Русский ответ NHL

Большой спорт №3 (31) Март 2009
Дмитрий Маслов
Текущий сезон, безусловно, стал историческим для российского клубного хоккея – чемпионат страны впервые проводится в рамках Континентальной хоккейной лиги (КХЛ).

Текущий сезон, безусловно, стал историческим для российского клубного хоккея – чемпионат страны впервые проводится в рамках Континентальной хоккейной лиги (КХЛ), в которую вошли также и представители республик бывшего СССР. Но не только своеобразным возрождением первенства Советского Союза примечательна новая структура – прежде всего лига позиционируется своими создателями как европейский ответ NHL, а потому пытается выстраивать свою деятельность на коммерческой основе и превратить клубный хоккей в прибыльный бизнес, способный приносить его участникам серьезные доходы.

Разными дорогами

Профессиональный хоккей – удовольствие, требующее не только значительных средств, но и соответствующей инфраструктуры. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на момент распада СССР в сильнейшем дивизионе чемпионата страны, помимо России, были представлены только четыре бывшие республики – Латвия, Украина, Белоруссия и Казахстан. Каждая из них оказалась способна выставить лишь по одной команде, так что для сохранения существовавшего уровня развития этого вида спорта не было иного пути, кроме участия в едином первенстве с российскими клубами.

Так образовалась Межнациональная хоккейная лига (МХЛ), просуществовавшая до 1996 года, когда в России приняли решение о проведении собственного чемпионата, в котором не нашлось места иностранным клубам. В ответ Федерации хоккея Белоруссии, Латвии и Украины тут же сформировали Восточноевропейскую хоккейную лигу (ВЕХЛ), позже к ней присоединились клубы Литвы и Польши, а также российские коллективы из низших лиг. Однако географическое положение не позволяло казахстанским командам играть в ВЕХЛ (по финансовым причинам ее участники ездили на гостевые матчи, как правило, на автобусе), и потому они попросились в российское первенство. ФХР не отказала, правда, обладавшее весьма неслабым по меркам российского чемпионата составом усть-каменогорское «Торпедо» приняли лишь во второй по рангу дивизион без права повышения в классе. Появилось и финансовое обременение – на игры в Казахстан российские клубы летали за счет принима­ющей стороны.

Третьяк против ЕАХЛ

Так продолжалось до 2005 года, когда решили распустить ВЕХЛ. Инициатором этого, по сути, выступила Федерация хоккея Респуб­лики Белоруссии (ФХРБ), вознамерившаяся проводить собственный чемпионат. К тому времени хоккей в этой стране находился на гораздо более высоком уровне, чем в Латвии и на Укра­ине: любитель погонять шайбу Александр Лукашенко не жалел средств и в 2006 го­ду в Белоруссии насчитывалось сразу десять профессиональных клубов. В ито­ге бывшим партнерам по ВЕХЛ были предложены далеко не равные условия участия в экстралиге. Латвийские команды отказались, пожелав организовать собственное первенство, киевский же «Сокол» приглашение принял. (По правде сказать, украинцы и не могли дать отрицательного ответа, так как других профессиональных клубов в стране попросту не было.) Но решение ФХРБ, несомненно, не вызвало энтузиазма ни в Латвии, ни тем более на Украине. И тут подоспела альтернатива – глава Росспорта Вячеслав Фетисов выступил с инициативой создания Евроазиатской хоккейной лиги (ЕАХЛ), руко­водителем проекта которой стал Дмитрий Чернышенко. В Казахстане, Латвии и на Украи­не идея нашла горячую поддержку, да и белорусы отнеслись к ней с интересом. Однако отбой неожиданно дали в самой России.

В мае 2006-го на заседании Совета при Президенте РФ по физической культуре и спорту Путин поинтересовался у Третьяка: «Когда в хоккее начнем выигрывать?» Легендарный голкипер разразился пространной речью о том, что «вокруг сборной уже чувствуется объединение». «Чувствуется, что вы давно в хоккей не играете – такую речугу загнули. Я спрашиваю, когда выигрывать будем?» – прервал собеседника Путин. Через два года, в 2008-м, российские хоккеисты ответили бывшему президенту, одержав победу на чемпионате мира и в Евротуре

Владислав Третьяк, сменивший Александра Стеблина на посту главы Федерации хоккея (с подачи Владимира Путина), начал реформировать этот вид спорта в несколько неожиданном направлении. Прежде всего он упразднил проводившую российский чемпионат профессиональную хоккейную лигу, передав право на организацию первенства федерации. Если задуманная Фетисовым ЕАХЛ намеревалась увеличить доходы клубов, то ФХР под руководством Третьяка стала действовать в обратном направлении – с каждой команды суперлиги брали взнос в размере 5 миллионов рублей просто за участие в чемпионате, к тому же ввели налог на иностранных игроков. Другим нововведением, инициированным легендарным вратарем, оказалось предложение считать легионерами всех хоккеистов, не имеющих права выступать за сборную России, из-за чего под лимит на иностранцев автоматически попали все имеющие российский паспорт белорусские, украинские и казахстанские спортсмены. Подобный шаг, объяснявшийся нежеланием тренировать соперников российской сборной, вмиг охладил отношения между ФХР и федерациями хоккея постсоветских стран, однако решить задачу, ради которой Третьяка, собственно, и приглашали на пост главы ФХР, не помог. Вместо запланированных золотых медалей на прошедшем в Москве и Мытищах первенстве мира 2007 года россияне завоевали лишь бронзовые.

Политическое решение

Еще одно поражение президент Федерации хоккея потерпел в борьбе с руководителями российских клубов. Недовольные тем, на каких условиях приходится участвовать в чемпионате страны, они обрели союзника в лице заместителя председателя правления Газпрома Александра Медведева, предложившего создать альтернативную лигу, в которую планировалось допускать и постсоветские команды, и даже коллективы из других европейских государств.

Впрочем, распространено мнение, что Мед­ведев лишь придал осязаемые контуры идее, возникшей у высшего руководства страны. Как бы то ни было, попытки главы ФХР встать над новой лигой и обязать последнюю выплачивать по 50 тысяч долларов за каждый матч, быстро прекратились. На вопрос, почему Треть­як капитулировал столь внезапно, Александр Медведев ответил вошедшей в историю фразой: «Как сказал классик: “Бодался теленок с дубом”. Здесь, по-моему, уместна как раз эта аналогия». После такого признания отпали последние сомнения в том, что КХЛ – проект не только и даже не столько коммерческий, сколько политический.

Не случайно приглашенные в новую лигу команды из Риги и Минска получили свое советское название – «Динамо», и лишь клуб из Казахстана, представляющий не исторический хоккейный центр Усть-Каменогорск, а столицу Астану, именуется «Барысом». Клуб из Украины же в КХЛ не входит – киевский «Сокол», перебравшийся из чемпионата Белоруссии в высшую российскую лигу, взял паузу по причине недостаточного финансирования и отсутствия дворца, соответствующего требованиям. Что же до коллективов из дальнего зарубежья, то, несмотря на информацию об интересе со стороны чешских, финских, шведских, немецких и швейцарских клубов, ни один из них не заявился в новую лигу в дебютном сезоне.

КХЛ против NHL

Континентальная хоккейная лига (а именно так называется проект) позиционируется ее идеологами как своего рода европейский ответ NHL. И это не праздные слова. Сам формат проведения регулярного чемпионата во многом копирует североамериканский – клубы разделены на дивизионы, установлен потолок зарплат, предусматриваются драфты отказов и юниоров. Правда, все эти новшества имеют собственный, российский, колорит.

Если в NHL команды разбиваются на группы в соответствии с территориальным принципом, то в КХЛ – по рейтингу. Вот и вышло, что рижское «Динамо» оказалось в компании с хабаровским «Амуром», а минское – с новокузнецким «Металлургом». Потолок зарплат в новой лиге также весьма своеобразен – под него не подпадают хоккеисты, имеющие предложения от клубов NHL, из-за чего благое, казалось бы, начинание выглядит профанацией. В плане начисления денег игрокам есть и еще два серьезных отличия от Канады и США – общий фонд заработной платы очень косвенно соотносится с доходами самой КХЛ и клубов, а суммы контрактов засекречены, что дает пищу для рассуждений о соответствии официальных цифр реальным.

Прошедший 29 августа 2008-го драфт отказов, по замыслу организаторов, должен был способствовать выравниванию составов клубов, однако принес нулевой результат: из 18 выставленных на него игроков команду не сменил ни один, что послужило поводом вице-президенту КХЛ по хоккейным операциям Владимиру Шалаеву констатировать: «Лично мне этот драфт показал, что не все, что дает хороший урожай в NHL, приживается на российской почве».

Подобная участь грозила и анонсированному юниорскому драфту: в отличие от Северной Америки, большинство российских клубов сами содержат детско-юношеские школы и не горят желанием отдавать конкурентам молодых хоккеистов, подготовленных за свои средства. После многочисленных возражений со стороны руководителей команд КХЛ приняла решение отказаться от анонсированной системы, по которой клуб мог «защитить» только трех своих воспитанников. В феврале 2009 года введен порядок, согласно которому в заявку на сезон каждому клубу можно будет включать 25 игроков в возрасте от 16 до 21 года и на драфт они не попадут. Из-за этого последний во многом превратится в формальность – очевидно, что сильнейшие юниоры просто не выйдут на рынок.

Вопросы экономики

На момент старта первого сезона перспективы КХЛ выглядели более чем оптимистично – предметный интерес к участию в ней проявили шведы, финны, немцы и австрийцы, а чешский клуб Energie Karlovy Vary даже подтвердил вступление в лигу в 2009-м. Повысился и профессиональный уровень – финансовые возможности ведущих коллек­тивов позволили не только вернуть на родину некоторых игроков, выходивших на лед в третьем-четвертом звеньях команд NHL, но и переманить из-за океана настоящих звезд, в частности Яромира Ягра и Александра Радулова (причем последний подписал договор с «Салаватом Юлаевым», имея действующее соглашение с Nashville Predators). Такие успехи КХЛ были очень болезненно восприняты в NHL, где до сих пор фактически бесплатно рекрутировали спортсменов из России, не обращая внимания на их контракты на родине.

Однако все амбициозные проекты и свершения ничуть не нивелировали фундаментального отличия российского клубного хоккея от канадского и американского: если за океаном это прежде всего бизнес, то здесь – социальный и политический проект, пока что имеющий мало общего со словом «прибыль». О каких доходах можно говорить, если за аренду дворца в Лужниках московское «Динамо» платит больше, чем зарабатывает на продаже билетов? Справедливости ради надо сказать, что в том же «Салавате Юлаеве» ситуация несколько иная, однако и уфимский клуб все равно тратит гораздо больше, чем получает в результате своей коммерческой деятельности.

Поэтому основная проблема КХЛ сегодня – это критическая зависимость входящих в нее клубов от спонсоров, будь то местные власти или коммерческие структуры. И если до финансового кризиса об этом всерьез задумались лишь однажды, когда место не сумевшего предоставить финансовые гарантии екатеринбургского «Автомобилиста» в спешном порядке занял воскресенский «Химик», то в последнее время словосочетание «экономическая целесообразность» звучит все чаще. В условиях, когда поток спонсорских вливаний серьезно оскудел, а некоторые клубы и вовсе оказались на грани закрытия, руководство КХЛ всерьез задумалось об оптимизации расходов. И на заседании совета директоров лиги, прошедшем в начале февраля, были приняты решения, призванные снизить затраты.

Прежде всего, речь идет о разделении клубов на дивизионы по территориальному признаку, что позволит значительно сэкономить на перелетах. Правда, тут же возникли возражения со стороны клубов с востока России – при подобном принципе формирования транспортные расходы команд из столичного региона будут гораздо меньше, чем у конкурентов. Так что окончательной ясности в этом вопросе до сих пор нет. «У нас есть восемь вариантов деления команд на дивизионы, и чтобы сделать окончательный выбор, мы должны рассчитывать все расстояния, перелеты, а также знать, сколько клубов примут участие в чемпионате КХЛ в следующем сезоне», – подчеркнул вице-президент КХЛ по хоккейным операциям Владимир Шалаев.

Кроме того, предполагается увеличить лимит на легионеров до шести человек. И с этим сложно не согласиться: в условиях дефицита высококлассных российских игроков четыре иностранца в команде – явно мало. Помимо повышения уровня турнира, подобный шаг призван решить и еще одну задачу – способствовать снижению общего уровня зарплат в КХЛ, ведь не секрет, что в России хоккеисты зарабатывают гораздо больше, чем сопоставимые с ними по классу в Европе. О необходимости централизованного облегчения платежной ведомости клубов заговорили сразу после начала финансового кризиса, однако против такой меры выступил профсоюз игроков, и руководители команд пошли на попятную. Впрочем, реальные доходы спорт­сменов все же снизились – хотя контракты и заключались в долларах, выплаты производятся в рублях по фиксированному на весь сезон курсу независимо от его колебаний.

В следующем же году хоккеистов ожидает еще одно неприятное новшество – редрафт. «У всех клубов КХЛ появится возможность защитить 13 полевых игроков и двух вратарей из своего состава, незащищенные же выйдут на редрафт. Без расторжения действующих контрактов они смогут найти себе новые клубы, которые будут платить им прописанную в трудовом соглашении зарплату. Если таких команд не найдется, спортсмены смогут остаться в старых командах, но клуб получит право уменьшить их оклад», – поведал председатель cовета директоров КХЛ Вячеслав Фетисов. В том, что снижение доходов хоккеистов произойдет, руководство лиги не сомневается – потолок зарплат в командах в следующем сезоне будет ниже, чем в текущем.

Однако вопрос не столько в том, как уменьшить расходы, – для того чтобы чувствовать себя уверенно в любой экономической ситуации, необходимо увеличить процент средств, которые КХЛ и входящие в нее коллективы зарабатывают сами. Здесь основным резервом для роста является продажа прав на телетрансляции. По словам генерального директора «КХЛ-Маркетинг» Ильи Кочеврина, лига стремится уйти от практики, согласно которой телеканал «Спорт» получал эксклюзивное право на трансляции, и сотрудничать с другими компаниями – как общероссийскими, так и региональными. В перспективе же планируется организовать собственное производство и продавать права всем жела­ющим, а интерес уже обозначили некоторые европейские и американские бродкастеры. «КХЛ-Маркетинг» рассматривает и другие возможности пополнения бюджета – продажу прав на создание компьютерной игры в жанре хоккейного менеджера, централизованную реализацию сувенирной продукции и тому подобное. Не факт, что все эти инициативы приведут к ожидаемым результатам, однако радует само стремление превратить КХЛ в бизнес-проект – подобная инициатива, безусловно, является революционной в российском клубном хоккее, да и в других видах спорта не имеет аналогов.


Смерть Алексея Черепанова

Серьезный удар по имиджу КХЛ нанесла трагическая история, случившаяся 13 октября 2008 года во время встречи чеховского «Витязя» и омского «Авангарда». За несколько минут до финальной сирены остановилось сердце находившегося на скамейке запасных форварда молодежной и национальной сборных России Алексея Черепанова. На матче отсутствовал положенный по регламенту автомобиль cкорой помощи, а в прибывшем по вызову не оказалось работающего дефибриллятора – прибора, который мог спасти жизнь хоккеиста. Время для реанимационных действий было упущено, и примерно через два часа после окончания игры медики констатировали смерть Черепанова. В заключении судебно-медицинской экспертизы отмечается, что Алексей страдал хроническим миокардитом – заболеванием сердца, несовместимым с профессиональными занятиями спортом, к тому же принимал запрещенный препарат. Президент КХЛ Александр Медведев выступил по этому поводу со следующим заявлением: «Кордиамин хоть и относится к категории допинга, однако применялся хоккеистом для лечения сердечно-сосудистого заболевания». По результатам расследования причин смерти Черепанова КХЛ рекомендовала уволить президента «Авангарда» Константина Потапова, генерального менеджера Анатолия Бардина, а также врачей клуба, что и было сделано. Была инициирована тщательная проверка состояния здоровья молодых хоккеистов. По ее результатам некоторые игроки были вынуждены завершить карьеру.


Курьез от КХЛ

Несмотря на положение регламента, запрещающее заявлять на матч более четырех хоккеистов, не имеющих российского паспорта, 27 октября за чеховский «Витязь» в поединке с челябинским «Трактором» сыграли пять североамериканских легионеров. КХЛ аннулировала результат поединка, завершившегося со счетом 3:1 в пользу «Витязя», засчитала подмосковному клубу поражение – 0:5 и обязала выплатить штраф в размере 500 тысяч рублей.


По какой системе проводится чемпионат КХЛ

В ходе регулярного чемпионата каждая команда по два раза дома и в гостях встречается с представителями своего дивизиона и по одному разу – с представителями других. В плей-офф выходят 16 клубов, причем первые четыре места при «посеве» автоматически достаются победителям дивизионов, а остальные 12 участников игр на выбывание определяются по большему количеству набранных очков вне зависимости от того, в какой подгруппе выступала команда. В поединках на выбывание команда, занявшая первое место в регулярном сезоне, встречается с финишировавшей 16-й, вторая – с 15-й и так далее. Система «сильнейший против слабейшего» сохраняется и в последующих раундах.

Партнеры журнала: