Странник. Младен Кашчелан – о слабости Александра Григоряна, силе Дмитрия Аленичева и проблемах «Спартака»

Большой спорт № 10 (134)
Дмитрий Роговицкий
36-летний Младен Кашчелан – один из самых известных футболистов в Футбольной национальной лиге. Он выступал в чемпионатах девяти стран и провел 25 матчей за сборную Черногории. Сейчас полузащитник представляет калининградскую «Балтику». В откровенном интервью «Большому спорту» Младен рассказал, как едва не оказался в «Локомотиве», вспомнил свои взаимоотношения с Дмитрием Аленичевым и жестко раскритиковал наставника «Тамбова» Александра Григоряна.


Вы присоединились к калининградской команде уже по ходу сезона. Как возник этот вариант? 
18 июля я разорвал контракт с «Тамбовом», став свободным агентом. Были и другие варианты в ФНЛ, но в каждом из них чего-то не хватало. Я давно знаю спортивного директора «Балтики», это повлияло на мой выбор. Также не последнюю роль сыграли инфраструктура, город, амбиции клуба, тренерский состав, подбор футболистов. 

В трудоустройстве вам по-прежнему помогает супруга?  
Да, хотя у нас нет подписанного агентского договора. Марьяна ведет мои дела уже 10 лет. Мне не везло с предыдущими агентами. В Польше, в Украине они пользовались моей честностью, открытостью. Приходишь в клуб, подписываешь договор, а потом оказывается, что ты вообще никак не защищен. Приходилось расставаться с людьми, которые представляли мои интересы. Решение сотрудничать в этой сфере с женой – один из лучших шагов в моей карьере.

«Тамбов» сейчас выступает в РПЛ. Не обидно, что могли тоже играть на более высоком уровне? 
Пару месяцев назад возникали такие мысли, сейчас уже нет. У меня был с этой командой успех, в качестве капитана я вывел ее в премьер-лигу. Потом клуб решил, что я не нужен, надо расставаться. Я принял это решение. Ни о чем не жалею, для меня сейчас главное – «Балтика». 

В конце августа «Тамбову» запретили регистрировать новичков из-за задолженности перед вами по премиям и досрочному расторжению контракта. Ее погасили?
Да.

В других клубах, где вы играли, случались похожие ситуации? 
В «Тосно» было и хуже: клуб закрылся. Ребятам, которые на тот момент его не покинули, остались должны по 12–15 миллионов рублей. Это реальность российского футбола. Команды быстро становятся на ноги, развиваются, а потом так же быстро гаснут. Хотя нельзя сказать, что «Тосно» являлся сильным клубом. У него не было ни своего стадиона, ни автобуса, ни базы – ничего. Он имел только результат. Подняться в премьер-лигу и играть там без условий – это мучение. Финансовые проблемы только добили «Тосно». 

Когда вы пришли в «Балтику», команда замыкала таблицу ФНЛ. После этого началась серия из восьми матчей без поражений. Причина прогресса в вас?
Это случайность, так совпало. Не бывает такого, чтобы появился один новый игрок и сразу все поменялось. Здесь очень квалифицированные футболисты. Команда и раньше играла нормально, просто ей не везло.  

Какая цель «Балтики» в этом сезоне? 
Задача «Балтики» – двигаться шаг за шагом, матч за матчем. Самое главное, чтобы сохранился этот настрой, желание побеждать в каждой игре. Все зависит от нас самих. Потом уже посмотрим, на каком месте окажемся, и как поменяются амбиции. 

Как вам Калининград? Сильно отличается от Тулы, Тамбова? 
Конечно! С Тамбовом даже не сравнить. Здесь в одном городе – и Европа, и Россия. Нравится местный стиль жизни. В Калининграде много европейских ресторанов, этим он похож на мою родную Черногорию. Их мне очень не хватало в других городах. И еще тут очень красиво. Бывает, устал после тренировки, хочется просто погулять, подышать воздухом. Здесь для этого столько прекрасных мест. 

Сколько народу ходит на «Балтику»?
На недавнем матче с «Лучом» было больше 8 тысяч. Для команды, которая находится в нижней части таблицы, это приличная цифра. И болельщиков прибавляется с каждым матчем. Все будет зависеть от результатов. Клуб с большими традициями, голодный до успеха, до сильных соперников. Тем более у нас такой стадион. 

Но, согласитесь, даже на матче Россия – Казахстан, который прошел на арене «Калининград», атмосферу было не сравнить с той, что царила здесь во время чемпионата мира. 
Конечно, в этом плане есть куда расти. Но, без обид, если сравнивать с Саранском, Калининград на голову впереди. Повторюсь, все зависит от успехов команды. Начнем биться за высокие цели – на стадионе будет все больше людей, они сильнее полюбят футбол и свой клуб.  

В тульском «Арсенале» вы играли под руководством Дмитрия Аленичева. Как считаете, почему у него не получилось в «Спартаке»? 
Точно не скажу, ведь там у него не играл. Но вижу ситуацию так: «Спартак» – очень большой клуб, там смешивается политика разных людей, каждый тянет одеяло на свою сторону. Это самая привилегированная команда России, но у нее за последние 18 лет лишь одно чемпионство. Вот и свидетельство того, как «Спартак» ведет дела. Думаю, не в Аленичеве дело. Там были и другие специалисты, которые не справлялись, но которые сейчас на тренерской работе на два уровня выше. Достаточно вспомнить Унаи Эмери. Думаю, подобное давление не поймет никто, кроме тех, кто работает в «Спартаке». 

Несправедливо, что сейчас Аленичев без работы? 
Да, он сильный специалист. Очень люблю его тренировочный процесс, его построение игры. Думаю, в скором времени он найдет новую команду. 

Кого из тренеров, с кем вы работали в России, еще можете отметить?
Все они были разные. Один предпочитал контроль мяча, другой – быстрый футбол, третий – контратаки, четвертый больше внимания уделял «стандартам», обороне. Каждый был в чем-то силен, и от каждого я взял что-то для себя. 

Тем не менее с одним тренером вы явно не сработались. Вот что сказал о вас полтора месяца назад наставник «Тамбова» Александр Григорян: «Младен здесь завоевал свои позиции честным трудом, но в премьер-лиге он играть не готов. Для меня был показателем принципиальный матч с “Химками”, где проявилась несостоятельность Кашчелана. По сути, матч был проигран из-за одного футболиста, ведь в целом команда сыграла очень качественно. Его слабости в опорной зоне проявились уже на уровне первого дивизиона». Александр Витальевич говорил вам это лично? 
Нет. Для меня это характеристика слабаков – тех, кто не может говорить прямо в глаза. Это человек, который показал свое истинное лицо, не люблю таких людей. Кстати, после того матча он меня просил, чтобы его не убирали из команды. 

А вы могли повлиять на это? 
Конечно. И подобное было не однажды. После матча с «Факелом» Григорян просил меня и еще пару опытных футболистов поговорить с руководством, чтобы с него сняли давление, ведь перед ним стояла четкая задача занять первое место. Конечно, мы это сделали: нам был нужен результат и спокойная обстановка. А то, что он потом заявил, очень некрасиво. Можно вспомнить и то, как мне сообщили, что я не нужен. Опять же, узнал об этом не напрямую от Григоряна. Он отправил кому-то в клубе голосовое сообщение, а тот человек переправил мне. Все, на этом тема «Тамбова» для меня закрыта. 

Кто самый сильный футболист из тех, с кем вы играли вместе в России? 
В каждой команде были лидеры, которые делали результат. В «Тосно» – Раде Дугалич, Артур Нигматуллин, Антон Заболотный. В «Арсенале» – Анри Хагуш, Кантемир Берхамов, оба до сих пор в тульской команде. В «Тамбове» – Жора Шелия, Дима Чистяков, недавно перешедший в «Ростов». Эти ребята тянули свои команды, помогали им выходить в премьер-лигу. 

На Заболотном хочется остановиться отдельно. Что с ним произошло после перехода в большой клуб? Сломался психологически? 
Нет. Вообще про Антона можно написать книгу: как из болота второй лиги человек добрался до «Зенита». Но это никому не интересно. Интересно лишь то, что происходило с ним в Санкт-Петербурге. Я видел, как он тащил «Тосно». Конечно, «Зенит» – другой уровень. Но посмотрите объем работы Заболотного в премьер-лиге: больше всего рывков, интенсивного бега – все на пользу команде. Другие забивали, отдавали, но он давал им свободу в игре. Это немаловажно. И когда в «Зените» не было конкуренции в атаке, он играл постоянно. Не считаю, что он сломался. Просто у каждого нападающего такая судьба: если забиваешь, ты в топе. Если нет, мало кто посмотрит другие показатели. Все ждут голы. 

В «Сочи» Заболотный вернется на топ-уровень?
Думаю, да. 

А у вас были шансы оказаться в российских топ-клубах?
Когда играл в польском Jagiellonia, был очень близок к переходу в московский «Локомотив». Клубы уже договаривались о сумме трансфера. Не знаю, что в итоге произошло. Примерно тогда же был вариант с «Краснодаром». Но клуб в том сезоне еще выступал в ФНЛ, я туда не захотел. Меня признали лучшим «опорником» польской лиги, шли переговоры с Leicester City и Nottingham Forest. Никакой «Краснодар» даже не обсуждался, команда только начинала движение наверх, я про нее ничего не знал. 

Но с Англией ведь тоже не срослось. 
Да. Клуб не отпустил. 

Вы в России уже седьмой год. Что-то еще удивляет вас в нашем футболе? 
Расстояния между городами и искусственные поля. ФНЛ в этом плане – тяжелейшая лига в мире. Летишь восемь часов и выходишь играть на синтетику. В Европе редко встретишь, чтобы две трети команд играло на натуральных газонах, а одна треть – на синтетическом. Но здесь климат не всегда позволяет ухаживать за живой травой. Россия – огромная страна.

Партнеры журнала: