Ставка на своих

Большой спорт №5 (33) Май 2009
Дмитрий Маслов
Когда-то он стал первым российским игроком, уехавшим в NBA. Однако до сих пор считает баскетбол не совсем российским видом спорта.

Когда-то он стал первым российским игроком, уехавшим в NBA. Однако до сих пор считает баскетбол не совсем российским видом спорта. Между тем как именно в него играть, Сергей Базаревич знает очень хорошо. Возглавив по ходу прошлого сезона московское «Динамо», он привел клуб к бронзовым медалям чемпионата России. Однако летом 2008-го
молодой наставник был вынужден уступить свой пост главному тренеру национальной сборной Дэвиду Блатту. О том, как он чувствует себя в роли ассистента, почему в России недооценивают молодых баскетболистов и что ждет сборную на чемпионате Европы, Сергей Базаревич рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

По окончании сезона 2007/2008 вы заявили, что хотели бы сохранить пост главного тренера, но в итоге стали помощником Дэвида Блатта. Можно ли сказать, что работа ассистентом обогатила вас в профессиональном плане?

Надеюсь, что любой опыт полезен, если умеешь анализировать происходящее. Но тем не менее я пришел к выводу, что для совершенствования мне лучше что-то делать самому, нежели воплощать чужие идеи. Конечно, тренерские концепции Светислава Пешича и Дэвида Блатта оказали на меня влияние, позволили взглянуть на многое с другой стороны. Однако мой личный взгляд на баскетбол все же давно сформирован, и те моменты, которые я замечаю у других специалистов, в определенной степени меня сбивают. Так, в прошлом году я тренировал молодежную сборную России и в какой-то момент, насмотревшись на то, как выстраивал игру в защите Пешич (а это не совсем соответствовало моим личным представлениям), долго не мог определиться с расстановкой в собственной команде.

В условиях экономического кризиса сократилось финансирование некоторых клубов. При каком минимальном бюджете вы согласитесь возглавить команду, ставящую перед собой задачу попасть в призеры?

Важна не цифра, а концепция. Когда я был играющим тренером «Динамо», мы за очень небольшие деньги показали достойный результат. Естественно, за три копейки чемпионат России не выиграешь, но необходимо поставить такую задачу, чтобы было движение вперед, а не просто трата средств. Проблема в том, что талантливая молодежь не выходит на площадку в решающие моменты матчей. В «Финале восьми» Кубка ULEB «Динамо» проиграло сербскому клубу Hemofarm, за который выступали три игрока 1988-го и один 1989 года рождения. Российская же молодежь играть может, а выигрывать не умеет, потому что нет опыта нахождения на площадке в решающие моменты матчей, игры под давлением. Баскетболисты 1988 года рождения, которых я тренировал в молодежной команде ЦСКА, до сих пор не могут по-настоящему заиграть во многом из-за того, что были на контрактах в «больших» клубах, где нельзя выбраться со скамейки запасных. Поэтому, если при сокращении бюджетов легионеры уедут, трагедии не будет – на некоторое время, конечно, «просядет» уровень, зато игроки, которым сегодня тренеры не доверяют, наконец-то получат возможность раскрыться.

Российская молодежь играть может, а выигрывать не умеет. Баскетболисты 1988 года рождения, которых я тренировал в молодежной команде ЦСКА, до сих пор не могут по-настоящему заиграть из-за того, что были на контрактах в «больших» клубах, где нельзя выбраться со скамейки запасных

А существует ли некий предельный возраст, до которого игрок должен обязательно получить шанс «раскрыться»? Ведь те же Никита Курбанов и Никита Шабалкин, считавшиеся когда-то очень перспективными, сегодня, в свои 23 года, по сути, почти не играют.

Курбанов, которого я тренировал в молодежной команде ЦСКА, в первой половине текущего сезона играл неплохо в питерском «Спартаке». Сейчас же не знаю, что с ним происходит. Возможно, Никиту просто используют не на его позиции – он, хоть и невысокий, но все же тяжелый, а не легкий форвард. О том, почему сидит на скамейке запасных «Химок» чемпион Европы Шабалкин, мне говорить сложно.

Конечно, оптимальный вариант – заиграть в юном возрасте, а не биться в закрытые двери. Я сам до 23 лет только периодически выходил на площадку в ЦСКА, а раскрылся, лишь получив постоянную игровую практику в «Динамо». Есть определенная формула удачного стечения обстоятельств, но для того, чтобы баскетболист состоялся как большой мастер, должно совпасть очень много факторов – интеллект, физические возможности, везение, доверие тренера. Но иногда игроки полностью раскрываются в довольно зрелом возрасте. Я сам дебютировал в NBA в 29 лет. И в том же Шарунасе Ясикявичусе далеко не сразу разглядели выдающегося баскетболиста.

Как-то раз вы заявили, что лимит на легионеров позволяет российским баскетболистам быть ленивыми. Вы по-прежнему так считаете?

Это не только моя точка зрения. Нельзя «расхолаживать» баскетболистов. Зная, что два россиянина на площадке в любом случае должны быть, молодые игроки спокойно получают зарплату в «больших» клубах и не хотят переходить в команды, где им придется играть. Многие предпочитают летать чартерами, а не доказывать свою спортивную состоятельность. В ведущих клубах на первых ролях иностранцы, а переходить в более слабые команды молодежь не хочет – хуже условия.

Если жить лишь сегодняшним днем, менеджменту легче пригласить тренера-иностранца, который не будет развивать молодых местных баскетболистов, а положится на тех, кому доверяет и знает по совместной работе. Как правило, на легионеров. В этом порочный круг и беда всего российского баскетбола

Как сделать так, чтобы российские баскетболисты играли? У меня есть рецепт – тренировать должны отечественные наставники, как это происходит в той же Испании. Они понимают задачу воспитания собственных резервов. Мы опять подходим к тому, с чего начали, – к концепции. Если жить лишь сегодняшним днем, менеджменту легче пригласить тренера-иностранца, который не будет развивать молодых местных баскетболистов, а положится на тех, кому доверяет и знает по совместной работе. Как правило, на легионеров. В этом порочный круг и беда всего российского баскетбола.

Вы сыграли в NBA всего десять матчей, вернулись в Европу и стали звездой. Ярослав Королев за океаном отыграл больше, однако в «Динамо» редко проходит в основной состав. Как считаете, разница в уровне между NBA и европейским баскетболом сокращается?

Когда я уезжал в NBA, туда было попасть гораздо проблематичнее. Сейчас лига расширилась на шесть команд, к тому же на контрактах в клубах не 12, а 15 игроков. Да и некоторое время назад в NBA была некая мода на европейцев – у скаутов и менеджеров клубов появился страх пропустить очередного Дирка Новицки. Именно из-за этого Denver Nuggets выбрал под пятым номером на драфте Николоза Цкитишвили, который до того два года сидел на скамейке запасных в Benetton Treviso. И подобных примеров немало. Боюсь, что Ярослав может попасть в ту же категорию.

Если резюмировать, сейчас драфт в NBA – это выбор будущего, а раньше брали сложившихся игроков, уже способных выступать в основных составах. К тому же мне кажется, что молодые игроки, уезжающие в NBA, как правило, не готовы ни психологически, ни физически там играть. С другой стороны, отказаться от гарантированного двухлетнего контракта выбранным на драфте юниорам бывает очень сложно.

А есть ли баскетболисты, специально «приспособленные» либо для игры в NBA, либо для выступлений в Европе. Или настоящий мастер проявит себя везде?

Играть за океаном мне было удобнее, чем в Европе. И тот факт, что карьера в NBA не совсем сложилась, означает только одно: просто не повезло. Пример тех же Джаннеро Парго и Холлиса Прайса наглядно доказывает, что маленьким и быстрым в Европе сложно полностью раскрыться – защита более концентрированная, в NBA же дуга трехочкового броска расположена дальше от кольца, поэтому больше свободного пространства. Кроме выступающего за Virtus Bologna Эрла Бойкинса, звезды NBA, с ходу не могу припомнить ни одного американского «малыша», полностью раскрывшегося в Европе. Для успешного выступления в NBA иногда хватает одного-двух навыков, в Европе же от баскетболистов требуется более разносторонняя подготовка. Очень часто менеджеры ошибаются, думая, что игрок, забивавший в среднем по десять очков за матч в NBA, в Европе будет лидером.

Кто, по вашему мнению, должен подбирать основной состав клуба: главный тренер или генеральный менеджер?

Оптимально, когда эти функции сочетаются в одном человеке. Как я уже отмечал, главное, чтобы была четкая концепция развития клуба, тогда легче спрашивать и с менеджмента, и с тренерского состава. Конечно, для воплощения своих идей тренер должен иметь подбор нужных ему игроков, но если, например, клуб делает ставку только на собственных воспитанников, могут возникнуть противоречия. Компромисс между желаниями и возможностями нужно искать всегда.

Как вы оцениваете перспективы сборной России на чемпионате Европы-2009? Кого считаете фаворитами турнира?

Повторить успех двухлетней давности будет очень сложно, многое зависит от подбора игроков и тренерской концепции. На первый сбор национальной команды вызвано много молодых баскетболистов. Вопрос в том, будет ли делаться на них основная ставка или их приглашают просто для того, чтобы набирались опыта? Два года назад ключевым в сборной стал треугольник Джон Роберт Холден – Андрей Кириленко – Виктор Хряпа. Многое зависит от того, окажутся ли эти игроки в команде и в какой форме подойдут к турниру.

В Европе сейчас немало интересных команд. Как обычно, фаворитами считаются испанцы, даже если Пау Газоль не выступит, у них немало отличных игроков. В том числе и потому, что молодые спортсмены там играют в национальном первенстве, а не сидят на скамейке запасных. На медали претендуют и сербы во главе с амбициозным Душаном Ивковичем – у них выросло новое поколение, мечтающее побеждать. У Германии многое зависит от того, выступит ли Дирк Новицки. В составе сборной Словении игроки высочайшего уровня, но в целом команда никак не может раскрыть свой потенциал. Я разговаривал на эту тему с Бостианом Нахбаром, он понимает, что для нынешнего поколения словенских баскетболистов Евробаскет-2009 – один из последних шансов добиться высоких результатов.

А что вы думаете о сборной Литвы?

Эта команда всегда претендует на высокое место, но многое зависит от того, будет ли в составе Шарунас Ясикявичус: позиция разыгрывающего – определяющая в литовской сборной. Насколько я знаю, форвард Рамунас Шишкаускас отказался выступать за национальную команду.

Вы выступали еще в чемпионате СССР. Как думаете, баскетбол на постсоветском пространстве прогрессирует или деградирует?

Раньше была одна сборная – 12 человек, а сейчас в финальную часть чемпионата Европы регулярно выходят Литва, Россия, Латвия, иногда Эстония и Украина, то есть 60 баскетболистов. В СССР многие игроки просто никогда не получили бы возможности выступать на самом высоком уровне. Так что думаю, сегодня баскетбол развивается.

Вам не кажется, что интерес болельщиков к выступлениям национальных сборных ослабевает, перемещаясь в сторону клубов?

Я бы сказал, что такая ситуация была несколько лет назад, когда сборная проигрывала. Сейчас мы начали выигрывать, уже наблюдается противоположная тенденция. Ведь и на матчи ЦСКА зрители ходят во многом потому, что этому клубу сопутствует успех. Несмотря на наши победные традиции, я бы не назвал баскетбол национальным видом спорта.

А почему ЦСКА все время выигрывает, ведь у тех же «Химок» состав, на первый взгляд, не намного слабее?

Во многом за счет организации. За ЦСКА стоит богатая победная история, и в клубе умеют поддерживать традиции. Помню, Ариэль Макдональд, зайдя в УСК ЦСКА, сказал: «Здесь чувствуешь особую ауру». Это что-то неосязаемое. Хотя для российского баскетбола было бы очень полезно, если бы чемпион страны наконец-то сменился. Помню, когда победителем два года подряд становился «Урал-Грейт», наблюдалось некое оживление, ведь если могут в Перми, стоит попробовать и в других городах.

Насколько я знаю, у вас есть гражданство Греции и Турции. Можете представить себя тренером зарубежного клуба?

Я никогда не был гражданином Турции. Дезинформацию распространили греческие СМИ – когда я получил паспорт Греции. Не исключено, что такую PR-кампанию организовал Olympiacos, в итоге греческий паспорт у меня отобрали. Помню, когда играл в зарубежных чемпионатах, кто-то из журналистов написал, что я единственный из российских баскетболистов не «страдал по пельменям» и спокойно адаптировался. Возможно, потому что быстро выучил язык. Я нормально себя чувствовал, выступая за границей, и, видимо, это отличный опыт для россиян.

Партнеры журнала: