Дорога в рай

Большой спорт №6-8 (26) Лето 2008
Дмитрий Маслов
Где черпает силы для покорения новых высот, Татьяна Лебедева рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Признанная Олимпийским комитетом России лучшей спортсменкой 2007 года, олимпийская чемпионка Афин по прыжкам в длину Татьяна Лебедева – безусловно, один из главных фаворитов Пекина. О том, чего она ждет от Игр, чем собирается заниматься после их окончания и где черпает силы для покорения новых высот, Татьяна Лебедева рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

В этом году вы пропустили зимний сезон. Это связано с проблемами со здоровьем или же вы просто сосредоточились на подготовке к пекинской Олимпиаде?

После предыдущего летнего сезона я решила сделать операцию на ахилловом сухожилии, которое беспокоило меня два года. Хотела полностью исключить возможность рецидива травмы. Была вероятность, что успею восстановиться к мартовскому чемпионату мира, но на этом турнире, в отличие от летнего, нет wild card для действующих победителей, а форсировать восстановление формы для отборочного турнира не хотелось. И я решила готовиться к летнему сезону.

Всероссийская федерация легкой атлетики освободила вас от отбора на Олимпиаду?

Президиум ВФЛА принял решение освободить от отборочных соревнований четырех чемпионов мира 2007 года, а также Елену Соболеву и Евгения Лукьяненко, завоевавших золотые медали на мартовском первенстве планеты. Так что в прыжках в длину я имею олимпийскую лицензию. В тройном прыжке мне придется завоевывать путевку на Игры на июльском чемпионате России. Я помню свое поражение от кубинки Яргелис Савинье на прошлом мировом первенстве и с нетерпением жду встречи с ней.

Значит, в Пекине ставку вы будете делать на тройной прыжок?

Задача – показать максимальный результат в обоих видах. Если я просто защищу титул чемпионки в прыжках в длину, тоже не расстроюсь.

Судьба свела меня со Шри Чинмоем. Мы были знакомы около пяти лет. Как говорится, у каждого своя дорога в рай. Христианство учит, что человек должен развиваться прежде всего духовно. Но Шри Чинмой всегда говорил, что, помимо духовного, важно и физическое развитие, гармония с телом

Знаменитая шведская семиборка Каролина Клюфт ушла из своего коронного вида, переквалифицировавшись на прыжки в длину. Вы считаете ее своей основной соперницей в Пекине? Насколько «магия имени» вообще может оказывать на вас психологическое давление?

Конечно, Клюфт – очень именитая спорт­сменка, но я уже несколько раз ее обыгрывала. Другое дело, что тогда она выходила в прыжковый сектор, растратив силы в семиборье. В Пекине она будет «свежей». Я себе всегда говорю: если буду готова прыгнуть на 7 метров, у меня останется пять соперниц, если на 7 метров 10 сантиметров – две, а если на 7 метров 20 сантиметров – ни одной. Такая же ситуация и в тройном прыжке: покажу результат 15 метров 40 сантиметров – и конкуренток не будет. Задача формулируется так: выйти на самый высокий для себя уровень, и тогда я буду бороться только сама с собой. И чем острее конкуренция, тем почетнее победа.

Глава ВФЛА Валентин Балахничев опасается, что спортсмены скоро подойдут к границам человеческих возможностей, а это значит, что они уже не смогут устанавливать новые рекорды и интерес к легкой атлетике угаснет сам собой. Как вы оцениваете перспективы вашего вида спорта?

Предел человеческим возможностям есть. Вопрос в том, где он. Сейчас в легкой атлетике редко можно увидеть рекорды, и от этого они становятся только ценнее и значительнее. С другой стороны, всегда есть яркие личности, которые берут не столько результатом, сколько харизмой. Когда на одном соревновании устанавливается десять рекордов, неспециалисты их и не запоминают.

К увлечению восточной философией и медитацией вас сподвигло желание научиться управлять своими эмоциями для достижения выдающихся результатов или были внеспортивные причины?

Каждый человек начинает задумываться о том, что он собой представляет, для чего живет, что оставит после себя в мире. Когда ты молод, то не оглядываешься назад – бежишь, покоряешь вершины. Когда победил, начинаешь задумываться о том, что будет дальше. Если рядом окажется тот, кто способен дать ценный совет, поделиться жизненным опытом, начинаешь относиться по-другому к своей работе, видеть в ней духовную составляющую, находить новые ориентиры. Если такого человека нет – происходит спад, ухудшаются результаты, просто в один момент пропадает внутренняя мотивация. Я знаю немало случаев, когда находящийся на вершине спортсмен ощущал разлад с самим собой, а отдаваясь делу не на все сто процентов, больших успехов не добьешься.

Меня судьба свела со Шри Чинмоем, ученик которого Карл Льюис с детства был для меня примером для подражания. Когда я узнала, что Шри Чинмой уже двадцать лет помогает Льюису, это стало для меня еще одним доказательством того, что тренировки и правильный внутренний настрой вместе могут творить чудеса. Развивая физические и психологические качества, можно долго быть в большом спорте.

Я была знакома со Шри Чинмоем около пяти лет. Как говорится, у каждого своя дорога в рай. Христианство учит, что человек должен совершенствоваться прежде всего духовно. Шри Чинмой всегда говорил, что, помимо духовного, важно и физическое развитие, гармония с телом. Нужно постоянно узнавать что-то новое, уметь выслушивать разные точки зрения и на их основе выстра­ивать свою. К сожалению, в октябре 2007 года Шри Чинмой умер. Его ученики приходят на мои соревнования, я всегда чувствую их поддержку.

Сейчас у вас нет духовного учителя?

У меня есть духовный отец, как я его называю, заслуженный врач России Василий Авраменко. Меня и Елену Слесаренко он называет «дочками». Говорит, что после громких побед на Олимпиадах и чемпионатах мира нужно научиться самому главному в жизни – не обманывать свою душу и Бога. Если жить в согласии с собой, и во внешней жизни все будет замечательно.

Вы говорили, что после Олимпиады в Пекине собираетесь соревноваться в спринтерском беге. С чем связано подобное решение? Это поиск новой мотивации?

Это шутка, в которой, правда, есть доля истины. Тренер мне всегда говорил: «Ты сначала попрыгай, а потом делай что хочешь». Он мне многое запрещает: скакать на лошадях, кататься на горных лыжах – там совсем другие, чем в легкой атлетике, движения, и они мне не нужны. Но, думаю, если все сложится нормально в Пекине, я возьму перерыв и переключусь на бег. Так что мое решение можно назвать поиском новой мотивации – я сама ставлю себе задачи.

Болельщики привыкли к тому, что вы постоянно меняете имидж. Собира­етесь ли вы удивить их в Пекине новой прической?

Какой же это будет секрет, если я сейчас расскажу? После чемпионата мира в Осаке, когда мне сделали мелкую химическую завивку и покрасили волосы, пришлось фактически заново их отращивать. Стилист сказала, что до Олимпиады в Пекине они не успеют достаточно вырасти, предложила «динамичный» вариант, который будет смотреться в движении, а не в статике. Прически из модных журналов, которые мне нравятся, не подходят – выступать приходится и в дождь, и в жару.

Заканчивать со спортом я не собираюсь, не исключено, что выступлю еще и на лондонской Олимпиаде. Думаю, после завершения карьеры моя профессия тоже будет связана со спортом: тренер, консультант, психолог. В комментаторы на телевидение точно не пойду

Вы уже поставили себе срок окончания карьеры? Задумывались ли о том, чем займетесь потом?

Как говорится, хочешь рассмешить Бога, поделись своими планами. Пока заканчивать со спортом я не собираюсь, не исключено, что выступлю на Олимпиаде в Лондоне.

Вы – одна из главных героинь рекламной кампании Nike «Да, я такая!». Верите, что человека можно сподвигнуть что-то совершить личным примером?

К сильной личности всегда тянутся, особенно подростки. Мой муж, учитель физкультуры, говорит, что в нашем обществе наблюдается забавная картина: в школе дети отлынивают от его уроков, а став взрослыми, покупают карточки в фитнес-клубы. Благодаря спорту люди вырабатывают стрессо­устойчивость, развивают в себе способности бороться с трудностями и преградами. Если же говорить о спорте высших достижений, то прежде чем приходить в него, нужно все тщательно взвесить – здесь вас будет ждать много разочарований. Большой спорт требует жертв, это огромные физические и эмоциональные нагрузки.

Вы занимаетесь благотворительностью. Это дань моде?

Какая-то доля правды в подобном утверждении есть, но небольшая. В 2005 году я загадала, что если выиграю Golden League, обязательно отдам десятую часть призовых на благотворительность. Раньше была церковная десятина. Сейчас мы с Еленой Слесаренко с подачи Василия Авраменко оказываем помощь Волгоградскому коррекционному детскому дому. В России немало богатых людей, и если мы личным примером поспособствуем тому, чтобы они занялись благотворительностью, я буду только рада.

Партнеры журнала: