Сутки в кокпите. Как пилоты проверяют себя на износ

Большой спорт №7-8 (84)
«Главное не победа, а участие» – традиционная поговорка олимпийцев-неудачников, приезжающих на Олимпийские игры и не претендующих на награды. Такой же слоган, но с куда более позитивной коннотацией могут использовать и автогонщики, заявляющиеся на 24-часовую гонку. Корреспондент «Большого спорта» решил выяснить, что движет людьми, готовыми сутки не вылезать из кокпита, для чего отправился в Ле-Ман и Нюрбург.

Желание выявить самого выносливого гонщика появилось вскоре после зарождения гонок как таковых. В 1894 году прошел первый пробег на скорость между Парижем и Руаном, затем заезды на «колясках, передвигающихся без посторонней помощи», стали появляться в Германии, Италии, США. Еще в XIX веке пилоты тестировали себя и автомобили заездами на тысячу и более километров, но к 24‑часовому формату родоначальники суточного марафона французы пришли лишь в 1923‑м, когда на дорогах близ Ле-Мана прошла первая подобная гонка. Идея понравилась, и через год эстафету подхватил бельгийский Спа, а затем традиция расползлась по всему миру. В настоящее время к крупнейшим состязаниям длиной в сутки относят помимо прародителей заезды на немецком Нюрбургринге (с 1967 года), в американской Дейтоне (с 1960‑го) и самую молодую гонку в Дубае (с 2006‑го). За 24 часа машина с тремя-четырьмя пилотами проходит четыре-пять тысяч километров. Правда, еще в 1950‑х находились отважные гонщики, стремящиеся преодолеть многокилометровую дистанцию в одиночку, но здравый смысл возобладал, и из соображений безопасности перед энтузиастами опустили шлагбаум.

Circuit de la Sarthe
Гонки во Флориде и Эмиратах состоялись еще в январе, а вот их европейские аналоги обычно проходят летом. Ле-Ман по старшинству открывает старосветские суточные заезды во второй уик-энд июня. В этом году легендарная гонка состоялась на треке «Сарт» уже в 82‑й раз.

В разные годы на трассу выходили различные автомобили, категории для участников постоянно видоизменялись, пока устроители гонки не пришли к нынешнему положению вещей: команды заявляются в четырех классах, причем в двух из них (LMP1 и LMP2) автомобили являются уникальными, подготовленными именно к Ле-Ману. Об этом говорит и расшифровка аббревиатуры LMP – Le Mans Prototype. Классы отличаются друг от друга уровнем денежных вливаний: LMP2 не может получать заводскую поддержку, а бюджеты на шасси и мотор ограниченны. Автомобили еще двух классов – LM GTE Pro и LM GTE Am – представляют собой доработанные серийные спорткары. Разница в том, что в Am могут выступать любители, да и авто у них, как правило, более старые.

Но есть и пятый, неофициальный класс под кодовым названием «Гараж 56». С 2012 года последний, 56‑й бокс в Ле-Мане предоставляется автомобилю-концепту, выступающему вне зачета. В 2013‑м гараж пустовал (команда не успела подготовить болид), а в этом году почетное место оккупировала компания Nissan. Японский производитель представил болид Nissan ZEOD RC с бензоэлектрической гибридной силовой установкой. Выступление революционного автомобиля получилось противоречивым: ZEOD RC выполнил две важнейшие цели, сумев разогнаться до 300 км/ч и проехав круг на электрической тяге, но не смог преодолеть марафонскую дистанцию, сойдя уже на пятом круге из-за поломки коробки передач – самого обыкновенного узла в необыкновенном автомобиле.

Nissan обещает исправиться через год, планируя заявиться в класс LMP1 и дать бой Audi, Toyota и Mercedes. В этом году традиционно победили «кольца»: в XXI веке немцы лишь дважды не вы­игрывали самую престижную номинацию самой престижной гонки на выносливость. На этот раз, правда, виктория далась с трудом, хотя при первом взгляде на таблицу этого не скажешь. Да, трио Лоттерер – Фесслер – Трелюйе поднялось на первую ступеньку пьедестала, а ступенькой ниже расположились их коллеги по Audi Кристенсен – Де Грасси – Жене. Но еще за пару часов до финиша впереди шел Porsche, вернувшийся в гонку после перерыва, а в первой половине гонки неоднократно лидировала куда более быстрая Toyota. Но одна из машин японцев сошла, а вторая попала в аварию и потеряла много времени, будучи на ремонте, после чего и третье место выглядит большим успехом. Четвертое же место заняла команда Rebellion Racing, выступавшая в подклассе LMP1‑L. Швейцарская команда привлекла внимание отличным составом пилотов: к победе стремились сын Алена Проста Николя и сам Ник Хайдфельд. Помимо немца, два года назад завершившего карьеру в «Формуле‑1», на старт «Сарта» вышли еще 18 его коллег! К примеру, сразу пять из шести гонщиков Toyota имели опыт выступлений в королевских гонках, и славная троица Вюрц – Саррацин – Накаджима взяла третье место! Ну а Джанкарло Физикелла и Джанмария Бруни (Minardi‑2004) привели к победе команду AF Corse (класс LMGTE Pro).

Отрадно, что в Ле-Мане не обошлось без россиян: сразу семеро наших соотечественников приняли участие в гонке. Шестеро из них гонялись под русским флагом в командах SMP Racing и G‑Drive Racing и лавров не снискали, тогда как воспитанник Nissan GT Academy Марк Шульжицкий имел шанс одержать победу на дебютном для себя ле-манском марафоне. Технические неполадки сбросили команду уроженца Владивостока с первого места в классе LMP2, и OAK Racing заняла лишь пятое, отстав на два круга от триумфаторов класса Jota Sport из Британии.

Nürburgring
Morgan москвича Романа Русинова одолел в Ле-Мане лишь 120 кругов – дальнейшему продвижению по дистанции помешала авария с Ferrari. Россиянин не стал грустить и из Ле-Мана отправился прямиком на Нюрбургринг, став одним из шести безумцев, осмелившихся покорить две 24‑часовые гонки подряд. Забегая вперед, отметим, что и в Германии Роману не удалось финишировать. «Половину гонки мы поддерживали темп лидеров и ехали очень быстро. Машина не доставляла проблем, а все наши пилоты действовали умело и безошибочно. Жаль, что потом начались поломки, ставшие началом нашего конца. Что ж, на то и соревнования на выносливость», – поделился впечатлениями охотно идущий на контакт Роман. На вопрос, насколько сложно участвовать в гонках на выносливость два уик-энда подряд, Русинов заметил, что самой сложной была подготовка к Ле-Ману, которая длилась больше месяца, и… традиционные пробки на подъездах к столице департамента Сарта. Н­емудрено, ведь величайшее событие в мире кузовного автоспорта в этом году посетили 263 тысячи болельщиков, притом что население Ле-Мана – всего 140 тысяч! Вот и представьте, что после завершения гонки вся эта толпа сломя голову ринулась по домам. Уже за полтора часа до финиша самые нетерпеливые создали затор на выезде, который не рассасывался до позднего вечера. Помножьте этот хаос на забастовку французских железнодорожников, совпавшую по времени с гоночной страдой, и поймете, почему для российского гонщика переезд из Ле-Мана в Нюрбург стал не менее утомительным, чем сами гонки.
____________________________________

Subaru WRX STI – лишь четвертое место
Преодолев более 3500 километров (138 кругов), Subaru WRX STI финишировал 32-м в абсолютном зачете гонки «24 часа Нюрбургринга» и занял четвертое место в классе SP3T. В этом году команда Subaru участвовала на автомобиле, построенном на базе нового серийного WRX STI, благодаря чему удалось сократить лучшее время прохождения круга до 9 минут 22,91 секунды, что на 12 секунд меньше прошлогоднего результата. Состав команды не изменился, как и в 2013 году, STI представляли четыре пилота: Тошихиро Йошида, Кота Сасаки, Карло ван Дам и Марсель Ласе.

Несмотря на неудачную попытку улучшить свой прошлогодний результат в гонке (2-е место в SP3T), главная цель – доказать, что новый полноприводный WRX STI покажет свою надежность и высокие спортивные характеристики, – была достигнута. Ведь машина, задействованная в суточном марафоне, только на 10% отличалась от серийной модели.

Генеральный менеджер команды STI Хидехару Тацуми так прокомментировал результат: «Новый автомобиль прекрасно показал себя на треке, а наш результат я объясняю ошибками моего руководства. И вместе с тем мы не сдаемся и продолжим бороться за первое место в классе в следующем году».
___________________________________

В немецкой коммуне о подобных катаклизмах не слыхали. На «24 часа Нюрбургринга» собрались «всего» 100 тысяч болельщиков, да и те равномерно расположились вдоль всей 25‑километ­ровой трассы (сравните: «Сарт» в два раза короче!), к тому же вокруг трека нет больших населенных пунктов, так что проблем с трафиком практически не было – мелкие заторы в Москве вообще не считались бы за пробку. Ну и в целом атмосфера куда более расслабленная – в Ле-Мане организаторы закрутили гайки, резко уменьшив количество журналистских аккредитаций и зон доступа, а также сократив время пребывания в паддоках и на пит-лейне. Бдительные секьюрити не позволяли никому просочиться в иную, не указанную на бейдже-пропуске зону, а ведь таковых было великое множество, что создавало неудобства и тот же, теперь уже зрительский, трафик. В Германии все было куда проще: толпы людей разгуливали по пит-лейну прямо во время гонки, в гаражах постоянно ошивались не похожие на механиков персонажи, а большой команде медиа разрешалось проходить везде, где вздумается, и даже – после разрешения маршалов – перебегать трассу! Еще одно приятное отличие двух суточных гонок – отсутствие необходимости надевать беруши. Если в Ле-Мане без затычек находиться невозможно – рискуешь повредить барабанную перепонку, – то в «Зеленом аду» можно спокойно прогуливаться вдоль трассы – все же пронзительно звучащих прототипов, способных разогнаться до 400 км/ч, здесь нет.

Тишь да гладь вокруг трассы не означают отсутствие безумия на самой трассе. Нюрбургринг не зря именуют «Зеленым адом». Броское прозвище треку придумал сам Джеки Стюарт, признав Северную петлю трека самой сложной кольцевой трассой в мире. Немудрено: она расположена в лесистой местности, ширина дорожного полотна всего восемь-девять метров, практически отсутствуют гравийные ловушки, вместо которых в паре метров от асфальта красуются прочные отбойники с сеткой. Ситуацию на 24‑часовой гонке усложняют усталость, ночь, да и просто огромное количество автомобилей, которые постоянно нужно опережать, если ты за рулем быстрого спорткара. Командам едва хватает свободного места в боксах (пять машин делят один гараж), ведь на старт выходят более 200 спорткаров, разделенных на 19 классов!

Как любят поговаривать гонщики, если у вас есть машина и она на ходу, то наверняка для нее найдется класс на Нюрбургринге. Так что во время гонки нередки были случаи, когда шустрый McLaren из SP9 GT3, мигая фарами, пытался обогнать малютку Mini Cooper из SP2T. McLaren действительно были очень быстры, но, как часто бывает в гонках на выносливость, одной скорости для победы мало. Оба британца не смогли финишировать, отдав пальму первенства Audi – команде Phoenix. На вершину подиума поднялся экс-пилот «Формулы‑1» Маркус Винкельхок, в компании с Рене Растом, Кристофером Хаасе и Кристианом Мамеровым установивший новый рекорд дистанции в 4035 километров. Жаль, что другая R8, в составе которой был готов стартовать победитель «Ле-Мана» Марсель Фесслер, сошла уже на восьмом круге.

Партнеры журнала: