Доской по волне

Большой спорт №6-8 (16)
Артем Пономаренко
В отличие от всевозможных разновидностей серфинга, для занятий вейкбордингом не нужно ни ветра, ни океанской волны – лишь катер, водоем, доска и жажда экстрима.

Калифорнийские пляжи, западное побережье Австралии, венгерское озере Балатон, новосибирское водохранилище или подмосковное Пирогово – все эти водоемы одинаковым образом подходят для занятий вейкбордингом. Именно в этом и заключается отличительная особенность этого водно-досочного спорта. В отличие от всевозможных разновидностей серфинга, для занятий вейкбордингом не нужно ни ветра, ни океанской волны – лишь катер, водоем, доска и жажда экстрима.

«Вейкбординг» – очередной англицизм, который невозможно адекватно перевести на русский язык. В этом виде спорта соединяются элементы океанического серфинга, водных лыж и сноуборда. Вейкбордер едет на буксировочном тросе за катером на специальной доске и выполняет в воздухе акробатические трюки, подпрыгивая на поднятой катером волне, как на трамплине. Такую волну по-английски именуют wake – отсюда и название этого вида спорта.

Кто первым придумал таким образом кататься на доске – неизвестно. Еще в 1970-х годах калифорнийские серферы рассекали на буксире почти на всем, что им попадалось под руку. Эта идея оказалась настолько удачной, что сегодня в мире, по данным Американской ассоциации водных лыж, вейкбордингом занимаются более 4 миллионов человек, а в США на одну пару лыж продается 20 водных «досок». Безусловно, популярность этого вида спорта во многом связана с его доступностью: ведь прыгать на доске по искусственным волнам можно практически в любом водоеме.

Увидеть серф и умереть

Душой вейкбординга является доска. Кататься по воде, стоя на деревяшке, первыми придумали полинезийцы. Когда в 1778 году английский мореплаватель Джеймс Кук открыл Гавайские острова, их жители уже более тысячелетия скакали на досках по прибрежным волнам. В сложной системе полинезийских табу, регулировавшей все сферы жизни гавайца, серфингу отводилось весьма важное место. Например, вождям было положено заниматься этим на особом, отделенном от других членов племени, пляже. Если простолюдин осмеливался оседлать одну волну с представителем высшей касты, его ждала смерть. Более того, в полинезийской культуре существовали всевозможные магические ритуалы, тесно связанные с «досочной забавой». Даже календарь полинезийцев был жестко привязан к сезонам, благоприятным для занятий серфингом.

Кстати, по одной из версий смерть Кука, погибшего на Гавайских островах в феврале 1779 года, также имела «серфовый» подтекст. Когда мореплаватель в первый раз высадился на Гавайях, островитяне отмечали свой главный праздник, посвященный богу плодородия и изобилия Лоно, большему любителю покататься на «доске» по волнам. Необычный корабль и внешний вид пришельцев заставили туземцев подумать, что к ним прибыл сам Лоно, и поначалу они почитали Кука и его товарищей как высших существ. Пополнив запасы воды и продовольствия, экспедиция отчалила от острова, но из-за шторма, повредившего фок-мачту одного из кораблей, вернулась назад. К этому моменту праздник в честь Лоно закончился, и гавайцы заподозрили неладное, увидев, что их бог явился к ним снова. Постепенно напряжение между местными жителями и моряками стало нарастать, пока, наконец, полинезийцы не украли у пришельцев одну из шлюпок. Переговоры с туземцами переросли в стычку, во время которой капитан Джеймс Кук получил смертельный удар по голове. Лишь немногим членам его команды удалось ретироваться с острова живыми.

После западной колонизации Гавайских островов древняя полинезийская культура практически полностью исчезла, а вместе с ней были забыты и обычаи массовых катаний по волнам на «досках». Возрождать серфинг в начале XX века – с подачи гостившего в 1907 году на Гавайях Джека Лондона – пришлось уже англосаксам.

Летние лыжи

В 1922 году житель Миннесоты Ральф Самуэльсон решил, что на лыжах вполне можно скользить не только по снегу, но и по воде. Сначала он просто привязал к ногам две узеньки доски от бочки и попытался проехаться на них на тросе за моторной лодкой. Однако таким образом стартовать ему не удалось, и Самуэльсон встал на обычные зимние лыжи – но они тоже не смогли удержать его на воде. Тогда изобретатель изготовил по своему собственному чертежу водные лыжи в виде двух широких досок с прикрепленными к ним сверху кожаными петлями для ног. Привязав к моторке 30-метровый тросс, Самуэльсон отправился на озеро Пепин, где его брат, сидящий за рулем, разогнал экспериментатора на буксире до скорости 32 км/ч. Через несколько лет, 8 июля 1925 года, первый в мире воднолыжник на скорости заехал на плавающую наклонную платформу и прыгнул с ее приподнятого конца на 20 метров. В том же году Самуэльсон закрепил 60-метровый трос на самолете-амфибии времен Первой мировой войны с 200-сильным двигателем и разогнался на водных лыжах до 130 км/ч.

Новый динамичный вид спорта отвечал беспечному духу предвоенного затишья и быстро развивался. Уже в 1949 году в Париже был проведен первый чемпионат мира по водным лыжам. В СССР популяризации водных лыж в середине 1960-х очень поспособствовал Юрий Гагарин, увлекшийся ими после того как королева Елизавета подарила первому космонавту скоростной катер.

Из всего многообразия воднолыжных дисциплин в официальный вид спорта эволюционировало троеборье, которое сегодня включает слалом, фигурное катание и прыжки с трамплина. Для прыжков с трамплина используются наклонные деревянные плавающие платформы. Воднолыжники прыгают на дальность, при этом скорость буксирующего катера должна быть во всех попытках одинаковая – 57 км/ч для мужчин и 45 км/ч для женщин. В слаломе спортсмены, постепенно увеличивая скорость, должны проехать зигзагом между шести буев. Выигрывает тот, кто чисто проходит «змейку» на максимальной скорости. В фигурном катании за два 20-секундных отрезка времени воднолыжник должен совершить несколько акробатических трюков, разнообразных поворотов на 360 градусов и боковых скольжений. Судьи оценивают техничность исполнения и сложность трюковых связок.

Бордер лыжнику – не товарищ

В конце 1970-х, насмотревшись на скоростные пируэты воднолыжников, серфер из Сан-Диего Тони Финн придумал «доску», которую сегодня называют прародителем вейкборда. Своему изобретению Финн дал имя skurfer (от английского water ski и surfing). Первые скарферы были, по сути, слегка видоизмененными «досками» для серфинга с приклеенными ко дну полосками, улучшавшими управляемость. Уже в таком виде Финн со своим партнером Джоном Гамильтоном смог запустить скарфер в массовое производство. В 1985 году друзья Финна, виндсерфингисты Майк и Марк Паско, предложили просверлить в скарфере дырки и привязать к нему крепления для ног. На такой доске стало гораздо легче выполнять всевозможные трюки в воздухе.

Однако до настоящего признания вейкбордингу было еще далеко. Первые доски практически не отличались от серфовых и обладали высокой плавучестью. Спортсмену было очень тяжело придать им в воде нужный угол атаки, подтопив своим весом один из концов доски, чтобы подъемная сила смогла вытолкнуть его в воздух. Кроме того, фанатам нового вида спорта не сразу пришла в голову идея усилить волну с помощью катера. Зарождающемуся вейкбордингу не хватало зрелищности, он не привлекал толпы зрителей – а значит, и спонсоров.

Прорыв произошел после того, как в фирме H.O. Sports создали «доску» с нулевой плавучестью. Однажды сотрудники этой компании – братья Пол и Мюррей Фрейзеры – помогли профессиональному сноубордисту встать на скарфер. Тогда-то их и посетила идея сделать водную доску, похожую на сноуборд. Чтобы убедить в своей правоте главу компании Херба О’Брайена, братьям потребовалось два года, но дело того стоило: после появления на рынке тонкого скарфера Hyperlite Pro вейкбординг пережил настоящий бум популярности. Райдер Джимми Редмон усовершенствовал конструкцию «доски», резче загнув вверх носок и задник. Благодаря этому ноу-хау спортсменам стало еще легче выскакивать из воды. А в 1990 году тот же Редмон разработал официальные правила проведения соревнований и основал Всемирную ассоциацию вейкбординга (WMA).

Сначала состязания проводились как дополнение к официальным чемпионатам по водным лыжам. Но после того как в 1992 году компания World Sports & Marketing организовала в США показ соревнований среди прорайдеров на каналах ESPN и ESPN2, новый вид спорта обрел настоящую самостоятельность.

В Россию первые вейкборды попали в конце 1990-х. В 2005 году в Москве даже прошел чемпионат мира, где бронзовую медаль неожиданно завоевала четырнадцатилетняя Валентина Макеева. Однако пока это можно считать единственным значимым достижением русских райдеров. В России вейкбординг еще не стал профессиональным спортом и присутствует здесь прежде всего как один из элементов водно-райдерской субкультуры. Для того чтобы российские спортсмены начали играть заметную роль на мировой вейкбординговой арене, необходимы соответствующие инвестиции. Но в отличие от виндсерфинга, кайтсерфинга и аквабайка, вейкбординг пока не входит в число увлечений русских олигархов и губернаторов.


Wake World Russia Cup

10 тысяч долларов – именно таким будет призовой фонд Wake World Russia Cup, который пройдет в Москве в начале августа. Это весьма солидная сумма не только для российских, но и для западных прорайдеров: традиционно спортсмены-экстремалы зарабатывают намного меньше атлетов, занимающихся традиционными видами спорта.

Организатором Wake World Russia Cup выступает группа Wake World Russia, поставившая перед собой задачу пропаганды вейкбординга в России. Как обещают устроители турнира, на чемпионат съедутся сильнейшие вейкбордисты планеты, что позволит ему стать заметным событием в мире водного экстрима.

Партнеры журнала: