Расплата

Большой спорт №5 (33) Май 2009
Сергей Подушкин
Кто чаще оказывается проигравшим при досрочном расторжении контрактов – клубы, игроки или тренеры и сколько вообще стоит незапланированный разрыв отношений, анализирует «Большой спорт».

20 миллионов 733 тысячи рублей – именно столько, согласно постановлению Спортивного арбитражного суда города Москвы, должен получить Петр Самойленко от своего бывшего клуба «Динамо» (Москва). В августе прошлого года бело-голубые расторгли контракт с баскетболистом в одностороннем порядке, мотивируя свое решение пунктом об отрицательном медицинском заключении (у Самойленко был выявлен гоноартроз коленей). Однако спортсмен, буквально за несколько месяцев до этого, перед Играми в Пекине, признанный практически здоровым, подал иск против экс-команды, который в итоге и был удовлетворен в марте этого года. Но самое главное в истории с Петром Самойленко, конечно, не реальное физическое состояние спортсмена, а сам факт первого подобного случая в истории российского мужского баскетбола.

Кто чаще оказывается проигравшим при досрочном расторжении контрактов – клубы, игроки или тренеры и сколько вообще стоит незапланированный разрыв отношений, анализирует «Большой спорт».

Футбол. Абрамович и три наставника

Футбол – игра номер один в Европе. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, касающимися в том числе и расторжения действующих контрактов. Астрономические суммы соглашений, укоренившиеся в этом виде спорта, подразумевают столь же сенсационные компенсации, когда вдруг что-то начинает идти вразрез с изначально запланированным сценарием.

В этом на своем примере убедился лондонский Chelsea. Точнее, его владелец Роман Абрамович. Менее чем за полтора года российский бизнесмен расстался сразу с тремя наставниками, причем контракты со всеми пришлось именно разрывать.

По оценкам некоторых британских изданий, на досрочное прекращение соглашений со своими тренерами Chelsea потратил почти 40 миллионов фунтов. 12 миллионов получил уволенный осенью 2007-го португалец Жозе Моуриньо, через год 7,2 миллиона пришлось заплатить израильскому специалисту Аврааму Гранту. Причем вместе с тренерами из команды попросили и пять их помощников – в итоге сумма компенсаций (и это уже официальные данные клуба) составила 23,1 миллиона фунтов. Казалось бы, такие траты, особенно в условиях мировой финансовой нестабильности, должны многому научить. Однако уже в феврале 2009-го, после всего лишь семи месяцев трудовой де­ятельности в Chelsea, сценарий Моуриньо и Гранта был повторен с Луисом Фелипе Сколари. По самым скромным подсчетам, клуб выплатил бразильцу 7,5 миллиона фунтов неустойки.

В сезоне 2009/2010 сразу у пятнадцати крупнейших футбольных клубов планеты истекают контракты с корпоративными спонсорами, и многие из них вряд ли будут продлены. А это значит, по оценке экспертов Deloitte, следующий 2010 год может стать самым тяжелым для мировой футбольной индустрии, что, безусловно, скажется на зарплатах как игроков, так и тренеров

Такое впечатление, что в Chelsea выгоднее напроситься на увольнение, чем добиться устраивающих Абрамовича результатов. К тому же сегодня Моуриньо не без успеха возглавляет итальянский Inter, в котором, кстати, до сих пор числится другой наставник – Роберто Манчини. Этот итальянец, выигравший с командой три скудетто подряд, но замененный на Моуриньо по окончании прошлого сезона, требует компенсацию в 16 миллионов евро. Клуб расставаться с такой суммой не желает и потому предпочитает платить Роберто зарплату, видимо, надеясь на то, что рано или поздно тот получит стоящее предложение и захочет уйти сам, без всякой неустойки.

Но, конечно, не всегда клуб выступает инициатором досрочного разрыва отношений с тренером. Так, в августе 2006-го, за десять дней до начала сезона, тогдашний наставник Porto голландец Ко Адриансе неожиданно заключил договор с донецким «Металлургом». Несвоевременная выходка очень сильно разозлила португальцев, и через FIFA Porto добился от Адриансе компенсации в размере 1,7 миллиона долларов. Но расставаться с деньгами Ко не спешил, и клубу пришлось обратиться еще и в Спортивный арбитражный суд в Лозанне. В конце 2008-го­ эта инстанция вынесла окончательный вердикт – Адриансе должен заплатить Porto 995 238 евро, его ассистент – 74 821 евро.

До суда в Лозанне дошло и дело о побеге бразильца Матузалема из донецкого «Шахтера» в испанский Real Zaragoza. Украинский клуб настаивал на компенсации в 25 миллионов евро, однако Палата FIFA по разрешению споров обязала испанцев заплатить лишь 6,8 миллиона евро. Такой вердикт не устроил обе стороны, так что окончательная развязка скандала еще впереди.

А пока можно с определенной долей уверенности утверждать, что подписывать долгосрочные соглашения со звездами-игроками клубам куда выгоднее, чем со звездами-тренерами. Ведь спортсмена всегда можно продать или, в крайнем случае, отдать в аренду за символическую сумму, а порой и очень прилично нажиться на трансфере (иногда футболисты и сами предлагают выкупить свои контракты, как это собирается сделать Дэвид Бекхэм при переходе из Los Angeles Galaxy в Milan). Но в основном игроки предпочитают терпеливо ждать либо окончания контрактов, либо щедрых предложений работодателей о собственной покупке.

Баскетбол. Рекорд от Ларри Брауна

Конечно, деньги, которые крутятся в российском или европейском баскетболе, существенно отличаются от футбольных. А значит, многомиллионные неустойки здесь не особо в чести. Правда, знающим закон игрокам и клубам все же удается иногда получать друг с друга весьма приличные суммы.

Так, решением Арбитражной комиссии Итальянской федерации баскетбола сербскому тренеру Светиславу Пешичу пришлось заплатить римскому клубу Lottomatica 492 тысячи евро. Причина – самовольный переход в испанский Girona при действующем контракте. Любопытно, что решение арбитража настигло Пешича лишь полтора года спустя, уже в московском «Динамо», которое он покинул опять-таки до окончания сезона. Правда, на этот раз, по-видимому, в приличном плюсе, ведь инициатива расставания исходила уже от клуба.

Ситуации, когда игрок или тренер по каким-то причинам не подходят команде и с ними приходится расставаться, в современном европейском баскетболе встречаются постоянно. Однако, как правило, стороны предпочитают решать конфликт полюбовно, не доводя его до суда. Иногда размер законной компенсации удается существенно снизить или вообще свести к нулю, придравшись к физическому состоянию игрока, нарушению им режима или просто сделав упор на тяжелом материальном положении команды. Если спортсмены с действующими договорами уезжают в NBA, то размер компенсации европейским клубам стандартен – раньше 350 тысяч долларов, сегодня 500 тысяч (правила NBA запрещают платить своим клубам больше этой суммы). Когда в контракте баскетболиста отсутствует пункт о досрочном расторжении, а попробовать силы в США очень хочется, то требуемую надбавку к компенсации он должен выплачивать сам, из собственного кармана. Так поступил в свое время Сергей Моня – уезжая из ЦСКА в NBA, он заплатил бывшему клубу почти 150 тысяч долларов. При переходе из Barcelona в Memphis Grizzlies По Газоль самолично выложил сумму с шестью нулями (точные цифры не разглашались). Впрочем, в любом случае этот испанский игрок остался в плюсе – вскоре он подписал шестилетний контракт на 89 миллионов долларов.

А вот в NBA контракты с баскетболистами, как правило, досрочно не расторгаются. И если такое происходит, то лишь с ветеранами (так, Los Angeles Clippers отказался от услуг Сэма Кассела за 500 тысяч долларов) или игроками средней руки. Суперзвезд с фантастической зарплатой принято обменивать в другие команды – иногда такие сделки включают сразу несколько баскетболистов.

Однако тренеры и здесь стоят особняком – обменивать их по ходу сезона не принято. И если они не устраивают руководство клуба, то их приходится увольнять. Знаменитый Дон Нельсон через суд выбил из Dallas Mavericks 6,3 миллиона долларов. Но до Ларри Брауна ему все равно далеко – в 2005-м тот получил от Detroit Pistons за незапланированный разрыв несколько миллионов долларов (точные цифры не разглашались), а в конце 2006-го покинул New York Knicks, прихватив с собой 18,5 миллиона за досрочное увольнение. Можно сказать, заткнул за пояс самого Жозе Моуриньо.

Хоккей. Из России в США и обратно

Если в баскетболе весомые компенсации от клубов чаще всего достаются тренерам, то в NHL значительные суммы перепадают и игрокам. Самым удачливым здесь, пожалуй, оказался Алексей Яшин. Летом 2007-го New York Islanders разорвал с ним долгосрочный контракт (до его истечения оставалось целых четыре года) и выплатил хоккеисту 17 630 000 долларов. Само собой, эта сумма была взята не с потолка – по коллективному договору в NHL игрок старше 26 лет получает от клуба две трети суммы, указанной в соглашении. Впрочем, дабы совсем не разорить команды, им сделано существенное послабление – полностью рассчитаться с хоккеистом можно за срок, вдвое превышающий продолжительность выкупленного контракта. То есть в случае с Яшиным выплаты растянутся аж до 2015 года. Зато все это время Алексей без каких-либо ограничений может выступать за другую команду NHL, получая деньги и по новому договору. Однако пока он этим правом не воспользовался и второй сезон играет в России, за ярославский «Локомотив».

Конечно, пример Яшина не уникален, клубы NHL расстаются со своими спортсменами по разным причинам, в том числе и из желания уменьшить зарплатную ведомость. Но наученные горьким опытом, они все чаще предпочитают заключать с игроками короткие одно- или двухлетние договоры, чтобы обезопасить себя от выплаты неустойки.

Впрочем, иногда игрокам все же удается отсудить деньги у команд и по истечении соглашений. Так, Дэйв Бабич получил от своего бывшего клуба Philadelphia Flyers 1,3 миллиона долларов. Тренер и врач команды заставили спортсмена выходить на лед с недолеченной травмой, что в дальнейшем усугубило диагноз и впоследствии заставило Бабича досрочно завершить карьеру.

У самих же игроков в последнее время развязаны руки. Боссы КХЛ и NHL никак не могут заключить соглашение о компенсации за переходы хоккеистов из североамериканских клубов в российские и обратно. Поэтому, даже имея действующий контракт, игрок может спокойно отправиться в США или Канаду и его прежний клуб не получит ни копейки. Впрочем, российские команды уже способны отвечать ударом на удар – таким как бесплатный переход в «Салават Юлаев» Александра Радулова, имеющего договор с Nashville Predators.

Конечно, за разрывы соглашений с игроками и тренерами отечественным клубам все же приходится платить. Обычно о сумме компенсаций удается договориться, иначе – добро пожаловать в суд. К примеру, вот уже несколько месяцев тянется разбирательство по иску экс-наставника омского «Авангарда» Сергея Герсонского к уволившему его клубу. Кировский районный суд присудил тренеру 17 миллионов рублей, однако затем это решение было аннулировано и сейчас дело рассматривается заново. Имеет претензии к «Авангарду» и американский голкипер Джон Грэм, выгнанный из клуба «за неоднократное нарушение трудовой дисциплины». Через суд вратарь намерен доказать необоснованность подобных обвинений, восстановиться на работе и, конечно же, получить компенсацию за вынужденный прогул и моральный ущерб.

Волейбол. Долги по зарплатам

От «большой тройки» игровых видов спорта волейбол отличается куда меньшими заработками и, следовательно, компенсациями. Однако российский клубный чемпионат не зря считается сегодня самым богатым в мире. А чем выше суммы конт­рактов, тем больше приходится платить неустойки. О нашумевшем деле Натальи Сафроновой, заключившей контракт сразу с двумя клубами, «Большой спорт» уже писал, но этот громкий скандал отнюдь не единственный в российском волейболе. Правда, в отличие от дела Сафроновой, все остальные касаются прежде всего задолженностей по зарплате. Так, Тарас Хтей отсудил у своего бывшего клуба, одинцовской «Искры», положенные ему по контракту 120 тысяч долларов, а омский «Спартак» обязали выплатить Алевтине Черепановой чуть более полумиллиона рублей. За разрыв же действующих контрактов максимальная сумма компенсаций в волейболе, как правило, составляет не более 100 тысяч евро, и платит их пригласивший игрока клуб.

Партнеры журнала: