Дамский формат

Большой спорт №3 (31) Март 2009
Андрей Преснов
О сегодняшнем дне и перспективах российского женского хоккея в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают хоккеистки Екатерина Смоленцева и Ксения Байбакова.

В последний раз Россия первенствовала в медальном зачете на зимней Олимпиаде в далеком 1994 году в Лиллехаммере. Повторить этот успех на грядущих Играх в Ванкувере будет очень нелегко, а вот в Сочи от российских спортсменов ожидают безоговорочного триумфа. Награды планируется завоевать почти во всех видах олимпийской программы, в том числе и в женском хоккее, который дебютировал на Играх в 1998-м. О том, насколько реально выполнение подобной задачи, о сегодняшнем дне и перспективах российского женского хоккея в интервью журналу «Большой спорт» рассказывают лучшая хоккеистка страны сезона 2007/2008 Екатерина Смоленцева, а также Ксения Байбакова, которая в свои 14 лет уже выступает в основном составе одного из сильнейших клубов Европы – дмитровского «Торнадо».

Екатерина Смоленцева

В России женский хоккей с шайбой культивируется с середины 1990‑х годов. Как вы занялись этим видом спорта?

Я начинала играть в хоккей с мячом, а когда женский хоккей с шайбой стал олимпийским видом спорта, перешла в него. Причем занималась у того же тренера, что и раньше, – он просто переквалифицировался.

И как вы оцениваете уровень российского женского хоккея?

Сегодня этим видом спорта в России занимается человек сто, не больше. Из них надо выбрать двадцать в национальную сборную, костяк которой не меняется уже лет десять. В первенстве страны играют пять клубов, за чемпионство реально борются два. У нас очень мало школ, в которых готовят хоккеисток.

А в такой ситуации у вас нет желания попробовать себя в зарубежном чемпи­онате?

В свое время меня приглашали учиться в американский колледж и выступать за местную команду. Но сейчас это невозможно: по существующим правилам, если ты уже был профессиональным хоккеистом, получал за игру деньги, то выступать за команду колледжа тебе запрещено. Женская хоккейная лига в США и Канаде есть, но я даже не знаю, сколько там зарабатывают спортсмены и зарабатывают ли вообще, – никто из россиянок в ней не выступал. В принципе, попробовать себя за океаном хотелось бы. В европейских странах уровень женского хоккея примерно такой же, как в России.

Из европейских государств только в России, Швеции и Швейцарии женщины играют в хоккей за деньги. В остальных странах это сугубо любительский спорт. В российском чемпионате есть легионеры, но на них введен лимит – не более трех иностранных хоккеисток в команде. Считаю, это правильно – нам надо растить своих игроков

А почему же тогда в нижегородском СКИФе выступают финки?

В Финляндии хоккеисткам не платят, они любители. Насколько я знаю, только в России, Швеции и Швейцарии женщины играют в хоккей за деньги. В СКИФе именно финки забрасывают решающие шайбы. Наши легионеры – Ивета Кока из Латвии, словачка Яна Капустова и канадка Коррин Бредин также неплохо выступают. В чемпионате России есть лимит – не более трех иностранных хоккеисток в команде. Считаю, это правильно – надо растить своих игроков.

Отдали бы свою дочь в женский хоккей?

У меня сын. А так – почему нет? Пусть тренируется. Меня можно назвать фанаткой, свою жизнь без хоккея не мыслю. Думаю стать тренером. Хотя сейчас с девочками занимаются в основном наставники-мужчины. Это в Канаде женский хоккей культивируется уже десятилетиями, там выросло не одно поколение женщин-тренеров.

На тренировках вы выполняете те же упражнения, что и мужчины?

Да. Женский хоккей отличается от мужского только более низкими скоростями. Правда, несколько лет назад нам запретили силовые приемы.

Сколько в сборной России равноценных по составу звеньев?

Три. В четвертом выступают молодые, выделяется 16‑летняя Ольга Сосина из СКИФа.

Перед вами уже поставили задачу на Олимпиаду в Ванкувере?

У нас всегда одна задача – третье место, потому что сборные США и Канады нам явно не по силам. Остальных можно побеждать. В сборной России только один легионер – Ия Гаврилова, которая учится в Америке.

Вы ожидаете, что перед Играми в Сочи в женский хоккей будут вложены значительные средства?

В подобное верится с трудом. Женскому хоккею уделяли серьезное внимание только в период, когда главой ФХР был Валентин Сыч. После его гибели ситуация ухудшилась.

В «Торнадо», капитаном которого вы являетесь, выступают 14‑летняя Ксения Байбакова, а также несколько 16‑летних хоккеисток. Чувствуете, что они способны вывести российский женский хоккей на новый уровень?

Талант у Ксении, конечно, есть, но особого рвения, как и у других юниорок, я не вижу. Они говорят: хоккеистки старшего поколения ничего не добились, нужно омоложение состава. А ведь та же Мария Барыкина – самый опытный игрок «Торнадо» – была призером чемпионата мира. Именно Барыкина и ее поколение вывели сборную России в группу А, после чего женский хоккей в стране начал активно развиваться. А не попади тогда россиянки в число сильнейших, ничего бы не было. Из нынешних юниорок лишь человек пять могут через несколько лет сменить нас в сборной – остальные приходят в хоккей, чтобы «потусить», среди них нет фанатов своего дела.

Вице-президент ФХР Борис Майоров нелестно отзывался о женском хоккее. Вас эта ситуация задевает?

Думаю, что Майоров ни разу не видел женского хоккея. Хотелось бы послушать, что он скажет, если этим видом спорта, например, займется его внучка. Я не раз замечала, что люди ругают женский хоккей, а потом посмотрят матч и говорят: «А неплохо вы игра­ете». У нас немало отработанных зрелищных комбинаций.

В женском клубном хоккее принято играть в три звена. Не устаете?

У нас нет хороших игроков на четыре звена. А об усталости никто не спрашивает. В чемпионате России тяжело только в по­единках со СКИФом, а когда счет двузначный – какая может быть усталость. Календарь у нас рваный – иногда проводим девять матчей за месяц, а потом – несколько месяцев пауза. Еще выступаем в первенстве Московской области, где играем с юношами.

И какие результаты?

Играем на первенство Московской облас­ти с мальчиками 1993 года рождения в целом на равных. Думаю, что их ровесникам из ведущих российских клубов уступили бы.

А сами хотели бы выступить в мужской команде?

Конечно, но я знаю, что это невозможно. Хотя канадка Хейли Виккенхайзер выступала во втором дивизионе чемпионата Финляндии. Правда, она очень крупная, визуально похожа на мужчину.

В «Торнадо» играют и совсем миниатюрные спортсменки. В женском хоккее габариты не важны?

Это в России выступают разногабаритные хоккеистки, на антропометрию внимания почти не обращают, главное – чтобы играла хорошо. На международном же уровне нам мощи не хватает. Шведки в основном крупные, канадки – физически сильные, накачанные.

Сказался ли на вашем клубе финансовый кризис?

У нас не такой бюджет, чтобы сказывался. По сравнению с мужчинами-хоккеистами мы получаем копейки. Другое дело, что клуб предоставляет жилье и нескольким ведущим игрокам квартиры оформили в собственность.

Несколько матчей чемпионата России были отменены в связи с неявкой команд-гостей. Не случится так, что из пяти коллективов останется два?

«Спартак-Меркурий» не приехал к нам из‑за отсутствия средств. Хотя не думаю, что эту команду снимут с турнира – играть ведь кому‑то надо. Вообще, с пиаром женского хоккея дело у нас обстоит плохо. Личных спонсоров или агентов у спортсменок нет – суммы премиальных не способны заинтересовать их. Когда Ия Гаврилова уезжала учиться в Америку, обо всем договаривалась сама.

Председателем попечительского совета «Торнадо» является легендарная лыжница Елена Вяльбе. Она посещает ваши игры?

Да, мы чувствуем поддержку великой спортсменки. Правда, Вяльбе говорит, что она тренировалась больше. У нас обычно одна трехчасовая тренировка в день, на сборах – две. Тех, кто занимается дополнительно, можно по пальцам пересчитать.

В женском хоккее лучшими бомбардирами обычно являются центральные напада­ющие, а в мужском – крайние. В чем видите причину этого?

В мужском хоккее на центрального нападающего обычно ложится оборонительная нагрузка, у нас же уровень соперниц таков, что отрабатывать в защите порой не приходится, вот и забиваем.

Для вас важно стать лучшим бомбардиром чемпионата России?

Я, конечно, набрала много очков, но забивала таким командам, что и говорить не о чем. Гораздо важнее поражать ворота СКИФа и соперниц сборной России на чемпионате мира. После важных матчей и определятся лучшие игроки.

Ксения Байбакова

Как вам удалось в 14 лет стать професси­ональной хоккеисткой?

Отец моей одноклассницы набирал девочек в хоккейную секцию, и я туда записалась. Тренироваться начала в восемь лет в Одинцове с девочками, затем в течение трех лет выступала за команду мальчиков 1996 года рождения, после чего меня пригласили в «Торнадо». Подписали пятилетний конт­ракт: клуб, я и мои родители. Мы переехали в Дмитров всей семьей.

На Олимпиаде у нас всегда одна задача – третье место, потому что сборные США и Канады нам явно не по силам. Остальные команды можем побеждать. Хотя в России очень мало школ, в которых готовят хоккеисток. Сегодня женским хоккеем здесь занимаются не более ста человек. Из них двадцать набираются в национальную сборную. В первенстве страны участвуют пять клубов, за чемпионство реально борются лишь два

У вас индивидуальная программа тренировок?

Нагрузка такая же, как и у других игроков команды. Одна тренировка в день с «Торнадо» и дополнительные – с мальчиками.

Нет ли желания попробовать себя в сборной России?

Я пока не подхожу по возрасту – выступать на международном уровне можно с 15 лет. Уже сказали, что в следующем сезоне позовут в молодежную сборную.

68‑й номер выбрали в честь Яромира Ягра?

В команде девочек я играла под 15‑м номером, а когда перешла к мальчикам, тренер выбрал для меня 68-й. Под ним же стала выступать и в «Торнадо».

В каком классе учитесь?

В восьмом вечерней школы, занятия один раз в неделю. Для получения среднего образования нужно закончить 12 классов – учебная программа растянута. О том, куда буду поступать потом, еще не задумывалась.

Вы ходите на мужской хоккей как болельщик?

Да, посещаю матчи выступающего в высшей лиге «Дмитрова». Однако о том, чтобы играть в мужских командах, никогда не задумывалась – пока есть куда стремиться и в женском хоккее.

Партнеры журнала: