Дорогу молодым

Большой Спорт № сентябрь 2022 (150)
Текст: Николай Орлов
В 2012 году президент и владелец футбольного клуба «Краснодар» Сергей Галицкий заявил: «Моя мечта, и я уверен, что она исполнится, – чтобы 11 выпускников моей школы играли за “Краснодар”». В течение без малого 10 лет эти слова вспоминали, скорее, с ехидством: в ключевых матчах состав «горожан» состоял преимущественно из легионеров. После 24 февраля ситуация кардинально изменилась: теперь костяк команды составляют россияне, среди которых немало местных воспитанников. Повышенное внимание к собственной молодежи – главный тренд в российских футболе и хоккее.

Структуру топового российского футбольного клуба можно представить в виде пирамиды. В ее основании – детско-юношеская академия с развитой сетью филиалов. Например, в «Зените» таковых 17, а в «Краснодаре» – аж 38. Там тренируются дети в возрасте от пяти до 11 лет, при этом конкурс в ведущих школах доходит до 10 человек на место. Те, кто выделяется среди сверстников, приглашаются в саму академию и живут в интернате при ней, где сочетают учебу с тренировками. С самыми перспективными выпускниками подписывается соглашение о сотрудничестве, после чего ребята начинают выступать за молодежный состав. Следующие ступени карьерной лестницы – вторая команда, заявленная во второй или третий по рангу дивизион чемпионата страны и, наконец, основной состав.

Это в идеальном мире. На практике, до политических потрясений нынешнего года, в главные команды пробивались единицы. Основные причины тому – высокая конкуренция со сложившимися мастерами, многие из которых приехали из-за границы и были куплены за немалые деньги, нежелание тренеров рисковать и, как отмечает футбольный агент Иван Бакулин, стандартизированность подготовки игроков в российских академиях. «Основная проблема – это развитие личных навыков у молодых футболистов. Они попадают в большой футбол ровными, одинаковыми и, соответственно, становятся неконкурентоспособными», – говорит Бакулин. Агент отмечает, что на этапе перехода из детско-юношеского во взрослый спорт многие заканчивают карьеры и предлагает выпускникам академий концентрировать внимание на прокачке своих сильных сторон. В этом деле важны не только индивидуальные тренировки, но и правильный выбор карьерного пути: попасть в команду, где тебе будут доверять и в то же время есть возможность расти в мастерстве. В данной концепции ключевую роль играет агент игрока: именно он советует специалистов, которые помогут развить те или иные навыки, а также предлагает варианты продолжения карьеры.

Агент Александр Клюев, работающий с рядом ведущих российских футболистов, в том числе Александром Головиным, считает, что хорошим вариантом для молодого игрока может стать топ-клуб среднего по европейским меркам национального чемпионата. Правда, в новых реалиях этот путь усложнен. В частности, Чехия отказалась выдавать рабочие визы российским спортсменам, из-за чего несколько футболистов были вынуждены вернуться на родину.

Работа с молодежью как бизнес

При разумной постановке дела подготовка собственных воспитанников для основного состава или дальнейшей продажи коммерчески выгодна. Директор академии «Краснодара» Арам Фундукян рассказывал, что годовой бюджет возглавляемой им организации – 8 млн долларов. Для сравнения: французский полузащитник Реми Кабелла в 2019 году обошелся «Краснодару» в 12 млн евро. То есть в сумму, значительно превышающую общий бюджет клубной академии. А ведь собственных воспитанников можно не только задействовать в основном составе, но и продавать.

Задачу выстроить приносящую доход систему подготовки молодых игроков в 2021 году поставил «Локомотив», для чего в клуб были приглашены германские специалисты во главе с Ральфом Рангником, который занял пост руководителя по спорту и развитию. В октябре Рангник с представил концепцию сквозной подготовки игроков, согласно которой выступающий в ФНЛ-2 клуб «Казанка» каждый год должен был направлять в основной состав 10–12 футболистов, в числе которых воспитанники академии, а также перспективные молодые легионеры. При этом пять-семь футболистов основного состава в возрасте до 26 лет продавались бы в Европу по цене от 5 до 15 млн евро. Реализовать задуманное Рангник не успел: уже в ноябре получил предложение стать главным тренером Manchester United и отбыл из России. Сменивший Ральфа его соотечественник Ларс Корнетка продолжил курс на реформы, отметив, что многие российские тренеры «используют не очень современные упражнения», и пообещал «повысить интенсивность» игры молодежных команд.

Затеянный Рангником и Корнеткой проект пересборки «Локомотива» завершился с началом всем известных политических событий: германская бригада реформаторов покинула нашу страну, оставив после себя один из самых молодых основных составов в российской премьер-лиге. «Одна из больших проблем России – отношение к молодым игрокам. Мысль, что они не могут получать столько же, сколько более старшие и опытные. Что они не могут выходить на поле в 17–18 лет, что должны больше времени провести в академии и молодежных командах. Это нужно поменять», – говорил Корнетка. В условиях сокращения бюджетов и нежелания качественных легионеров ехать в российские клубы к этим словам следует прислушаться. Тем более что существует вероятность разрыва годами формировавшейся вертикали. Так, «Локомотив» рассматривает вариант объединения молодежной команды и «Казанки», в результате чего клуб не будет представлен в низших дивизионах чемпионата России среди взрослых.

Закрытая дверь в Америку

Ведущие российские хоккейные клубы по структуре аналогичны футбольным. Дети начинают с детско-юношеской школы или академии, затем попадают в команды Молодежной хоккейной лиги (МХЛ), Высшей хоккейной лиги (ВХЛ) и наконец, а то и минуя команды ВХЛ, в клубы Континентальной хоккейной лиги (КХЛ). Одним из вариантов развития карьеры является отъезд в юном возрасте за океан или в одну из европейских стран. Правда, здесь возможности были существенно ограничены еще до политических потрясений. Из-за пандемии COVID-19 лига Онтарио не стартовала в минувшем сезоне, а в Западную хоккейную лигу и лигу Квебека юные россияне долго не могли попасть из-за проблем с визами и закрытых границ. В результате некоторые собиравшиеся за океан хоккеисты провели сезон на родине. В сезоне 2022/2023 ситуация не улучшится: по политическим причинам в новом сезоне российские игроки не будут допущены к импорт-драфту Канадской хоккейной лиги (CHL), следовательно, не смогут в ней выступать. Для справки: CHL является самой крупной структурой молодежного хоккея в мире и включает в общей сложности 60 команд из Канады и США. Именно в ней начинали заокеанскую карьеру многие российские игроки NHL: Никита Кучеров, Михаил Сергачев, Никита Задоров, Иван Барбашев… Однако сейчас этот путь закрыт, так что юные россияне вынуждены быть патриотами.

О блате и академии будущего

Благо, уровень подготовки, равно как и материального обеспечения, в ведущих отечественных школах достаточно высок. Проблемы возникают преимущественно околохоккейного плана. «Российское ноу-хау – платные занятия. Родители платят за то, чтобы их ребенок играл в первой пятерке. В комиссии по спорту Совета Федерации, детально изучив ситуацию, мы подсчитали, что только в Москве родители ежегодно тратят около 30 миллионов долларов на подобные выплаты и подкатки. И это данные десятилетней давности! Ситуация не меняется к лучшему. Талантливые дети, которые видят подобную картину, просто уходят. И получается, что все мы развратили тренера, разочаровали в хоккее перспективного игрока и продвинули бесталанного, у которого нет никаких профессиональных перспектив», – рассказывал журналу «Большой спорт» легендарный защитник, а ныне депутат Госдумы Вячеслав Фетисов.

С ним солидарны многие игроки. В частности, бывший форвард юношеской сборной России Вячеслав Пшеничников, в 13-летнем возрасте перебравшийся в Швецию. «Талантливым ребятам не дают шанса проявить себя, на их место ставят блатных. Из-за этого уже в детстве некоторые стараются уехать за границу. В Швеции все определяется спортивным принципом: если умеешь и готов – будешь играть, хорошо зарекомендуешь себя – получишь шанс в команде старшего возраста» – рассказывал Юрий. Основная претензия воспитанника ЦСКА к отечественной системе подготовки – ставка на результат в любом возрасте: «В России от юношеских команд требуют в первую очередь результата, побед, а в Швеции сделан упор на развитие хоккеистов. В ЦСКА идешь в обводку, теряешь шайбу – и зачастую проводишь остаток матча на скамейке запасных, а в Швеции тебе продолжают доверять. В этом базовое отличие: игрокам дают свободу».

О том, что в работе с детьми надо поощрять творчество говорит и Фетисов, открывший в подмосковном Домодедове собственную академию. «Мы не грузим ребят необходимостью постоянно давать результат. Тренировки должны быть в радость. В академии работают очень способные наставники, которые следят за общемировыми тенденциями, оперативно изучают новинки. Надеемся убедить Федерацию хоккея Московской области в перспективности нашего подхода», – рассказывает Фетисов, отмечающий, что игроки раскрываются в разном возрасте, поэтому есть резон давать ребятам и второй, и третий шанс проявить себя.