Софтбольная «Карусель». Кто и зачем развивает софтбол в России

Большой спорт №7-8 (84)
Текст: Дмитрий Маслов / Фото: Евгений Пахоль
С 15 по 24 августа в голландском Харлеме пройдет чемпионат мира по софтболу, одним из участников которого станет сборная России. Как развивается этот вид спорта в нашей стране? Кто выступает в национальной команде? На что она претендует? В поисках ответов на эти вопросы корреспондент и фотограф «Большого спорта» отправились в Тучково, где базируется многократный чемпион России – клуб «Карусель». Игроки именно этой команды составляют костяк национальной сборной.

Расположенный примерно в 70 километрах от Москвы по Белорусскому направлению Тучково внешне мало отличается от десятков других окружающих столицу городков и поселков. Массовое жилищное строительство, ежедневные поездки значительной части аборигенов на работу на электричке, гастарбайтеры из южных республик бывшего СССР… Примечательны разве что личность главы местной администрации – небезызвестного политика Виктора Алксниса да местный стадион.

Начало
В начале 1990‑х его передали софтбольному клубу «Карусель», после чего арена была перестроена под этот диковинный для нашей страны вид спорта. «Когда упал так называемый железный занавес, у многих появилось желание куда-то выезжать, что-то постигать… Мы стали узнавать об экзотических на тот момент спортивных дисциплинах, в числе которых и был софтбол. Я являлся одним из инициаторов заключения договора о своеобразном обмене, согласно которому в США должен был развиваться хоккей с мячом (бенди), а на территории бывшего СССР – бейсбол и софтбол. Нельзя сказать, что эти виды спорта получили широкое распространение, но команды создавались во многих городах: Тбилиси, Киеве, Владивостоке, Ленинграде, Тирасполе, Вильнюсе, Кишиневе, Ташкенте… Проводился даже чемпионат СССР. Спорт­сменки набирались в основном из других видов: легкой атлетики (метание, прежде всего копья), гандбола, тенниса. Преимущество отдавалось умеющим совершить хороший бросок. Я пошел другим путем, создав детскую команду: набрали 10–12‑летних девчонок, стали с ними заниматься. Принимали всех желающих, никаких тестов не проводили, достаточно было иметь справку от врача. Тренировать начинал я сам по полученным от американцев книгам и видеокассетам. Серьезно помогали кубинцы и чехи, которые учились в нашей стране. Они же предоставляли инвентарь. Софтбол – демократичный вид: у нас есть и полненькие, и худенькие, успеха могут достигать все», – рассказывает основатель и бессменный руководитель «Карусели» Вячеслав Смагин. Осуществить задуманное ему помогла дружба с известным бизнесменом Михаилом Куснировичем – возглавляемая именно им компания Bosco di Chiliegi стала спонсором команды. Помогла и предоставлявшая преференции местная администрация, а с приобретением софтболом олимпийского статуса за развитие этого вида спорта взялось государство.

Финансовый вопрос
Смагину с единомышленниками удалось создать команду, выходившую в финал Кубка европейских чемпионов, причем ее костяк составляют местные воспитанницы. «“Карусель” – чемпион России в течение 21 года подряд, при этом у нас нет легионеров. В Подмосковье имеется печальный опыт футбольного “Сатурна”, в котором практически не было доморощенных игроков, и болельщики не воспринимали эту команду как “свою”, их приходилось буквально загонять на трибуны. У нас же на матчи приезжают родственники девушек, их соседи, которым интересно посмотреть на выступления близких, – отмечает Смагин, высказывающий благодарность за поддержку министерству спорта Московской области: – Это наш основной спонсор. Мы явно не самая дорогая команда региона, однако регулярно выигрываем различные соревнования, в том числе первенства страны, спартакиады, приносим максимальные зачетные баллы родному Подмосковью».

Но и руководитель, и рядовые сотрудники «Карусели» признаются, что после исключения софтбола из программы Олимпийских игр финансирование значительно сократилось. Немое свидетельство тому – недостроенное здание крытого спортивного комплекса. В нем спортсменки должны были тренироваться и играть в зимнее время, однако денег на доведение объекта до ума нет уже несколько лет.

Нет их и на полноценную подготовку сборной России к чемпионату мира. «Наш вид перевели в третью категорию, приравняв, к примеру, к прыжкам через нарты – якутской национальной забаве. В год на сборную России выделяется 2,5 миллиона рублей. Для сравнения – в Нидерландах бюджет национальной команды официально составляет такую же сумму, только в евро. За такие деньги невозможно организовать полноценную подготовку, нам хватает только на один выезд, недостает опыта игр с серьезными спарринг-партнерами», – с горечью констатирует Смагин, являющийся одним из тренеров сборной России. На вопрос о ее шансах на медали августовского чемпионата мира он отвечает так: «Думаю, они примерно такие же, как и у наших футболистов, может, чуть повыше. Правда, в Европе мы, в отличие от тех же футболистов, однозначно входим в сильнейшую тройку по всем возрастам. К фаворитам чемпионата мира я бы отнес сборные Японии, США, Австралии и Канады».

Новые надежды
Впрочем, вскоре ситуация может кардинальным образом измениться. «Я уверен, что 6 декабря на очередной сессии МОК в Монте-Карло будет принято решение о возвращении софтбола и бейсбола в программу Олимпийских игр. В 2020 году они пройдут в Токио, где наш вид спорта – номер один, японки – действующие олимпийские чемпионки. Хозяева Игр уже пролоббировали включение нашего вида. Насколько я знаю, президент МОК Томас Бах не возражает против такого варианта, к тому же в Японии уже имеется вся необходимая инфраструктура для проведения данных соревнований на самом высоком уровне», – утверждает Вячеслав Смагин. Если его слова окажутся пророческими, Министерство спорта России вновь начнет финансировать софтбол по высшему разряду, в Тучкове достроят многострадальный крытый спорткомплекс, а российская сборная перестанет испытывать трудности с подготовкой к чемпионатам мира.

Партнеры журнала: