Человек— волна

Большой спорт №6-8 (26) Лето 2008
Дмитрий Маслов
Представить себе мир русского экстрима без Михаила Ершова почти невозможно. Во всяком случае, два экстремальных вида спорта – виндсерфинг и аквабайк начали развиваться в России в том числе и благодаря его стараниям.

Представить себе мир русского экстрима без Михаила Ершова почти невозможно. Во всяком случае, два экстремальных вида спорта – виндсерфинг и аквабайк начали развиваться в России в том числе и благодаря его стараниям. Именно поэтому «Большой спорт» никогда не упускает возможности еще раз с ним пообщаться. На сей раз у нас было целых два информационных повода для интервью: победа Ершова на «Русской волне–2008» и пятое место на чемпионате мира по аквабайку в дисциплине Freestyle Pro. О том, что представляет собой мировой турнир IJSBA и когда Россия сможет рассчитывать на олимпийскую медаль в виндсерфинге, Ершов рассказывает в интервью «Большому спорту».

Как вы оцениваете свое пятое место в финале чемпионата мира по аквабайку 2007 года?

Поехать на чемпионат мира IJSBA (International Jet Sport Boating Association), который проходил на озере Хавасу под Лос-Анджелесом в октябре, я решил только в августе, то есть буквально накануне старта. Включить меня в число выступающих попросил Эрик Рой, мой тренер, наверное, самый авторитетный человек в мире Jet Ski – стоячих водных мотоциклов. Конечно, у судей возник вопрос о правомерности моего участия, однако после того как я занял шестое место в квалификации, он отпал сам собой и у меня даже появились поклонники. Я состязался в классе Freestyle Pro. Здесь каждый заезд длится около двух минут и заканчивается прыжком между двух катеров в месте, где сходятся оставляемые ими волны. Получается своего рода трамплин. Мой прыжок назад (бэкфлип) признали самым высоким на турнире. В целом результатом я доволен. Соперники были подготовлены очень хорошо, но некоторые не выдержали чисто психологически, ошибались даже лидеры. Тем более что немного подвела и погода: поднялся ветер, а для фристайла идеальна именно гладкая вода.

Сильнейшие спортсмены в аквабайке – это любители или профессионалы? Каков уровень призовых на этапах чемпионата мира?

Люди, принимающие участие в мировых первенствах IJSBA, занимаются только аквабайком. Призовой фонд – чисто символический, ведь туда едут прежде всего за рейтингом, престижем и общением. Это своего рода чемпионат-выставка, где нарабатываются связи с дистрибьюторами и производителями, каждый из которых может оказаться потенциальным спонсором. Спортсмены живут в основном за счет рекламных контрактов, многие сами выпускают и продают аквабайки. Я выступал на мотоцикле от многократного чемпиона мира Эрика Малоуна, сам он не соревновался из-за перелома руки.

А на каких аквабайках катались ваши соперники?

Конечно, тоже не на серийных – на них можно ездить лишь вперед-назад. Если хочешь исполнять трюки, надо заменить всю «начинку» байка, сделать его более резвым и не боящимся подводных погружений. Думать, что лучше учиться на плохом, а потом пересаживаться на хороший, – заблуждение. Я начал заниматься поздно, в 34 года, на качественном тюнингованном мотоцикле для фристайла, поэтому и стал возможен быстрый прогресс. Конечно, сразу сесть на байк, на котором выступают участники чемпионата мира, не получится – он очень мощный и будет вырываться из рук, но первый мотоцикл уже должен позволять делать трюки. Рано или поздно получается у всех, однако нужно кататься в компании тех, кто делает это лучше тебя, или с тренером. Отличная марка для занятий фристайлом – Yamaha. Обычно либо переделывают серийную модель, либо покупают custom-корпус с обводами и помещают в него «начинку». В России есть несколько умельцев, но за границей подобная практика гораздо больше распространена.

В некоторых видах аквабайка мужчины и женщины соревнуются в едином зачете. Как вы к этому относитесь?

Для женщин это хорошо, сильному полу иногда бывает стыдно. Анастасия Потанина регулярно обыгрывала мужчин, и меня в том числе. Не скажу, что мне было обидно, – я у нее учился. В целом в аквабайке мы все равно имеем преимущество: физически более сильный человек может мощнее толкаться, выполнять более сложные трюки. Но в основном, конечно, нужна не сила, а техника. Оптимальный рост спортсмена – около 160 сантиметров, должны быть очень хорошо развиты мышцы ног. У меня появились приличные результаты через три года после начала занятий. При этом не надо забывать, что я входил в сборную России по виндсерфингу, была неплохая общая подготовка.

Сколько стоит хороший аквабайк?

Цена приличного фристайльного вод­ного мотоцикла – от 11–12 тысяч долларов, но вообще такая техника может стоить и 20–30 тысяч.

Где россияне ближе к мировому уровню – в аквабайке или в виндсерфинге?

Конечно, в аквабайке, хотя водный мотоцикл – не олимпийская дисциплина и Росспорту он не очень нужен. Финансирование этого вида в России происходит прежде всего потому, что аквабайком увлекаются дети Владимира Потанина Анастасия и Иван. Но я уверен, что его ждет большое будущее. Чем заняться на воде? Сегодня этим вопросом все чаще задаются самые обыкновенные люди. Для виндсерфинга и кайтсерфинга нужен ветер, вейкбординг – дорогое удовольствие, катер для него стоит минимум 50 тысяч долларов, к тому же он достаточно травматичен: «вылетают» плечи и колени. Аквабайк в этом ряду оказывается наиболее доступным.

Когда в аквабайке женщины соревнуются вместе с мужчинами, последним иногда бывает стыдно. Анастасия Потанина регулярно всех обыгрывала, в том числе и меня. Но мне не было обидно – я у нее учился

Почему на «Русской волне» вы вновь решили принять участие в соревнованиях по виндсерфингу в дисциплине слалом?

За 23 года занятий виндсерфингом я не пропустил ни одного крупного внутрироссийского турнира и после шести лет увлечения аквабайком решил попробовать вернуться. Сначала хотел участвовать в российском первенстве в Анапе, однако вместо него полетел на чемпионат мира по аквабайку. Но желание вновь попробовать свои силы в виндсерфинге осталось. В этом году на «Русской волне» в слаломе соревновались двенадцать человек, в том числе лучший на сегодня в России Сергей Макаренко. Я выступал еще за сборную СССР, так что мастерство осталось, вопрос был лишь в физической подготовке, в отсутствии наката. В первый день, когда дул сильный ветер, действительно возникли проблемы. Я не взял с собой маленькую доску, приходилось делать поворот по большой дуге, за счет чего Макаренко меня постоянно обгонял. Но на следующий день ветер стих и я выиграл, что называется, «в одну калитку». В середине августа мы собираемся провести «Русскую волну» на Казантипе. Будут представлены виндсерфинг, кайтсерфинг, аквабайк (Jet Ski) и, возможно, вейкбординг. Не знаю, стану ли я сам состязаться в слаломе, но там для этой дисциплины отличные условия.

Вы входите в элиту российских виндсерфингистов более двадцати лет. Вам действительно нет достойной смены?

Я ушел из олимпийской дисциплины в 1990 году – страна развалилась и стало неинтересно. Профессиональный виндсерфинг очень многогранен, в нем есть рейсинг, слалом, фристайл, вейв. Вейвом в России вообще сложно заниматься – нужны большие волны, а они бывают раз в году. Во фристайле я в последний раз выступил на «Русской волне» в 2004 году и выиграл. Это более молодежный вид, требующий специальной подготовки и малого веса, а во мне 84–85 килограммов. Мне всегда нравились рейсинг и слалом, в этих дисциплинах считаю себя профессионалом. И побеждаю, наверное, потому, что я последний, кто прошел хорошую советскую школу тренировок. Парусные гонки – это не только физическая, но и тактическая подготовка, в этом плане мне в России действительно нет равных, но рано или поздно таковые появятся. На чемпионате мира в слаломе в первую десятку входят, как правило, спортсмены весом под сто килограммов и в возрасте 35–40 лет, так что это «возрастная» дисциплина. К 35 годам человек набирает нужный мышечный вес и приобретает необходимый опыт.

Когда русские виндсерфингисты смогут бороться за олимпийские медали?

Увы, на трех последних Олимпиадах россияне выступили совершенно бездарно. Впрочем, страну представляли люди, которым, судя по всему, жажда победы вообще не свойственна, поэтому результата в принципе быть не могло. Путевку в Пекин завоевал Алексей Токарев, но ему будет сложно претендовать на награду. Олимпийская медаль в виндсерфинге – это уже задача следующего поколения. Если мы начнем думать об этом сейчас, лет через восемь сможем рассчитывать на результат, тем более что еще работают высококлассные специалисты советской школы. Олимпиада – конечный этап эволюции спортсмена, а начальный – национальный или международный детский класс. По мере взросления, в зависимости от физических параметров и техники, спортсмены переходят либо во фристайл, либо в профессиональные слаломные гонки, либо в олимпийский класс. Так что высшей награды в этом виде спорта России еще ждать и ждать.

Партнеры журнала: