Профессионал

Большой спорт №3 (31) Март 2009
Дмитрий Маслов
О секретах спортивного долголетия, разнице в методиках работы заокеанских и российских тренеров, а также об основных отличиях КХЛ от суперлиги Олег Антоненко рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Олег Антоненко дебютировал в Высшей лиге чемпионата СССР по хоккею 20 сезонов назад, однако и сегодня форвард, которому в июле исполнится 38 лет, выступает на высшем уровне. Лучший снайпер и капитан ХК МВД является лидером не только своего клуба, но и сборной Белоруссии, а в середине января сыграл в матче звезд КХЛ в составе команды Яромира Ягра. О секретах спортивного долголетия, разнице в методиках работы заокеанских и российских тренеров, а также об основных отличиях КХЛ от суперлиги Олег Антоненко рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Вы дебютировали в Высшей лиге чемпи­оната СССР ровно 20 сезонов назад. Как и в какую сторону изменился русский и мировой хоккей с тех пор?

Прежде всего, он стал быстрее и техничнее. За двадцать лет изменилось почти все: форма, клюшки, коньки. Если раньше мы играли килограммовыми клюшками, то современные весят 400 и даже 300 граммов, при этом снижение их веса продолжается. Отсюда и увеличение силы броска, и новые технические приемы. Коньки 20 лет назад также были тяжелыми, да еще и намокали по ходу матча, из-за чего становились похожими на бахилы. Современные же модели позволяют передвигаться по площадке с совершенно другой скоростью.

В конце 1980-х годов редко можно было встретить 37-летнего хоккеиста – лидера клуба. Сегодня же такая ситуация в порядке вещей. Какова причина нынешнего спортивного долголетия?

Во-первых, сейчас значительно снизились тренировочные нагрузки. Двадцать лет назад игр было меньше, зато готовились к ним так, что организм порой не выдерживал – мениски выскакивали, связки рвались. К тому же медицина не стоит на месте – появляются новые восстановительные препараты, помога­ющие выводить молочную кислоту. В командах по несколько массажистов, врачей, а раньше и одного массажиста порой не было.

А отношение к ветеранам со стороны руководителей клубов не поменялось?

Не сказал бы. Помню, в воскресенском «Химике» до очень зрелых лет выступал защитник Борис Веригин, так что и раньше игроков принудительно не заставляли завершать карьеру.

Чрезмерные нагрузки при подготовке, о которых вы упомянули, ассоциируются прежде всего с именем бывшего главного тренера сборных Белоруссии и России Владимира Крикунова…

Когда я начинал у Крикунова в минском «Динамо», тяжело было даже нам, юниорам, не говоря уже об опытных хоккеистах. Правда, сейчас знакомые игроки уверяют, что он стал немножко мягче в плане физических нагрузок, но мне судить сложно – не доводилось в зрелые годы выступать в клубах, которые он тренировал. Крикунов приводил московское «Динамо» к званию чемпиона России, так что, видимо, ему удается находить нужный баланс между «кнутом» и «пряником».

В последние годы со сборной Белоруссии работают заокеанские тренеры. Насколько их методы отличаются от тех, что применяют российские специалисты?

Очень сильно отличаются. На Западе большое внимание уделяется психологии, беседам с игроками, в тренажерном зале подбираются упражнения, необходимые конкретному хоккеисту. Никто тебе не скажет: «Надо “выжать” пять тонн на силовой тренировке – и все. Кровь из носа». Многое зависит от самочувствия спортсмена, его пульса. С зарубежными тренерами интересно общаться и работать.

А как относитесь к тому, что на пост главного тренера сборной Белоруссии вернулся Глен Хэнлон?

Только положительно, он очень многое знает и умеет, ценит игроков, и нет такой мелочи, в которой он не мог бы разобраться. Думаю, не существует хоккеистов, которым не нравится работать с Хэнлоном.

Не посещала ли вас мысль отказаться от выступлений за сборную и сосредоточиться на играх за клуб?

Нет, пока вызывают – буду приезжать. Обстановка в сборной значительно отличается от клубной, появляется возможность встретиться с друзьями. Думаю, если соберется оптимальный состав, у нас есть шанс стать призерами чемпионата мира. В Белоруссии хоккей развивается: если раньше детско-юношеские школы работали только в Минске, то сейчас – и в других городах. Внимание к нашему виду спорта в стране большое.

Можно сказать, что уровень белорусского хоккея приближается к российскому?

На данный момент разница все же очень велика. Многие проблемы, которые в России решаются с ходу, в Белоруссии становятся серь­езными препятствиями. Прежде всего, не хватает льда для тренировок молодежи.

За двадцать лет в хоккее изменилось многое: форма, клюшки, коньки. Если раньше мы играли килограммовыми клюшками, то современные весят 400 и даже 300 граммов. Коньки 20 лет назад были тяжелыми, да еще и намокали по ходу матча, из-за чего становились похожими на бахилы. Сегодняшние же модели позволяют передвигаться по площадке с совершенно другой скоростью. Поэтому современный хоккей стал быстрее и техничнее

Вы почувствовали, что с созданием КХЛ что-то реально изменилось в российском первенстве?

Амбиций у новой лиги очень много. Полагаю, если все реализуется, есть неплохие шансы обойти NHL. Посмотрите, сколько всего сделано меньше чем за год: работает профсоюз, значительно сократилось количество бытовых проблем, с которыми сталкиваются хоккеисты.

А календарь вам какой больше нравится – тот, который был в суперлиге, или с разбивкой на дивизионы?

Календарь составлен, конечно, несколько странно – то длительная пауза, то шесть–восемь матчей за десять дней. Но в первый год все не может быть гладко. У нас, конечно, сложный дивизион, но ведь мы играем и с представителями других групп, так что я не назвал бы это решающим фактором в плане результата.

В КХЛ выступает минское «Динамо». Вас приглашали в этот клуб?

Да. Я несколько раз разговаривал с президентом Федерации хоккея Республики Белоруссии Владимиром Наумовым, он предлагал условия лучше, чем в ХК МВД, но к тому времени уже была договоренность с руководством подмосковной команды. Нарушить ее я не мог – ко мне хорошо относятся и игроки, и руководство. Мы часто беседуем с генеральным директором клуба Андреем Сафроновым, настоящим фанатом хоккея.

Нередко доводится слышать мнение о том, что в хоккее неплохо бы ввести систему трансферов игроков наподобие футбольной. Что вы об этом думаете?

В любой ситуации есть свои плюсы и минусы, поэтому я не могу с ходу ответить на этот вопрос, он скорее к руководителям клубов. Мне достаточно собственных проблем, чтобы думать о таких вещах. И сейчас в КХЛ можно перейти в другую команду: будешь хорошо играть – появятся более выгодные предложения.

В качестве достижения КХЛ вы упомянули создание сильного профсоюза игроков. А он хоть раз реально помог вам решить какую-нибудь проблему?

У нас пока не возникало ситуаций, требу­ющих обращения в профсоюз. Но реальную работу я чувствую – например, по делу бывшего вратаря «Авангарда» Джона Грэма.

С началом финансового кризиса появилась информация о централизованном ухудшении условий контрактов. Это правда?

Мы и так потеряли по двадцать с лишним процентов из-за снижения курса доллара.

В минувшем сезоне у вас был конфликт с главным тренером ХК МВД Андреем Хомутовым. В нынешнем подобных проблем со сменившим его Олегом Знарком нет, а команда заняла в регулярном чемпионате более низкое место. В чем видите причину этого?

В прошлом сезоне команде откровенно фартило, мы нередко забивали не за счет мастерства, а именно благодаря везению. Сейчас же удача от нас отвернулась. Где-то упустили птицу счастья, хотя и коллектив лучше, и отношения с тренерами нормальные.

Ваше нынешнее соглашение с ХК МВД действует до конца текущего сезона. Уже определились, где проведете следующий?

Пока ничего не могу сказать, кроме того, что карьеру заканчивать не собираюсь, силы играть на уровне КХЛ есть.

Как вы относитесь к желанию нескольких белорусских и казахстанских клубов присоединиться к КХЛ?

Я – только за. «Барыс» и рижское «Динамо» очень прилично смотрятся. Минское «Динамо» начало сезон неудачно, но с приходом на пост главного тренера Василия Спиридонова команда стала демонстрировать неплохую подготовку, правда, не хватает фарта. Если у клубов, которые стремятся в КХЛ, будут хорошие финансовое положение и подбор хоккеистов – почему бы не играть в лиге?

На Западе большое внимание уделяется психологии, беседам с игроками, в тренажерном зале подбираются упражнения, необходимые конкретному хоккеисту. Никто тебе не скажет: «Надо “выжать” пять тонн на силовой тренировке – и все. Кровь из носа». Многое зависит от самочувствия спортсмена, его пульса

Несмотря на наличие российского паспорта, до текущего сезона вы считались в чемпионате России иностранцем. Хоккеисты, оказавшиеся в такой же ситуации, как-то пытались ее изменить?

Я ни с какими письмами в ФХР не обращался. Генеральный директор ХК МВД Андрей Сафронов сразу сказал, что я должен думать не о лимите на легионеров, а только об игре.

Какие впечатления оставил состоявшийся на Красной площади матч звезд КХЛ, где вы, несмотря на то что являетесь гражданином России, сыграли за команду леги­онеров?

Все прошло слишком быстро – приехали в 12.00, попили чай-кофе, переоделись, померзли во время конкурсов, затем матч, небольшой банкет – и свободны. Все было хорошо, за исключением качества льда, из-за которого индивидуальные конкурсы оказались не столь зрелищными, как предполагалось, да и сама игра пострадала – шайба отскакивала, словно мяч, и не получались многие технические приемы.

Вы участвовали в эстафете на скорость, хотя этот компонент никогда не считался сильной стороной Олега Антоненко…

О том, почему меня пригласили именно в этот конкурс, лучше поинтересоваться у тренировавших команду Яромира Ягра Барри Смита и Владимира Вуйтека. Я сам обращался к последнему с подобным вопросом, но внятного ответа не получил. Конечно, мне больше подошли бы задания на точность броска или исполнение буллитов.

Ваш сын Артем выступает за ХК МВД-2. Как оцениваете его перспективы?

Пока рано серьезно говорить об этом, ему всего семнадцать. Пробьется в основной состав клуба КХЛ – будет играть, нет – займется чем-нибудь другим.

А вы сами довольны тем, как складывается ваша карьера?

Надо радоваться тому, что имеешь. По большому счету меня все устраивает – карьера, семья, друзья. Если бы можно было прожить жизнь заново, ничего бы не поменял.

Партнеры журнала: