Противостояние

Большой спорт №3 (31) Март 2009
Николай Орлов
Журнал «Большой спорт» вспоминает, как российские хоккеисты ссорились с отечественными и заокеанскими командами и кто одерживал верх в этих баталиях.

Самый масштабный в истории конфликт хоккеистов NHL и их работодателей, повлекший за собой отмену сезона 2004/2005, завершился победой последних – в новом коллективном соглашении был установлен потолок зарплат, а выплаты игрокам привязаны к доходам лиги. Однако борьба спортсменов с клубами далеко не всегда приводила к таким результатам. Журнал «Большой спорт» вспоминает, как российские хоккеисты ссорились с отечественными и заокеанскими командами и кто одерживал верх в этих баталиях.

    Евгений Малкин
    магнитогорский «Металлург»

    7 августа 2006 года 20-летний форвард подписал однолетний контракт с «Металлургом», а пять дней спустя исчез из расположения команды на сборе в Финляндии. Вскоре хоккеист появился в США, где заключил договор с Pittsburgh Penguins, а в Магнитогорск прислал заявление об увольнении, которое в клубе назвали «грубой подделкой». В интервью газете «Спорт-Экспресс» Малкин заявил: «Контракт с “Металлургом” я подписал, потому что на меня сильно давили. Без конца объяснял, что хочу уехать в NHL, что мне как игроку необходимо расти, что я обещал Pittsburgh Penguins… Но меня никто не слушал. Все наседали со своими аргументами». Арбитраж ФХР запретил Евгению выступать за российские или иностранные клубы до разрешения конфликта с «Металлургом», а сами магнитогорцы подали иск в федеральный суд штата Нью-Йорк с требованием не давать Малкину играть за команду из Питтсбурга. Дело «Металлург» проиграл, и это неудивительно – между ФХР и NHL нет договора о взаимном уважении контрактов. 19 октября 2006 года Евгений Малкин дебютировал в сильнейшей хоккейной лиге мира и в настоящее время входит в число ее ярчайших звезд.

    Phoenix Coyotes

    После того как летом 1999 года завершился контракт одного из лучших голкиперов NHL c клубом, стороны сели за стол переговоров, однако прийти к единому знаменателю не могли – Хабибулин требовал зарплату в 5 миллионов долларов в год, генеральный менеджер Phoenix Coyotes Бобби Смит и xозяин клyбa Ричард Бурк предлагали 9 миллионов за три года. В результате вратарь решился на забастовку, в ходе которой уменьшил свои запросы до 4 миллионов долларов в год, однако понимания со стороны руководства не нашел, после чего прекратил переговоры о сумме контракта и стал требовать обмена, попутно выступая за Long Beach Ice Dogs в одной из минорных хоккейных лиг. В общей сложности вратарь протестовал 14 месяцев, установив по этому показателю рекорд NHL среди коллег по амплуа. Проблема решилась лишь после того, как Phoenix Coyotes сменил владельцев. Новые хозяева, в том числе легендарный Уэйн Гретцки, нашли выход из создавшейся ситуации, обменяв голкипера в Tampa Bay Lightning.

    Сергей Федоров
    Detroit Red Wings

    Летом 1997 года у хоккеиста завершился договор с клубом, после чего он, став ограниченно свободным агентом, объявил забастовку, так как его не устроили условия нового соглашения, озвученные клубными боссами. В течение четырех месяцев Федоров тренировался с ЦСКА, где и узнал об уникальном предложении от Carolina Hurricanes – о контракте на 38 миллионов долларов. Проект соглашения предусматривал, что в первый год Сергей может получить 28 миллионов долларов – 14 миллионов в качестве бонуса за подписание договора, 2 миллиона за участие в матчах регулярного сезона и 12 миллионов в случае выхода клуба в плей-офф конференции. Чтобы не потерять нападающего, Detroit Red Wings был вынужден повторить предложенные условия. Получив 28 миллионов долларов за 43 матча, Федоров установил рекорд по зарплате за сезон в истории NHL и попал в десятку самых высокооплачиваемых спортсменов мира. Приятным дополнением к финансовым успехам послужил выигрыш Detroit Red Wings Кубка Стэнли.

    Алексей Яшин
    Ottawa Senators

    Если Сергей Федоров и Николай Хабибулин начали бунтовать, будучи ограниченно свободными агентами, то нынешний форвард ярославского «Локомотива» инициировал многомесячное противостояние с клубом из столицы Канады, имея с ним действующий контракт. Яшин в ультимативной форме потребовал пересмотра условий договора и повышения зарплаты с 3,6 миллиона долларов за сезон до 11 милли­онов. Получив отказ, игрок отказался прибыть в тренировочный лагерь команды, за что был оштрафован и дисквалифицирован. Несмотря на забастовку, Алексей принял участие в чемпионате мира 2000 года против воли клуба, после чего его отношения с Ottawa Senators накалились до предела. В июле 2000 года арбитражный суд принял сторону работодателя и обязал Яшина в соответствии с контрактом еще год отыграть за Ottawa Senators, запретив хоккеисту выступать за другие клубы в каких бы то ни было национальных чемпионатах. Алексей согласился с решением суда, признав свое поражение.

    Николай Жердев
    ЦСКА

    Побег рядового российской армии за океан в конце 2003 года и его последующее обвинение в дезертирстве напомнили историю, произошедшую с Александром Могильным еще во времена СССР. В России напада­ющему грозили уголовным преследованием, в США же были уверены в своей правоте: на момент самовольного отбытия из России у Николая уже имелся подписанный контракт с Columbus Blue Jackets. Дело дошло до суда, и арбитр Международного олимпийского комитета Штефан Нетцль вынес решение в пользу Жердева, постановив, что ЦСКА нарушил международные хоккейные правила, пытаясь оставить спортсмена в России после того, как тот был задрафтован Blue Jackets. К тому же был сделан вывод, что нападающего призвали на военную службу с нарушением установленных норм. Через несколько лет после скандала Жердев заявил, что считает свой поступок единственно верным на тот момент: «Тогда возникла ситуация, которая не позволяла мне нормально играть, и надо было что-то менять. Главный тренер Виктор Тихонов заболел и оказался в больнице, и вместо него команду принял его сын Василий. По отношению ко мне он поступал неправильно. Закончилось тем, что меня собирались отправить во вторую команду ЦСКА».

    Сергей Зиновьев
    «Ак Барс»

    Ведущий центрфорвард «Ак Барса» и сборной России из-за конфликта с главным тренером клуба Зинэтулой Билялетдиновым перестал попадать в заявку на матчи и, не желая играть в казанском клубе, отправил письмо руководству КХЛ. Несмотря на имеющийся у хоккеиста контракт с «Ак Барсом», финансовые условия которого работодатель выполнял, лига объявила спортсмена свободным агентом, и в качестве такового Сергей подписал соглашение до конца сезона с московским «Динамо». Руководители большинства клубов заявили, что решение лиги противоречит регламенту чемпионата, в кулуарах же говорилось о том, что, позволив Зиновьеву уйти без компенсации, КХЛ наказала «Ак Барс» за использование серых схем оплаты труда хоккеистов. Впрочем, без возмещения убытков казанский клуб не остался – вскоре после подписания договора с Зиновьевым «Динамо» по обоюдному согласию расторгло соглашение с его коллегой по амплуа Алексеем Бадюковым, который продолжил карьеру именно в «Ак Барсе». Несмотря на официальные заявления о том, что переходы Зиновьева и Бадюкова никак не связаны, многие уверены: следуя корпоративной этике, «бело-голубые» таким образом расплатились с казанцами за одного из лидеров сборной России.

    Александр Титов
    «Нефтехимик»

    Весной 2003 года в российском клубном хоккее произошла по-настоящему детективная история. По окончании сезона защитник Александр Титов, у которого истек срок контракта с «Нефтехимиком», заключил договор с ярославским «Локомотивом». Однако руководство нижнекамского клуба воспротивилось переходу, утверждая, что у Александра было не однолетнее, а двухлетнее соглашение с «Нефтехимиком». Юристы Титова предоставили двухлетний контракт на графологическую экспертизу в МВД, где подпись хоккеиста была признана поддельной. Арбитражный комитет счел документ недействительным, после чего пресс-служба «Нефтехимика» выступила со следующим заявлением: «Все три экземпляра договора, подписанные руководством клуба “Нефтехимик” с Титовым в сентябре 2002 года перед заявочной компанией, находились в руках хоккеиста. Он должен был поставить подписи на всех страницах документа (их всего 11). Во всех трех экземплярах контракта был обозначен срок его действия: два года. Титов хотел обговорить этот вопрос с директором клуба, однако почему-то не сделал этого и вернул в клуб договоры с подписанными страницами. В ХК “Нефтехимик” не проверили подлинность подписей. Как потом выяснилось, зря. На одной из страниц, где речь шла о сроках действия соглашения между клубом и игроком, подпись оказалась поддельной». Достоверно не известно, послужило ли это заявление причиной отказа «Локомотива» от услуг Титова, однако факт остается фактом: после скандала, широко освещенного в прессе, ярославский клуб утратил интерес к защитнику, который начал сезон 2003/2004 в тольят­тинской «Ладе».

    Евгений Артюхин
    «Авангард»

    В конце октября 2007 года «Авангард» перевел высокооплачиваемого форварда в фарм-клуб, а в ноябре хоккеисту запретили тренироваться и со второй командой, фактически уволив его. В качестве причины расторжения соглашения руководство указало самовольное исчезновение спортсмена из расположения команды. Артюхин быстро нашел себе новую работу, заключив договор с ЦСКА, однако от идеи получить от бывшего клуба денежную компенсацию не отказался. Нападающий обратился с просьбой разобраться в ситуации к президенту ФХР Владиславу Третьяку, в прокуратуру Омской области, государственную инспекцию труда, комиссию по правам человека при губернаторе Омской области и к самому главе региона Леониду Полежаеву. История длилась несколько месяцев и завершилась в пользу клуба. «Требования Артюхина оказались безосновательными. Там такая детективная история получилась… Оказалось, хоккеист подделал кое-какие документы. В связи с этим у нас даже появилась возможность сделать так, чтобы игрок понес уголовную ответственность…» – прокомментировал ситуацию Константин Потапов, занимавший в ту пору пост президента «Авангарда». До уголовной ответственности, впрочем, не дошло – Артюхин переехал в Северную Америку, заключив контракт с клубом NHL Tampa Bay Lightning.

    Хоккеисты основного состава
    ХК МВД

    Если Алексей Яшин бастовал, требуя повышения зарплаты, то подмосковные хоккеисты – ее выплаты. Многомесячные задержки вынудили спортсменов пойти на крайние меры, и в марте 2006 года основной состав клуба отказался выходить на лед в матче суперлиги чемпионата России с ЦСКА. Реакция руководства последовала незамедлительно – пятеро высокооплачиваемых игроков, в том числе лучшие снайперы клуба Вячеслав Буцаев и Олег Антоненко, были отчислены, остальным же пообещали рассчитаться с долгами, что, к слову, произошло лишь несколько месяцев спустя. Любопытно, что уже через год с небольшим Антоненко в клуб вернулся. «Признаться, когда агент сообщил, что мной интересуется ХК МВД, воспринял это как шутку. Все-таки отлично помню о причинах, побудивших покинуть расположение “милиционеров”. Однако затем встретился с генеральным директором подмосковной дружины Андреем Сафроновым и понял, что руководство всерьез намерено меня вернуть. Попросили забыть прежние обиды, сказали, что тогда начальство толком не владело информацией, вовремя не разобралось в ситу­ации и погорячилось», – прокомментировал Антоненко свое возвращение в ХК МВД.

    Хоккеисты основного состава
    «Крылья Советов»

    Через год после всеобщей забастовки в ХК МВД история повторилась в «Крыльях Советов», причем последствия были куда более плачевными. В 2005 году президентом столичного клуба стал предприниматель Ралиф Сафин, по неофициальной информации, прельстившийся обещанием городских властей передать в собственность клуба УДС «Крылья Советов». Однако из-за конфликта с ОАО «ВИЛС» за два года этого сделано не было, и Сафин, которому надоело выступать в роли благотворителя, утратил интерес к проекту, чье финансирование фактически застопорилось. Из-за многомесячных задержек зарплаты и премиальных хоккеисты основного состава в феврале 2007-го отказались выходить на матчи, и команда доигрывала сезон дублерами, уступая с двузначным счетом. Хоккеистов основного состава 27 февраля уволили за отказ прекратить забастовку. В июне того же года в клубе сменился состав учредителей, в результате чего Ралиф Сафин покинул пост президента, а его место занял Александр Третьяк.

Партнеры журнала: