В погоне за латвийцами

Большой спорт №6-8 (26) Лето 2008
На пекинских Играх впервые в истории мирового олимпийского движения будут разыграны медали в велоспорте BMX, однако российские спортсмены на старт не выйдут.

На пекинских Играх впервые в истории мирового олимпийского движения будут разыграны медали в велоспорте BMX, однако российские спортсмены на старт не выйдут. О том, почему русским гонщикам не удалось завоевать путевки в Пекин, кто сегодня задает моду в велоспорте BMX и как сделать Россию конкурентоспособной в этой дисциплине, в интервью журналу «Большой спорт» рассказывает главный тренер национальной сборной Валерий Никифоров.

_Какое место занимают российские спорт­смены в мировой табели о рангах? _

Приятно слышать от представителей европейских команд, что мы сделали заметный шаг вперед. Евгений Комаров постоянно доходит как минимум до полуфинала на европейских соревнованиях, Александр Кирюхин и Павел Романенко попадали в полуфинал на юниорских соревнованиях, ждем результата от Романа Саблина. Его физические возможности соответствуют европейским лидерам, но психологически Роман пока не готов к конкуренции на высоком уровне.

Сильнейшая мужская европейская сборная по BMX – латвийская. В чем секрет успеха этой команды?

Дело в том, что в Латвии BMX начал развиваться лет на пять раньше, чем в России. Там давно построены велодромы, по 50–60 че­ловек выезжают на сборы в Нидерланды и Францию. Самый опытный спортсмен в команде – Иво Лакуч в 2000 году участвовал в Олимпийских играх как спринтер. И он, и его более молодые парт­неры Марис Стромберг и Артурс Матисонс делают упор на силовую подготовку, много времени проводят на шоссе, отрабатывают ускорения. Они готовятся системно, у нас же в спортшколах по-прежнему преобладают тренировки на треке. По опыту общения с латвийскими спортсменами могу сказать, что они очень организованны и в то же время эмоциональны, способны в нужный момент «взорваться» во время гонки.

Сегодня в России всего четыре велодрома хорошего уровня: два в Москве, один в Пензе и лучший в стране – в Красной Пахре Подольского района. Для сравнения: во Франции около 500 велодромов. Нам нужно как минимум 100 велосипедных городков, чтобы начать показывать достойные результаты

Кого вы ожидаете увидеть на пьедестале почета в олимпийском Пекине?

Думаю, явных фаворитов нет. В Европе выделяется выигравший в начале июня первенство планеты Марис Стромберг, но утверждать, что он станет олимпийским чемпионом, было бы слишком смело. Сильны американцы, австралийцы, аргентинцы. Очень техничная сборная у Нидерландов, но она отстает по функциональной подготовке. В принципе, выиграть может любой из 32 участников. Многое зависит от того, в какой форме подойдет каждый спортсмен к Олимпиаде. У женщин ситуация проще: лидируют француженка Анн-Каролин Шауссон и англичанка Шанайзе Рид, которая на тренировках обходит мужчин.

После того как BMX вошел в олимпийскую программу, ситуация с финансированием изменилась?

Росспорт обеспечивает стопроцентным финансированием только те дисциплины, в которых спортсмены способны завоевать медали чемпионатов мира и Олимпийских игр. BMX в это число пока не входит. Сейчас в Федерации велоспорта России создан попечительский совет, на рассмотрение которого я вынес программу развития BMX. Надеюсь, что она будет поддержана.

В каком возрасте начинают заниматься BMX?

На чемпионатах мира соревнуются участ­­­­ники с шестилетнего возраста, на европейских – с девятилетнего. BMX зародился как спорт детей и подростков, которым нравится прыгать на велосипеде по горкам, кочкам. Важен и тот факт, что стадионы и площадки огорожены и потому безопасны. Навыки преодоления препятствий формируются с детства. Все участники сборной России стали заниматься в 7–8 лет, и лишь лидер команды Евгений Комаров – в десять. Программа развития дисциплины, которую я подготовил, предполагает, что начинать занятия ребята будут в клубах по месту жительства, а в 12 лет – пе­реходить в детско-юношеские спортивные школы. Сейчас тренеры набирают в ДЮСШ совсем малышей, однако по принятым в России нормам в велоспорт можно приходить только с 11 лет. Подобный норматив был введен еще в 1950-е, когда тренировки проходили на автомобильных дорогах, по которым могли ездить лишь имеющие номерной знак велосипеды.

BMX – это спорт детей и подростков. И таковым он остается до сих пор, несмотря на олимпийское признание. В европейских первенствах разрешено принимать участие с девяти лет, а на чемпионатах мира можно встретить даже шестилетних спортсменов

А в каком возрасте спортсмены показывают наилучшие результаты?

Сейчас в мировой элите нет BMX-велосипедистов старше 32–33 лет. Я думаю, что дальше уже сложно выдерживать конкуренцию с более молодыми соперниками. Еще существует класс Сruiser с колесами диаметром 24 дюйма (олимпийский класс Classic – 20 дюймов), в нем соревнуются многие ветераны.

Сколько стоит хороший велосипед для BMX?

Рама для взрослого велосипеда – 500–800 ев­ро, велосипед в целом – 1500–2500 ев­ро. Чтобы хорошо экипировать ребенка, надо потратить 1000–1500 евро.

Довольны ли вы уровнем подготовки российских тренеров?

Конечно нет. Назвать этих людей тренерами я не могу, они просто занимаются BMX. Для воспитания спортсмена хорошего уровня нужна качественная общефизическая подготовка, этой работе надо уделять первостепенное внимание, а у нас сразу сажают ребенка на велосипед. Слабая спина, неправильная посадка приводят к тому, что на финишном участке человек не может удержаться, падает – отсюда травматизм. Кроме того, надо сделать работу с детьми привлекательным делом для заканчивающих карьеру спортсменов, создать условия, проводить теоретические занятия.

Какие материальные вложения подразумевает написанная вами программа развития BMX в России?

Сегодня в стране всего четыре велодрома хорошего уровня: два в Москве, один в Пензе и лучший – в Красной Пахре Подольского района. Еще в Москве открыто семь велодромов класса B – для начина­ющих. В других городах их, как правило, строят непрофессионально: просто насыпают горки, а ведь каждый холмик имеет свое назначение, он должен быть строго определенных размеров и формы. Важно и расстояние между препятствиями, которое влияет на ритм движения. Для сравнения: во Франции около 500 велодромов. В рамках программы я предложил создать в России 100 велосипедных городков: велотрек длиной 125 метров и шириной 4 метра, чтобы ребенок научился правильно кататься, а внутри – горки для начинающих. Постройка одного такого спортивного объекта обходится в 3–5 миллионов рублей, велогородка класса А – 7–10 миллионов рублей. Для муниципалитета это небольшие деньги. И только тогда, развивая массовый детский спорт, мы сможем претендовать на золотые олимпийские медали.

Партнеры журнала: