Танцы в облаках

Большой спорт №6-8 (16)
Кирилл Тищенко
В конце августа в рамках Международного авиационно-космического салона «МАКС 2007» в России впервые состоится этап чемпионата мира по самолетному спорту.

В конце августа в рамках Международного авиационно-космического салона «МАКС 2007» в России впервые состоится этап чемпионата мира по самолетному спорту (FAI World Grand Prix). О том, сколько стоит мероприятие такого масштаба и каков уровень развития российского авиаспорта, в интервью журналу BOLSHOI sport рассказывает генеральный директор агентства Project: sport, эксклюзивного промоутера Гран-при в России, Иван Сиснев.

Почему вы решили заняться этим проектом? С чего началось сотрудничество агентства Project: sport с Международной федерацией авиационного спорта (FAI)?

Для принятия этого решения было две причины. Во-первых, сегодня в России авиационный спорт находится на очень высоком уровне развития как в плане профессионального уровня спортсменов, так и в плане интереса к нему со стороны общественности. Во-вторых, сочетание спорта высших достижений и захватывающего шоу, которое составляет суть Гран-при, по-настоящему уникально и достойно быть представленным российским зрителям.

Что же касается нашего сотрудничества с FAI, то оно началось с формального письменного предложения. Мы рассказали об агентстве Project: sport, о нашем опыте работы в рекламе и маркетинге и даже о спортивных увлечениях наших сотрудников – а мы действительно очень любим спорт (я, например, активно занимаюсь автоспортом, боксом и бадминтоном). Также в установлении отношений с FAI нам помог тот факт, что одним из организаторов чемпионата и техническим директором российского этапа является Виктор Чмаль, заслуженный тренер России, неоднократный призер и победитель российских и международных соревнований по авиационному спорту, человек известный в FAI и в мире авиаспорта в целом. Он и выступил нашим партнером по проекту.

Гран-при по самолетному спорту проводится в России впервые. Каков его статус?

Это официальные соревнования FAI, проводящиеся с 1996 года. Пилоты, которые допускаются к участию в Гран-при, – титулованные спортсмены. Их отбор осуществляется по результатам выступлений в чемпионатах мира.

В некоторых странах Гран-при пользуется огромной популярностью, вполне сравнимой с гонками «Формулы-1». Так, например, в Японии соревнования по самолетному спорту смотрят сотни тысяч людей. У нас с аудиторией тоже проблем не будет, ведь Гран-при проводится в рамках Московского авиакосмического салона, поэтому все пришедшие на него автоматически станут и нашими зрителями. По предварительным оценкам, «МАКС 2007» посетят около 900 тысяч человек.

С какими событиями в спортивном мире можно сравнить эти состязания с точки зрения их зрелищности, аудитории, доходов и расходов?

Высший пилотаж под музыку – по-настоящему уникальный вид спорта, и его очень сложно сравнить с другими. Но если все же попытаться провести параллели, то, наверное, он чем-то похож на фигурное катание – ведь и там и здесь спортсмены выполняют очень сложные технические элементы, но делают это артистично, в такт с музыкой.

Однако не стоит забывать, что авиаспорт – прежде всего технический вид спорта. И в этом отношении Гран-при, конечно, стоит в одном ряду с гоночной серией «Формула-1». Правда, воздушные соревнования обходятся в несколько раз дешевле, чем легендарные кольцевые гонки. В среднем стоимость самолетов, на которых выступают пилоты, не превышает 300–600 тысяч долларов, в то время как болид «Формулы-1» стоит от миллиона и выше. Но по насыщенности высокими технологиями и степени мастерства спортсменов Гран-при по самолетному спорту и гонки «Формулы-1» – очень похожие соревнования.

Как вы оцениваете уровень развития российского авиаспорта?

С одной стороны, российские пилоты – сильнейшие в мире, и свой высокий статус они подтверждают ежегодно. Но с другой – нормальный ход развития самолетного спорта в России затруднен несколькими факторами, первостепенным из которых является изношенность летной техники. В России сотни спортивных авиаклубов, десятки аэродромов, но летная техника не обновляется.

Почему так происходит?

Это обусловлено тем, что в какой-то определенный момент спортивную летную технику, в том числе самолеты «Су», на которых будут выступать пилоты на Гран-при, просто перестали производить. Все самолеты, которые присутствуют сегодня на рынке, перепродаются и покупаются – это б/у модели, новых нет. Компании-производители давно переориентировались на военные заказы или на заказы гражданской авиации. Планы по выпуску спортивных самолетов сегодня в России есть, но пока они не реализуются.

В какой мере российский этап чемпионата будет отличаться от зарубежных аналогов?

Каждый Гран-при уникален по своей сути, поскольку везде спортсмены выступают с различными комплексами фигур. Отличительная черта грядущего этапа заключается в том, что Гран-при будет проходить на базе «МАКС», одного из крупнейших событий в мировой авиационной индустрии. Правда, у этого есть и свои минусы – в частности, мы ограничены летной программой авиасалона и не можем составить график полетов по собственному усмотрению. В этом году на соревнованиях будут представлены только индивидуальные зачеты, но в дальнейшем планируется привлекать и пилотажные группы, а также другую летную технику – вертолеты, ретротехнику. Все это придаст российскому этапу особый размах.

Сколько денег вы планируете потратить на российский этап Гран-при?

Авиаспорт – дорогое удовольствие. Ориентировочный бюджет российского этапа составит порядка 350 тысяч долларов. Тем не менее есть возможность сделать из этого мероприятия прибыльный коммерческий проект, который будет интересен спонсорам. Кроме того, мы собираемся задействовать все каналы спортивного маркетинга и надеемся получить определенный доход от реализации билетов и продажи сувенирной продукции – одежды, аксессуаров с символикой чемпионата.

Как распределяются расходы и доходы? Что получаете вы, а что – FAI?

Основная часть средств затрачивается на покупку у FAI прав на проведение Гран-при и обеспечение технической стороны соревнований: аренду самолетов, их страховку, всю необходимую инфраструктуру. Кстати, топливо и масло – это относительно небольшая статья расходов. Еще дешевле стоит дизельное топливо, используемое для создания эффекта дымового шлейфа.

А вот намерение разнообразить телевизионную «картинку» так, чтобы она была доступна не только телезрителям, но и публике на местах, стоит недешево. Кабина пилота каждого самолета будет оборудована двумя камерами. Во время полета они передадут сигнал на землю, на экраны, расположенные по периметру площадки авиасалона, и зрители смогут видеть лицо пилота во время выполнения сложнейших технических элементов. Если же говорить о наших доходах, то их источниками станут спонсорские инвестиции, билетная программа, реализация сувенирной продукции и т.д.

Какие-либо крупные бизнес-структуры уже проявили интерес к этапу Гран-при?

Интерес есть, но пока рано называть конкретные имена. Мы ведем лишь предварительные переговоры.

Вы уверены, что нынешний этап чемпионата – не последний, и строите весьма амбициозные планы на будущее. От чего именно зависит дальнейшая судьба Гран-при в России?

Конечно, здесь много различных факторов. Во-первых, организовывать в России мероприятия подобного масштаба вообще непросто, ведь воздушное пространство закрыто и все полеты нужно согласовать с соответствующими инстанциями. Во-вторых, встает проблема финансирования. Как и в случае с любым другим коммерческим проектом, будущее российского этапа Гран-при зависит от интереса зрителей, телевидения и спонсоров. То есть, как это часто бывает, все решают деньги и связи. Но мы надеемся, что и того и другого у нас будет достаточно. Если Гран-при по самолетному спорту пришел в Россию, то мы приложим максимум усилий, чтобы он остался в ней навсегда и стал одним из крупнейших событий мирового авиаспорта.

Партнеры журнала: