Противостояние: История локаута в NBA

Большой спорт №7-8(54)
Дмитрий Соловьев
30 июня истек срок действия коллективного соглашения между владельцами клубов Национальной баскетбольной ассоциации и игроками, а договориться насчет условий действия нового стороны не смогли. Это означает, что с 1 июля начался локаут, из-за которого под угрозой отмены находится если не весь грядущий сезон, то как минимум значительная его часть. «Большой спорт» вспоминает события 1998 года, когда из-за разногласий между собственниками команд и спортсменами регулярный сезон был значительно сокращен, проводит параллели с текущими событиями и дает прогноз развития ситуации.

30 июня истек срок действия коллективного соглашения между владельцами клубов Национальной баскетбольной ассоциации и игроками, а договориться насчет условий действия нового стороны не смогли. Это означает, что с 1 июля начался локаут, из-за которого под угрозой отмены находится если не весь грядущий сезон, то как минимум значительная его часть.
«Большой спорт» вспоминает события 1998 года, когда из-за разногласий между собственниками команд и спортсменами регулярный сезон был значительно сокращен, проводит параллели с текущими событиями и дает прогноз развития ситуации.

До 1998 года в NBA из-за локаута не сорвали ни одного матча. И этот факт являлся предметом особой гордости как руководства ассоциации, так и проф­союза игроков: в других лигах «большой североамериканской четверки» случаи отмены игр, а то и целых сезонов уже имели место. Впрочем, и баскетболисты дважды очень близко подходили к такому развитию событий: в 1995-м – когда истек срок действия предыдущего коллективного соглашения между владельцами клубов и игроками, и в 1996-м. В первом случае даже был объявлен локаут, однако он продлился около трех месяцев и завершился подписанием нового 6-летнего коллективного соглашения до планируемого начала сезона. А год спустя на преодоление незначительных разногласий сторонам и вовсе потребовалось не более трех часов.

Локаут первый. В пользу владельцев

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что на момент окончания сезона 1997/1998 действовал договор между игроками и владельцами команд и формального повода для локаута не было. Однако в документе обнаружился пункт, позво­ливший хозяевам клубов потребовать нового раунда переговоров. В частности говорилось, что пойти на пересмотр условий соглашения можно в случае, если на зарплаты спортсменов тратится более 51,8 процента доходов, связанных с баскетболом. В 1998 же году этот показатель достиг 57 процентов. И 27 из 29 собственников клубов проголосовали за то, чтобы внести изменения в коллективное соглашение.

Как и следовало ожидать, эта идея не вызвала энтузиазма у баскетболистов. Так что первые раунды переговоров оказались короткими и состоявшими преимущественно из взаимных оскорблений и упреков. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь в декабре, после того как комиссар ассоциации Дэвид Стерн объявил о готовности отменить сезон, если компромисс не будет найден до 7 января, а в дальнейшем рассмотреть вопрос о приглашении в NBA новых игроков взамен бастующих. Занять столь жесткую позицию владельцы клубов смогли после решения судьи Джона Фирика, постановившего, что во время локаута собственники не обязаны платить баскетболистам по гарантированным контрактам. В то время как в соглашении с телевидением имелся пункт, согласно которому ассоциация получала деньги даже при отсутствии матчей.

Исполнительный директор профсоюза Билли Хантер настаивал на том, чтобы продолжать занимать жесткую позицию, однако значительная часть игроков, в том числе высокооплачиваемых, разочаровались в действиях своего лидера и требовали возобновления сезона. Дабы не допустить назревавшего раскола, Хантер согласился с основными требованиями владельцев команд, и 20 января многострадальный договор подписали. По его условиям устанавливалась максимальная зарплата спортсменов в диапазоне от 9 до 14 миллионов долларов за сезон, жалованье новичков ограничивалось и ставилось в непосредственную зависимость от того, в каком раунде драфта был выбран баскетболист, а гарантированный минимум годового дохода игроков повышался до 287 500 долларов. Это на 15 тысяч больше, чем до локаута.

Таковы официальные итоги противосто­яния между спортсменами и владельцами клубов. Анализируя их, американская пресса не уставала подчеркивать, что стороны не только лишили болельщиков возможности посмотреть по 32 матча с участием каждой команды, но и серьезно испортили свою репутацию. В результате снизилась средняя посещаемость игр (пусть и на 2,2 процента), упали телевизионные рейтинги, ухудшились взаимоотношения со спонсорами. «Нам потребовалось шесть-семь лет, чтобы вернуться туда, где мы были до локаута 1998 года», – констатировал Билли Хантер, по сей день явля­ющийся исполнительным директором NBAPU.

Локаут второй. Новая атака «толстосумов»

Признавая ущерб, нанесенный Нацио­нальной баскетбольной ассоциации предыдущим локаутом, Хантер тем не менее отказывается идти на серьезные уступки владельцам клубов при обсуждении условий нового коллективного соглашения. Оно и понятно: предложенный игрокам проект значительно ухудшает их положение. Прежде всего тем, что предполагает введение жесткого потолка зарплат, ведь в предыдущем имелась масса лазеек, позволявших клубам выходить за его пределы.

Кто заставлял генеральных менеджеров платить игрокам деньги, которых те по большому счету не заслуживали? Для ответа на этот вопрос уместно проанализировать финансовое положение команд NBA в минувшем сезоне. Причем не по принятой в самой ассоциации методике, когда в «расходы» засчитываются, к примеру, амортизация активов и погашение долгов при продаже клуба, а по сделанной независимым оценщиком. Такую работу провело, в частности, издание Forbes, выяснившее, что из 30 клубов 17 были убыточными, в то время как прибыль трех – New York Knicks, Chicago Bulls и Los Angeles Lakers – суммарно составила более 150 миллионов долларов. И эта сумма больше, чем совокупные потери всех проведших сезон «в минус» коллективов. То есть налицо значительное финансовое расслоение, когда одни без серьезного ущерба для собственного бюджета могут переманить игрока, предложив ему значительную прибавку к зарплате. А другие, чтобы сохранить конкурентоспособность состава и удовлетворить возросшие аппетиты баскетболистов, вынуждены залезать в долги. Ведь в противном случае спортсмена просто перекупят более состоятельные конкуренты. А если команда проигрывает матч за матчем, о каком зрительском интересе и посещаемости можно говорить? Вот и закручивается гонка зарплат в своеобразную спираль, ухудшая положение все большего числа команд.

Сеть ресторанов Kentucky Fried Chicken (KFC) предложила защитнику Miami Heat Дуэйну Уэйду на время локаута место почетного заведующего автокафе. Если баскетболист примет предложение, KFC отдаст на благотворительность 250 тысяч долларов

Еще одна проблема, с которой столкнулись владельцы клубов, – гарантированные контракты баскетболистов. Даже в российской футбольной премьер-лиге клуб может избавиться от не устра­и­вающего его игрока без выплаты всей положенной по соглашению суммы: выставить на трансфер, перевести в дубль, обменять, а то и просто разорвать договор с выплатой неустойки. Не говоря уже о том, что значительная часть получаемых спортсменами денег – премиальные за то или иное индивидуальное или командное достижение. В NBA же ситуация другая. Практически вся сумма контракта выплачивается вне зависимости от попадания в состав, количества проведенных на площадке минут и набранных очков. Так что если клубные боссы уже в первый год недовольны действиями имеющего пятилетнее соглашение баскетболиста, для расставания с ним они будут вынуждены единовременно выплатить всю положенную по долгосрочному контракту сумму. Но это еще не все – предыдущее коллективное соглашение предусматривало ежегодную индексацию контрактов всех без исключения игроков. «Если сотрудник работает плохо, то работодатель должен иметь возможность наказать его рублем. А в NBA даже нет такого права. Рашард Льюис играет не в баскетбол, а в бирюльки и получает за это 21 миллион долларов», – ехидно заметил телекомментатор Владимир Гомельский, по мнению которого «профсоюз отстаивает интересы 35 игроков, а не 450», то есть наиболее высокооплачиваемых баскетболистов.

По информации испанских СМИ, Андрей Кириленко, у которого закончился контракт с Utah Jazz, предлагал свои услуги мадридскому Real, где хотел зарабатывать порядка 5,8 миллиона долларов за сезон. Клуб ответил отказом

Доводы собственников команд, требу­ющих, чтобы фонд оплаты труда игроков не превышал 45 процентов от доходов лиги, понятны и, надо сказать, во многом справедливы. Чем же руководствуются баскетболисты, столь рьяно не желающие идти на уступки? Прежде всего фактом прибыльности NBA: за период действия предыдущего коллективного соглашения она, по информации Forbes, составляла в среднем 7 процентов за сезон. Правда, в последнем из них упала до 5 процентов, но и этот показатель выше среднего для американской индустрии развлечений. Поэтому NBAPU резонно предлагает владельцам команд договориться между собой о перераспределении прибыли между клубами, а не экономить на игроках. Недовольны баскетболисты и тем, что «прочие расходы» в ассоциации растут быстрее зарплат. Но еще больше – закрытостью информации: ассоциация не публикует подробных данных о своем финансовом положении, что позволяет ее боссам манипулировать общественным мнением и создавать у болельщиков образ баскетболистов-рвачей, обеспокоенных в первую очередь своим личным благосостоянием.

Европа не ждет

Рассуждая о перспективах прекращения локаута и условиях, на которых это может произойти, заокеанские аналитики делают ставку на владельцев клубов, предполагая, что условия коллективного соглашения окажутся близкими к их позиции. В пользу этого говорит опыт NHL, где локаут 2004/2005 привел к подписанию контракта, значительно ухудшившего положение игроков и в то же время способствовавшего финансовому оздоровлению всей лиги, выравниванию класса входящих в нее команд и росту непредсказуемости результатов. А это значит – к повышению болельщицкого интереса. Сейчас традиционно считавшиеся экономическим аутсайдером в заокеанской большой четверке профессиональных лиг хоккеисты добились сравнимых с баскетболом показателей. Правда, скорее всего, ненадолго. Если хозяева клубов NBA все же настоят на своем, ассоциации удастся достичь как минимум десятипроцентной прибыли. Для сравнения: считающаяся лидером по данному показателю MLB в минувшем сезоне добилась показателя 13,7 процента.
Как и у хоккеистов, у баскетболистов есть существенный минус в переговорах с владельцами клубов: нигде в мире им не предложат сопоставимых денег. В то время как у собственников команд не будет проблем с поиском потенциальных штрейкбрехеров, способных надеть майки клубов NBA в случае, если локаут затянется.

Хотя надо признать: некоторые звезды заокеанского баскетбола прорабатывают альтернативные варианты трудоустройства. А кто-то, как защитник New Jersey Nets Дерон Уильямс, уже определился с новым местом работы. Плеймейкер принадлежащей Михаилу Прохорову команды заключил однолетний контракт с Beşiktaş, за год выступлений в котором может заработать, по утверждению турецких СМИ, «семизначную сумму». Сам же Уильямс заявил, что получил «шквал звонков от баскетболистов, которые спрашивали, куда он едет, и выразили желание сделать то же самое». Однако даже он признает: европейский рынок слишком мал для того, чтобы предоставить работу всем баскетболистам NBA.

Если локаут затянется, Защитник San Antonio Spurs и сборной Франции Тони Паркер будет выступать в первенстве своей родной страны. «Если забастовка продлится весь сезон, перейду в ASVEL Lyon-Villeurbanne, потому что я генеральный менеджер и исполнительный директор этого клуба», – сказал Паркер

Даже если заокеанские атлеты согласятся играть за символические суммы, большинство клубов Старого Света просто не в состоянии оплатить им страховку. Многие же из способных сделать это принципиально против приглашения игроков, которые могут покинуть команду в любой момент. В частности, президент казанского УНИКСа Евгений Богачев прямо сказал: «Нам уже предлагали несколько человек из NBA, американцев. Причем с оговорками, что им еще нужно будет приспосабливаться к европейскому баскетболу. Но я даже не думаю приглашать кого-нибудь из них». Схожую позицию заняло и руководство ЦСКА: столичные армейцы рассматривают возможность усиления состава свободными агентами из-за океана лишь при условии заключения полноценного, а не страховочного контракта. Нежелание столкнуться с необходимостью латать дыры в составе посреди сезона в случае прекращения локаута характерно и для других выступающих в Евролиге ULEB клубов. А это значит, что массовой миграции американских звезд в Европу ждать не приходится. Сюда поедут в основном свободные агенты, но и они значительно повысят уровень баскетбола в Старом Свете. И в этом несомненная польза от локаута в NBA.

Партнеры журнала: