Алексей Денисенко и Станислав Хан – о пути к олимпийской медали и вере

Большой спорт №9(65)
Дмитрий Маслов
Медали в бадминтоне и тхэквондо стали, по мнению редакции «Большого спорта», самыми неожиданными для сборной России на Олимпийских играх в Лондоне. Причем успех представителей восточных единоборств – участников проекта «Молодые таланты большого спорта» Алексея Денисенко и Анастасии Барышниковой стал делом исключительно их собственных рук и ног.

Медали в бадминтоне и Тхэквондо стали, по мнению редакции «Большого спорта», самыми неожиданными для сборной России на Олимпийских играх в Лондоне. Причем если бронзу укротительниц воланов Нины Висловой и Валерии Сорокиной можно объяснить дисквалификацией основных соперниц из Китая и Южной Кореи, то успех представителей восточных единоборств – участников проекта «Молодые таланты большого спорта» Алексея Денисенко и Анастасии Барышниковой стал делом исключительно их собственных рук и ног. В день, когда российским призерам Олимпийских игр вручались заслуженные автомобили, Алексей Денисенко и его тренер Станислав Хан дали нашему журналу интервью, в котором рассказали о своем пути к олимпийской медали, пользе тренировок и поделились планами на дальнейшую карьеру.

Тхэквондо не самый популярный в России вид спорта. Как вас туда занесло?

Алексей Денисенко (А. Д.): В школе открылась секция, в которую меня и записал отец в 9-летнем возрасте. Другого выбора не было, да и друзья тренировались вместе со мной. Занимался «для себя», чтобы, как говорили родители, «по улицам не шататься». Лишь года три назад понял, что смогу добиться хорошего результата как спортсмен, и начал тренироваться с особым усердием.

Ваша медаль в Лондоне лично для меня стала неожиданностью. А сами какой результат посчитали бы удовлетворительным?

А. Д.: Я максималист и ехал за победой. Чуть-чуть не получилось. На европейском отборочном турнире выиграл у испанца Джоэля Гонсалеса, который на Олимпийских играх стал чемпионом, так что предпосылки для успеха имелись. Возможно, не хватило опыта. Лондон-2012 – лишь вторые крупные международные взрослые соревнования в моей карьере.

Станислав Хан (С. Х.): На исполкоме Союза тхэквондо России ставилась задача завоевать одну бронзовую медаль, которую должна была получить Анастасия Барышникова. Остальные награды стали бы «приятным дополнением». На Денисенко никогда никто не ставил, прямо говорили: «Съездит – просто деньги истратит». Мы же настраивались на золото. Барышникова прыгала от счастья, получив бронзу. А Алексей подобных эмоций не испытал, был спокоен. Потому что заслуживал большего.

Для весовой категории до 58 килограммов рост 180 сантиметров кажется слишком большим…

С. Х.: У вас устаревшая информация – у Алексея уже 185 сантиметров. Это серьезное преимущество: призеры Игр в этой категории имеют схожее телосложение, но все же чуть ниже.

А. Д.: На сборе в Сочи мы работали над физической силой, качались, и масса моего тела достигала 69 килограммов. Полтора месяца пришлось «сушиться», от этого немного падает работоспособность.

В боксе и борьбе внутрироссийская конкуренция столь высока, что попасть на Игры порой сложнее, чем завоевать там медаль. В тхэквондо не так?

С. Х.: В категории до 58 килограммов очень сильный состав: человек восемь – стабильные спортсмены. Для того чтобы поехать в Лондон, Алексею пришлось выиграть несколько отборочных стартов подряд.

Возникали ли у вас проблемы с подготовкой к Олимпиаде?

С. Х.: Когда попадаешь в состав команды, открываются все двери. Если раньше приходилось «выбивать» сборы, то в последние полгода буквально «затерроризировали» предложениями. Думаю, поверили в нас. А до того как Алексей завоевал путевку на Игры, один чиновник из министерства спорта Ростовской области прямо спрашивал: «Почему мы должны помогать? Откуда у вас уверенность, что в 18-летнем возрасте можно отобраться на Олимпийские игры?» Я отвечал: «Не только отобраться, но и завоевать медаль». И доказал свою правоту! В январе, когда мы получили лицензию, этот функционер позвонил и стал говорить, что всегда верил в нас. Затем встречал в аэропорту и раздавал на телевидении интервью. В тот момент мой брат прислал SMS-сообщение, где было лишь одно слово – «лицемер».

Какие впечатления у вас остались от Лондона?

С. Х.: Когда ты находишься с аккредитацией в «олимпийской зоне», все кивают, улыбаются, готовы помочь. А выходишь за ее пределы – и никому не нужен. После того как Алексей в полуфинале со счетом 6:7 уступил корейцу, его отцу стало плохо. Мой брат отправился вместе с ним в больницу, где к ним отнеслись просто по-свински. В течение 40 минут ждали врача, который, оказывается, просто «забыл». В результате Денисенко-старший самостоятельно пришел в себя и ушел из больницы. Я от Лондона не в восторге.

Условия проживания спартанские, кондиционеров нет: жившим на солнечной стороне приходилось несладко. Все, кто ездил на Игры в Пекин, говорят, что там было гораздо комфортнее.

Мы называем свой тренировочный зал «местом, где мальчики становятся мужчинами». Многие ребята, начинавшие заниматься в нашей школе, бросили, не выдержали. Пошли, к примеру, в «качалку», дабы самоутвердиться. Идут стокилограммовые, а духа нет. По человеку видно: сердце маленькое, глаза не горят

Нашлось время на знакомство с британской столицей?

С. Х.: Да. В первый день после прилета прошло взвешивание, во второй – соревнования, еще четыре свободных. Особо гулять мы не стали, взяли обзорную экскурсию по основным достопримечательностям. Акклиматизационная яма начинается на четвертый день после приезда, так что подобный график позволил ее избежать. К тому же в Лондоне климат схож с московским, привыкать не пришлось. В заключительную неделю пребывания в России я просил спортсменов ложиться спать позже полуночи – в час, два. Это тоже помогло.

У вас есть ощущение, что уезжали на Игры в одном статусе, а вернулись в другом?

А. Д.: Многое поменялось. К примеру, обзавелись интересными и полезными знакомствами. Но зацикливаться на этом не будем: начинается работа по подготовке к завоеванию золотой медали в Рио-де-Жанейро.

С. Х.: Бывает два вида людей. Одни, очутившись в незнакомой компании, говорят: «О, кого я вижу», а другие: «А вот и я». До Лондона-2012 мы относились к первому, а сейчас – ко второму. Перезнакомились со многими звездами спорта, жили рядом с баскетболистками и волейболистами. Через балкон от нас поселилась Наталья Антюх, гуляли по городу с Еленой Исинбаевой.

Баскетболист Антон Понкрашов сфотографировался с Крисом Полом. У вас нет подобных снимков?

С. Х.: Мы за другим ехали – за медалью. А один из наших тренеров мечтал о совместном фото с Усэйном Болтом и Марией Шараповой. Привез богатую коллекцию снимков. Шарапова один раз пришла в общую столовую для спортсменов, так ее окружили любители автографов и фотографий, поесть нормально не дали. Больше там не появлялась. Мы с Алексеем люди верующие, а одна из заповедей гласит: не сотвори себе кумира. Постоянно говорю ему: «Звезды спорта такие же, как и ты. Можешь добиться подобных результатов».

Восточные единоборства имеют не только физический, но и философский аспект. Вы разговариваете с учениками на эти темы?

С. Х.: Стараемся с детьми подобных бесед не проводить. Говорят, что девочек должны воспитывать матери, а мальчикам нужно расти с мужчинами. Сейчас много разводов, после которых дети зачастую остаются с матерями. И часто раздражение, гнев на поломанную судьбу женщины срывают на детях. Могут замахнуться, ударить. А мужчину, даже в бытность ребенком, бить вообще нельзя: от этого ломается дух. Не бывает так, что парня в детстве бьют или сюсюкаются с ним, а во взрослом возрасте у него формируется мужской характер. Мы называем свой тренировочный зал «местом, где мальчики становятся мужчинами». Многие из них даже боятся поздороваться за руку со взрослым человеком (здесь я прошу не путать робость со скромностью). Помогаем мальчишкам поверить в себя, стараемся вселить в них уверенность. Многие ребята, начинавшие заниматься в нашей школе, бросили, не выдержали. Пошли, к примеру, в «качалку», дабы самоутвердиться. Идут стокилограммовые, а духа нет. По человеку видно: сердце маленькое, глаза не горят.

Значит, тренировки по тхэквондо меняют личностные качества человека?

С. Х.: Они формируют характер. Конечно, в идеале это должно делаться в семье. Но, как я заметил, дети из благополучных семей редко всерьез занимаются спортом. В основном результат показывают люди, выросшие в не самых комфортных условиях, где с достатком проблемы. По совместительству я являюсь руководителем клуба, в котором с сентября начинается проект по привлечению к тренировкам трудных детей, имеющих проблемы с законом. Один из местных полицейских чинов сказал: «Если вы уведете с улицы хотя бы одного человека, это будет отличный результат».

И в этом самом клубе Алексей Денисенко дорос до призера Олимпийских игр? Спортсменам высокого класса ведь нужны сильные спарринг-партнеры.

А. Д.: У нас такие есть. В частности, призер международных турниров Владимир Ким, другие члены сборной России.

Вы как-то сказали, что хотите стать двукратным олимпийским чемпионом. Успеете? В каком возрасте в тхэквондо выходят на пик карьеры?

А. Д.: Звание олимпийского чемпиона – особенное. Лишь у него не бывает приставки «экс».

С. Х.: В весе до 58 килограммов соревнуются преимущественно молодые, в более тяжелых же категориях «созревают» позже. При этом в сборной России есть 29-летний Сейфулла Магомедов, успешно выступающий в неолимпийском весе «до 54 килограммов». Так что спортсмены могут «выстрелить» и в 30, и в 35 лет. Понятие пика физических возможностей индивидуально. Алексей сначала перейдет в категорию «до 63», а затем – в олимпийскую «до 68». Искусственно задерживать развитие организма бессмысленно.

Я верующий, считаю, что все идет от Бога и предначертано. Да, я много тренировался, следил за питанием, но без помощи Господа ничего бы не добился. Тот факт, что я сейчас третий, а не первый, рассматриваю как подготовку. Может, пока просто не готов к славе, которая могла прийти, завоюй я в Лондоне золотую медаль

Значит, преимущество Денисенко в росте нивелируется?

С. Х.: Это не решающий показатель. В Лондоне в весовой категории свыше 80 килограммов выступал мощнейший малиец ростом больше 220 сантиметров, 50-й размер ноги. Некоторым рядом с таким гигантом даже стоять страшно. А чемпионом стал итальянец Карло Мольфетта, который даже ниже Алексея. Причем он с тем же ростом был призером чемпионата мира в весе до 68 килограммов. Лично для меня единственным спортсменом, безоговорочно ставшим олимпийским чемпионом по тхэквондо в Лондоне, является китаянка Ву в самой легкой категории. Она во всех боях имела колоссальное преимущество.

Турниры по боксу и борьбе сопровождались судейскими скандалами. У вас такого нет?

С. Х.: С введением электронной системы фиксации удара проблема необъективности исчезла. Если попадаешь в жилет с определенной силой, балл засчитывается автоматически. От судей зависят только удары в голову.

У вас были серьезные травмы?

А. Д.: Тяжелый перелом руки – получил в 2010 году прямо во время боя с португальцем. Локтевой сустав буквально рассыпался в двух местах, восстанавливался полгода. Но мысли об окончании карьеры не посещали.

В настоящее время вы живете в Набережных Челнах?

А. Д.: Я там учусь в пединституте, специальность связана со спортом. Но сейчас главное для меня – тренировки, занимаюсь с тем же наставником, что и в детстве. Впрочем, в Татарстане появился еще один.

За бронзовую медаль вы получили автомобиль Audi A6. Продадите?

А. Д.: Ни в коем случае, сам буду ездить. Права есть. А в 2016 году, надеюсь, заработаю следующую. О том, куда потратить призовые, еще не задумывался.

Хотите известности, как у Елены Исинбаевой?

А. Д.: Это хороший пример, вызов: смогу ли я добиться схожих достижений. Буду стараться, возможно, тоже стану примером для молодых. Я верующий, считаю, что все идет от Бога и предначертано. Да, я много тренировался, следил за питанием, но без помощи Господа ничего бы не добился.

С. Х.: Алексей протестант, как и Владимир Ким. Если посещение церкви помогает человеку, я не против. Ребята не пьют, не курят, выступают за то, чтобы строить близкие отношения лишь с одним человеком и лишь после свадьбы. Разве это плохо?

Протестанты позитивно относятся к успехам в карьере?

А. Д.: Конечно. Как говорится, Бог прославляет прославляющих Его. Рассматриваю тот факт, что я сейчас третий, а не первый, как подготовку. Может, пока просто не готов к славе, которая могла прийти, завоюй я в Лондоне золотую медаль. Не справился бы. Для меня готовится что-то другое. Верю, что Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро будут за нами.

Если к вам подойдет девятилетний ребенок и спросит, стоит ли заниматься тхэквондо, что ответите?

А. Д.: Меня всегда привлекали единоборства, боевые виды. А возможно, тот ребенок хочет стать художником. Так что предложил бы делать собственный выбор. При этом, конечно, я хочу, чтобы тхэквондо развивалось в России.

С. Х.: На церемонии открытия Олимпийских игр национальные флаги несли 11 представителей нашего вида. Это красноречиво свидетельствует о его популярности в мире.

Партнеры журнала: