Двигай телом

Большой спорт №6-8 (16)
Евгений Арабкин
Кто-то уменьшает размер талии, кто-то увеличивает объем бицепсов. Значительная часть и тех и других предпочитает делать это в компании себе подобных...

Кто-то уменьшает размер талии, кто-то увеличивает объем бицепсов. Значительная часть и тех и других предпочитает делать это в компании себе подобных, выверяя нагрузки, пользуясь специальными тренажерами или выполняя упражнения под присмотром профессионального инструктора. Приседания, отжимания, прыжки и растягивания в комнате перед телевизором могут, конечно, дать сходный эффект, но не принесут ощущения принадлежности к «своему» кругу, которое гарантирует человеку фитнес-клуб.

В начале 1950-х годов правительство США ознакомилось с нерадостной статистикой: около 60 процентов американских школьников попали в группу «физически неразвитых» (в Европе таких детей было всего 9 процентов). Поэтому стимулировать молодежь к занятиям спортом начали на государственном уровне. Однако для истории фитнеса большее значение имело следующее десятилетие, когда Белый дом занял Джон Кеннеди, призвавший все население Америки, независимо от возраста, подумать о своем здоровье. Чуть позже этот призыв активно поддержал медик Кеннет Купер – именно он создал аэробику, которая стала увлечением сотен тысяч людей.

Современный фитнес (а фитнесом называют целенаправленные усилия по поддержанию хорошей физической формы) обязан своим появлением на свет излишкам жира и мускулов, которые американцы накопили и нарастили в 1960-е годы. Доминирование бодибилдинга, с одной стороны, и постепенное ожирение нации, с другой, вызвали естественную реакцию отторжения. Правительство, медицинские институты и спортивные функционеры обеспокоились проблемой роста числа располневших и «перекачанных» граждан. Появились энтузиасты нового направления, пропагандировавшие гармоничное развитие тела.

Кислородное начало

Здоровье и красота – вот что фитнес обещает своим неофитам. Красота – это следствие здоровья (во всяком случае, именно об этом прямо или косвенно говорит реклама фитнес-центров), но в то же время она больше, чем просто здоровье. Мало «построить» свое тело, его надо еще снабдить «архитектурными изысками». Поэтому с той же тщательностью, с какой женщина работала в тренажерном зале над бедрами и животом, в маникюрном кабинете будут ухаживать за ее руками. А для обеспечения полного симбиоза здоровья и красоты маникюр теперь можно сделать, не покидая стен фитнес-клуба.

Такое положение дел характерно именно для сегодняшнего дня. Во времена Кеннета Купера понятия красоты и здоровья существовали отдельно – и в сознании людей, и в бизнес-проектах. Однако культ тела смог быстро приобрести новых сторонников и стать частью поп-культуры.

На первый взгляд методика Купера выглядела совсем необременительной, что и позволило ей стать мейнстримом. Упражнения носили прежде всего оздоровительный характер: организм укреплялся, получал больше кислорода (отсюда и название – «аэробика») и избавлялся от токсинов. Регулярные занятия позволяли даже предотвратить развитие некоторых болезней.

Американский медик рекомендовал выбирать такой тип нагрузки, которая бы в течение 20–30 минут обеспечивала оптимальную для вас частоту пульса (ее значение рассчитывается по специальной формуле и меняется в зависимости от возраста). Что не менее важно, аэробные упражнения должны быть вам достаточно интересны сами по себе. То есть, грубо говоря, начинать заниматься бегом надо в том случае, если вы согласны бегать всю жизнь. Но Купер тут же предупреждал: пять раз в неделю пробегая больше пяти километров, человек наносит вред своему здоровью. Его последователи пересмотрели границы дозволенного, но сначала такой щадящий режим тренировок устраивал очень многих.

Купер выделил наиболее эффективные виды физической нагрузки: самым действенным он признавал бег на лыжах, вторым по значимости для него было плавание, затем шли обычный бег, велосипед и ходьба. Бег и езду на велосипеде можно имитировать на тренажерах, но отец аэробики указывал на то, что коэффициент полезного действия в этом случае будет гораздо ниже. Кроме того, в его задачи вовсе не входило собрать как можно больше любителей фитнеса под одной крышей.

Не ставила себе такой цели и Джейн Фонда, актриса и политический активист с чьим именем теперь ассоциируется детище Купера. В 1979 году она открыла студию в Беверли-Хиллз, выпустила книгу, а три года спустя первой в США начала продавать видеокассеты с записями занятий. До нее подобного бизнеса просто не существовало, кассеты брались только напрокат. Упражнения, которые предлагала кинозвезда, относились к танцевальной аэробике, или ритмической гимнастике, как ее называли в СССР. Их было совсем нетрудно выполнять дома перед телевизором, но ничто не мешало перенести эти упражнения в группу. Шеренги девушек в гетрах, совершающих наклоны под музыку диско, как раз из той эпохи.

Стройная и нестареющая Джейн Фонда долго служила живой рекламой собственной программы тренировок. Но признавшись, что ее внешность была подправлена пластическими хирургами, она на некоторое время подорвала доверие к себе. Впрочем, первые видеокурсы «Разминка с Джейн Фондой» до сих пор остаются бестселлером, а сама актриса уверяет, что уже не хочет беречь лицо от морщин.

Шведская экспансия

В Советском Союзе заменителями фитнеса были спортивные и танцевальные секции, на недостаток которых никто не жаловался. Они развивали вполне конкретные навыки и позволяли оттачивать мастерство, но совершенствование форм чаще всего играло в этих секциях второстепенную роль. В конце 1988 года ленинградский инженер Илья Прохорцев подал заявку на патент новой тренировочной системы, называвшейся «шейпинг». Ее автора (сегодня – президента Международной ассоциации шейпинга) интересовала комплексная работа над внешностью. Помимо собственно физических упражнений, женщинам (а новая система изначально была адресована именно им) предлагалась особая диета и даже некоторые правила макияжа вместе с базовыми представлениями о моде и стиле. На сайтах, посвященных шейпингу, с некоторой иронией публикуют фотографии играющих мускулатурой чемпионок по бодибилдингу. На их фоне победительницы конкурсов по шейпингу выглядят гораздо более женственными и сексуальными. Корректировку проблемных зон они ведут за счет циклических, много раз повторяемых упражнений и особого подхода к питанию, благодаря которому жировые запасы сгорают не во время тренировки, а после нее, в восстановительный период.

Коммерческой эта методика стала не сразу и с классическим фитнесом имела столько же сходств, сколько и различий. Залы для шейпинга оборудовались в первую очередь не тренажерами, а подиумами, хореографическими станками и цветомузыкальными установками, поэтому тем советским гражданам, которые смогли побывать в фитнес-клубах за границей, в этих залах не хватало комфорта и разнообразия.

Первой пустующую нишу заметила Ирина Краг-Тимгрен (ныне Ирина Разумова). Выйдя в 1974 году замуж за клерка шведского банка Svenska Handelsbanken, она успела открыть, раскрутить и продать русский ресторан в Стокгольме, а попутно пристрастилась к посещению сети клубов World Class. Снова попасть в Москву ей удалось во времена перестройки, когда уже привычными стали совместные предприятия. Оценив обстановку, Ирина Краг-Тимгрен договорилась с владельцем World Class и торгпредом СССР в Швеции и открыла первый в Советском Союзе настоящий фитнес-клуб. Это произошло в 1989 году в Ленинграде. Доля шведской стороны в новом СП составила 51 процент, а сама Краг-Тимгрен стала вице-президентом World Class.

И хотя годовой абонемент в клуб на Каменном острове стоил 300 рублей, спрос все равно превышал предложение. Через некоторое время два новых клуба появились в ленинградских гостиницах и еще один – в Уфе. В 1993 году право использовать марку World Class на территории СНГ получила Ольга Слуцкер (бывший член сборной Ленинграда по фехтованию и жена московского банкира Владимира Слуцкера). Ирина Краг-Тимгрен заняла в новой компании должность генерального директора. Этот союз, распавшийся в 1997 году, предопределил очень многое в последующем развитии российского фитнеса. Во-первых, инструкторы и управляющие, начинавшие работать в ленинградских и московских World Class, теперь стали одними из самых заметных людей в индустрии. Во-вторых, Ирина Краг-Тимгрен создала сеть «Планета Фитнес», которая составила конкуренцию компании Слуцкер, что было только на руку клиентам. Несмотря на то что World Class ориентируется на сегмент «премиум», а «Планета Фитнес» считается более демократичной, годовой абонемент в обеих системах стоит менее 2000 долларов. Собственные клубы World Class сконцентрированы в Москве, а в регионы и страны СНГ эта сеть выходит через франчайзинг. «Планета Фитнес» также предоставляет услуги франчайзинга и консалтинга, но в четырех городах – Москве, Санкт-Петербурге, Самаре и Киеве – под данной маркой работают только клубы, находящиеся в собственности компании.

Фитнес «а ля рюс»

Основные различия между российской индустрией фитнеса и западной заключаются в степени насыщенности рынка, уровне государственной поддержки и психологии самих посетителей. «Наш клиент более требователен, чем европейский, но это значит, что он хочет получить больше за меньшие деньги», – считает директор по продажам петербургской сети фитнес-клубов SportLife Борис Кузовкин. С ним соглашается Владимир Снежик, хореограф, международный презентер и фитнес-менеджер компании «Intersport Россия». «Главное отличие в том, что на Западе заниматься полезно, а не круто или престижно, как у нас. Наша публика ждет, что ее будут занимать, а западная приходит и занимается», – говорит он.

Для обоюдной выгоды клубы должны учитывать ожидания клиентов, а клиенты – понять, что же такое на самом деле фитнес. «Женщина идет в клуб, чтобы похудеть, но на самом деле ей нравится в течение часа смотреть на себя в зеркало, – уверен Снежик. – Ведь в фитнесе нет драматургии, в нем нельзя достичь чего-то за конкретное время. Фитнес – это не спорт, не искусство, а сфера услуг. Он предлагает такие растяжимые понятия, как здоровый образ жизни и красота, обеспечивает доступ к тренажерам, фитобарам и тому подобному. Все это существовало и раньше. Фитнес просто позволяет провести время с удовольствием, развить ловкость или хотя бы научиться правильно выполнять упражнения на пресс».

Интенсивность удовольствия определяется уровнем сервиса. По словам Бориса Кузовкина, качество оборудования, услуг и отделки в российских клубах такое же, как и в европейских, при этом сами клубы занимают гораздо большую площадь. «У нас идет борьба 3000, 5000, 7000 квадратных метров, а средний европейский клуб вписывается в 1500 квадратных метров и при этом не считается маленьким. Но цены мы устанавливаем примерно одинаковые», – говорит он.

Что же касается государственной поддержки, то в Западной Европе она выражается в том, что фитнес-клубы включаются в архитектурно-планировочное решение новых районов. Частным компаниям остается только занять предложенное место. Поэтому в любом самом маленьком поселке где-нибудь в Голландии обязательно есть свой клуб с бассейном.

В России «локомотивами» индустрии являются две столицы. «В ближайшее десятилетие рынки Москвы и Петербурга будут расти. После этого можно ждать перенасыщения и спада, – утверждает руководитель консалтинговой компании Fitness Faculty Лариса Голубева. – Но вот остальная Россия этого не почувствует, в регионах фитнес развивается слишком медленно. Что-то интересное происходит только в Екатеринбурге, Самаре, Новосибирске и на севере Сибири, который по темпам развития данного бизнеса уже обгоняет европейскую часть России. Пока же с Европой может сравниться только Москва, хотя это сравнение будет весьма условным».

По данным Международной ассоциации оздоровительных и спортивных клубов (IHRSA), европейский рынок фитнес-услуг превосходит американский. В 2006 году на 25 стран Евросоюза приходилось 33 800 клубов, которые посещали 36,86 миллиона человек. В Соединенных Штатах клубов меньше – 29 069, но занимается в них 41,3 миллиона человек. Тем не менее, объем рынка ЕС равен 24,33 миллиарда долларов, а США – только 17,6 миллиарда долларов. Если к Евросоюзу прибавить еще Россию, Швейцарию, Норвегию и Турцию, то число занимающихся вырастет примерно на два миллиона человек, а объем рынка будет исчисляться 27 миллиардами долларов.

Но Россию все-таки проще сравнивать не с европейскими, а с развивающимися странами. Сейчас она находится где-то между Мексикой (540 миллионов долларов) и Бразилией (763 миллиона долларов). Хотя и там и там фитнесом занимается куда больше людей, объем российского рынка уже сейчас приближается к 700 миллионам долларов. Две трети его приходится на Москву. Петербург заметно отстает от столицы: объем местного рынка, по подсчетам Fitness Faculty, составляет примерно 100–120 миллионов долларов. В ближайшие несколько лет он должен увеличиваться на 25–30 процентов в год – этот темп примерно в два раза ниже московского.

На зарядку становись

Сэр Лиам Дональдсон, возглавляющий систему здравоохранения Великобритании, утверждает, что для поддержания своего здоровья взрослые люди должны выполнять физические упражнения хотя бы пять раз в неделю по 30 минут в день. Кабинет министров отнесся к его словам с полной серьезностью и решил, что к 2020 году каждый взрослый британец будет заниматься спортом как минимум столько, сколько ему советует сэр Дональдсон. Для этого по всей стране должно начаться строительство новых спортивно-оздоровительных центров. К указанному сроку их будет достаточно для того, чтобы любой человек, где бы он ни жил, мог дойти или доехать до ближайшего клуба, бассейна или спортплощадки за 20 минут.

Скептики считают эти цели недостижимыми – вернее, указывают правительству на то, что оно берется за решение проблемы не с той стороны. Людей, которые жалуются на удаленность мест, подходящих для тренировок, в Великобритании действительно много. Но именно они больше других следят за своей формой, невзирая на неудобства. Поэтому рост числа клубов совершенно необязательно вызовет адекватный рост числа их посетителей. Пока же необходимых 150 минут занятий в неделю не может «набрать» примерно 50 процентов жителей Соединенного Королевства.

В отличие от чиновников, представители индустрии фитнеса не пытаются записать в потенциальные клиенты все дееспособное население своих стран. В США клубы посещает примерно 15 процентов жителей, в Великобритании – 6 процентов и почти столько же в Германии, во Франции – только 3 процента. В России фитнесом занимается немногим более 300 тысяч человек, то есть 0,2 процента граждан, причем половину всех приходящих в тренажерные залы, бассейны и на групповые занятия составляют молодые люди и девушки 20–29 лет.

Такие скромные цифры согласуются с исследованием ВЦИОМ, показавшим, что россияне не склонны отягощать себя физическими нагрузками ради здоровья. Регулярно делают это только 9 процентов жителей России. Каждый второй из них выполняет необходимые упражнения не выходя из дома, каждый четвертый – самостоятельно занимается в тренажерном зале или на ближайшем стадионе. В спортивные секции идет каждый десятый, до фитнес-клуба добирается лишь 7 процентов спортивноориентированных людей.

Такую существенную разницу между Россией и Западом можно объяснять уровнем благосостояния, явным дефицитом недорогих фитнес-клубов или даже просто отсутствием каких-либо клубов в сравнительно крупных городах. Однако дело еще и в образе жизни, национальных спортивных привычках и национальных же проблемах со здоровьем. США и Великобритания борются с ожирением и сердечно-сосудистыми заболеваниями. На этом фоне скромное число любителей фитнеса во Франции говорит не только о том, что американская мода прижилась в этой стране не так хорошо, но и о том, что французы больше плавают, бегают на лыжах, ездят на велосипеде и, что очень важно, определенным образом питаются. Принято считать, что обилие жирных блюд в местной кухне компенсируется красным вином, более того, вино признается самым важным компонентом в национальной формуле здоровья. Интересно, что феномен, получивший название «французского парадокса», активнее всего исследуется не во Франции, а в США, Великобритании и Дании.

«Третье место»

«Первым» и «вторым» местами, где проводит свое время человек, во всем мире считаются дом и работа. «Третье место» в американской терминологии – это фитнес-клуб. Однако возможность шлифовать тело в комфортных условиях до сих пор воспринимается как социальная привилегия, и даже сами владельцы клубов соглашаются с тем, что многие их клиенты претендуют на некий статус, связанный с занятиями фитнесом. Другими словами, позволить себе посещать пресловутое «третье место» могут только десятки миллионов людей во всем мире, но для развития индустрии нужно, чтобы миллионы исчислялись сотнями. Бесконечно расти за счет богатых рынок не может, ведь даже клубы эконом-класса многим кажутся дорогими, поэтому в Соединенных Штатах ждут появления по-настоящему дешевых фитнес-центров. То же самое может случиться и в Европе, и в России.

Окончательно разделившись по имущественному признаку, западные клубы начинают делиться по возрастному. Конечно, в том или ином виде такая градация существовала всегда, но уже подоспело новое маркетинговое обоснование, вынуждающее подойти к вопросу еще более рационально. Очередная американская проблема – старение поколения бэйби-бумеров (родившихся в период с 1946 по 1964 год). Большая часть сознательной жизни этих людей пришлась на десятилетия интенсивного экономического роста, они преуспевали и теперь хотят выглядеть моложе и чувствовать себя лучше. Но потребности 78 миллионов бэйби-бумеров плохо соотносятся с потребностями остальных посетителей. По одной из версий эти группы будут со временем «разведены» по отдельным более-менее специализированным клубам, хотя, разумеется, никто не запретит им посещать одни и те же заведения.

Для России пока актуальна только проблема дороговизны фитнеса, поэтому владельцы сетей премиум-класса уже начали штурм среднего ценового сегмента. Так, World Class вывела на рынок демократичные клубы «ФизКульт», а компания «Страта Партнерс», которой принадлежит система Orange Fitness, создала новую сеть CityFitness. «У индустрии есть только один путь развития: у каждого слоя населения должен быть свой клуб. И фитнес «на любой возраст и кошелек» возможен, потому что идеи, методики и технологии подвергаются уценке, – полагает генеральный директор клуба Gold’s Gym Moscow Наталья Серафимова. – Все новое, эксклюзивное – дорого. Но клонирование ведет к удешевлению. Выход на массовый рынок ¬– это доступ к совсем другим денежным потокам, поэтому в абсолютных цифрах самый значительный прирост оборота покажут клубы среднего ценового сегмента, с годовыми абонементами стоимостью от 1000 до 3000 долларов».

Долгое время российская индустрия фитнеса развивалась в основном за счет московских сетей сегмента «премиум». Теперь эксперты прогнозируют равномерный прирост во всех ценовых категориях. Число тех, кто потенциально готов начать заниматься, многократно превышает число тех, кто уже занимается. В ближайшие пять лет посетителями фитнес-клубов могут стать уже около двух миллионов человек – это будет связано как с ростом доходов, так и с правилами современной социализации, согласно которым мера личного жизненного успеха ставится в зависимость от красоты и здоровья.

Партнеры журнала: