внутреннего расследования Комитета по этике от участия в выборах был отстранен. По свидетельству члена исполнительного комитета FIFA Чака Блэйзера, араб вместе с вице-президентом организации Джеком Уорнером якобы давал взятки делегатам от Карибского футбольного союза в обмен на их голоса в пользу катарца. При этом были показаны снимки пакетов с деньгами, которые якобы получили карибские чиновники за поддержку бин Хаммама на будущих выборах.

Владимир Путин выступил с заявлением, в котором выказал поддержку Блаттеру: «Он превратил футбол в важное, мирового значения социальное явление, которое напрямую связано с решением большого количества социальных проблем – борьбой с преступностью, наркотиками. Внес большой вклад в развитие футбола»

Причину подобного шага назвать сложно. То ли цепной пес, почувствовав запах лакомого кусочка, неожиданно решил подать голос, то ли Блаттер таким образом устроил спектакль на тему «Как я борюсь с коррупцией». Второй вариант видится более правдоподобным, ибо реальной альтернативы у Блаттера не было и быть не могло.

Сам конгресс в Цюрихе проходил в очень напряженной обстановке. Англичане так и вовсе требовали перенести выборы. Глава Английской ассоциации футбола (FA) Дэвид Бернштейн настаивал на том, что FIFA должна прежде разобраться с внутренними коррупционными скандалами, а также выставить альтернативную Блаттеру кандидатуру. «Нас сейчас критикуют правительства стран, спонсоры, пресса. Коронация при отсутствии оппонента – это неправильно. Я прошу перенести выборы, чтобы появился дополнительный кандидат или кандидаты на этот пост», – цитировали слова Бернштейна британские СМИ. По вопросу даже состоялось голосование, по итогам которого предложение главы FA было отклонено – 172 участника конгресса выступили против, тогда как данную инициативу поддержали всего 17 человек.

Позднее на Бернштейна и его подотчетную организацию обрушилась резкая критика со стороны международных футбольных чиновников. Вице-президент FIFA Хулио Грондона попросил англичан не вмешиваться во внутренние дела организации. «Мы все время подвергаемся атакам со стороны Англии. Вы все время жалуетесь. Попрошу вас оставить семью FIFA в покое», – заявил Грондона. А президент Федерации футбола Кипра Костакис Коутсокомнис иронично заметил: «Обвинения… Как же типично это для Англии».
На следующий день после выборов английская пресса вышла с громкими заголовками. «После увиденного фарса подведем формальные итоги: Блаттер вновь избран президентом», – сообщала Guardian. Издание Mirror пошло еще дальше, сделав коллаж на Блаттера, изобразив его в виде страуса. Заголовок заметки звучал так: «Почему Блаттер не засунул голову в песок после недели фарса в FIFA? Это был фарс, замешательство, позор. Если бы все было не так серьезно, мы бы хохотали». «День, когда по мировому футболу был нанесен удар. Блаттера переизбрали, а его приспешники набросились на Ассоциацию футбола Англии за то, что она посмела критиковать», – заключила The Independent.

Партнеры журнала: