Борис Игнатьев – о причинах неудачи сборной России в Бразилии, ошибках Капелло и новом стадионе «Торпедо»

Большой спорт №7-8 (84)
Текст: Владимир Морозов / Фото: Евгений Пахоль
Тренерскую биографию Бориса Игнатьева можно изучать бесконечно. До того как возглавить национальную команду в 1996‑м, он успешно трудился с юношеской и молодежной сборными СССР и России, уезжал из страны в Ирак и ОАЭ. В последние же годы 73‑летний специалист работал в тандеме с Юрием Семиным, а в июле 2013‑го занял пост вице-президента столичного клуба «Торпедо», спустя восемь лет обеспечившего себе прописку в элитном дивизионе. О том, какой результат удовлетворит «автозаводцев» по итогам сезона 2014/2015, почему лимит на легионеров необходимо ужесточать и в чем просчитался главный тренер сборной России на мундиале в Бразилии, заслуженный тренер РСФСР Борис Петрович Игнатьев рассказывает в интервью журналу «Большой спорт».

Досье

  • Родился 5 декабря 1940 года в Москве
  • Выступал за дубль «Динамо» / Москва (1960), «Зенит» / Ижевск (1960–1961), «Ракету» / Горький (1962), «Волгу» / Горький (1963–1967), «Динамо» / Махачкала (1968–1969), «Метеор» / Жуковский (1970), «Динамо» / Целиноград (1971), «Строитель» / Уфа (1972)
  • В высшей лиге чемпионата СССР провел 7 матчей в 1964 году в составе «Волги» / Горький
  • Работал помощником главного тренера в «Алании» / Владикавказ (2002), «Динамо» / Киев (2009, 2010–2012), «Локомотиве» / Москва (2009–2010)
  • В качестве главного тренера возглавлял «Торпедо» / Владимир (1974–1975), юношескую сборную СССР (1976–1989), клуб ОАЭ (1989–1990), олимпийские сборные Ирака (1990) и СССР (1990–1991), молодежную сборную России (1992–1993), El-Ittihad / Джидда, Саудовская Аравия (1995), сборную России (июль 1996 – июнь 1998), «Торпедо-ЗИЛ» / Москва (1998–2000), Shandong Luneng Taishan / Китай (2001), «Сатурн» / Московская область (2004), «Торпедо» / Москва (2012–2013)
  • Как главный тренер юношеской сборной СССР выиграл чемпионат Европы 1988 года
  • Был спортивным директором в «Локомотиве» / Москва (2003–2004), «Динамо» / Москва (2005–2006)
  • С июля 2013 года – вице-президент «Торпедо» / Москва

Какой матч на чемпионате мира доставил вам особое удовольствие?
Кубок мира очень понравился в целом. Такое удовлетворение от футбола я получал лишь однажды – в далеком 1978 году на юниорском чемпионате мира в Японии, в котором участвовала сборная СССР. Наша команда готовилась к матчу с аргентинцами, и я поехал смотреть ее игру. В составе сборной Аргентины блистали тогда Диего Марадона, Рамон Диас и Хуан Барбас. Первый раз в жизни очень хотел, чтобы матч не заканчивался, переживал, что время истекает, а Мара­дона еще не всех обыграл. Нынешний чемпионат пробудил во мне прежние чувства, при этом я не могу выделить какой-то один особенный матч. Были скорее неудавшиеся.

Неудавшиеся – это вы о сборной России?
Наша команда разочаровала. Очень! Накануне отъезда сборной в Бразилию не раз говорил: при игре, за которую будет не стыдно в высшем футбольном сообществе, удачным результатом стал бы выход из группы. А теперь вывод один: россияне выступили неудовлетворительно. Чувства гордости за действия нашей команды я не испытывал. Удручает, ко всему прочему, и результат. При этом у меня язык не повернется сказать, что наши футболисты не хотели играть. Наоборот: желание, настрой, старание, самоотдача – все было при них. Но чтобы сегодня выигрывать на таком представительном форуме, одного этого крайне мало.

К Фабио Капелло по этим трем матчам остались вопросы?
Я не очень понимаю, зачем тренировочный сбор был организован в Москве. Как люди могут готовиться, живя в гостинице в центре огромного города, ежедневно совершая переезды от гостиницы до стадиона для проведения учебно-тренировочных занятий и не имея при этом возможности для полноценного проведения восстановительных мероприятий? Кстати, вновь возникает давний вопрос: почему до сих пор у нашей команды нет своего центра подготовки? Они есть у большинства национальных сборных. Без них невозможно обходиться, если говорить о серьезной работе. Что сейчас, что в советский период, – ни один тренер, работавший со сборными, не поступал таким образом. Гус Хиддинк, можно вспомнить, в 2008 году увозил команду в австрийский Леоганг на оснащенную всем необходимым базу, выбранную тренерским штабом для подготовки к чемпионату Европы. Я далек от мысли, что выбор на этот раз в пользу Москвы каким-то образом повлиял на состояние нашей команды, но мне ясно одно: это точно не приблизило ее к оптимальному состоянию.

Теперь о непоследовательности при определении состава. Во втором тайме матча против Южной Кореи Капелло выпустил на поле троих футболистов – Денисова, Кержакова, Дзагоева. Они вышли и коренным образом изменили ход неудачно складывающегося матча. Все, в том числе и сами корейцы, моментально ощутили положительные изменения в игре нашей команды. Почему же в следующем поединке против лидера группы эти футболисты, в частности Дзагоев и Кержаков, появились не сразу, а за несколько минут до окончания встречи? Состав, выбранный Капелло на матч с Бельгией, должен был решать конкретную задачу. А он не решил – значит, тренер ошибся.

Судя по всему, яркого атакующего футбола от команды Капелло в рамках отборочного турнира к Евро‑2016 мы не дождемся?
Трудно сказать. В минувшем отборочном цикле команда выдала ряд хороших матчей. В Бразилии же бросалась в глаза некая заорганизованность. Сборная хорошо обороняется. Было заметно: каждый футболист понимал, как действовать при потере мяча. А вот переход от обороны к атаке во многом не получался. У нас мало футболистов, способных обыграть противника в районе штрафной, они боятся брать инициативу на себя. Зачастую игра сводится к бесконечным передачам мяча, что не ставит перед соперником непреодолимых задач. Это проблема российского футбола в целом, а не только Капелло. Нужно менять общие направления подготовки спортсменов, усиливать игровой потенциал, и начинать это следует с детско-юношеского футбола, именно там истоки больших проблем. При всех организационных нововведениях (9 победителей групп, 9 обладателей вторых мест и лучший из обладателей третьих попадут в финальную стадию напрямую. 8 других обладателей третьих мест в стыковых поединках решат судьбу оставшихся 4 путевок на Евро, где сыграют 24 команды. – Прим. БС) мы должны выходить из отборочной группы (в рамках группы G со сборной России сыграют Швеция, Австрия, Черногория, Молдавия и Лихтенштейн. – Прим. БС). Сам Капелло наверняка введет молодую поросль. Стоит отдать ему должное: он регулярно высматривал кандидатов и не сидел на месте, уповая на то, что есть под рукой.

Россия – единственная сборная, все футболисты которой выступают за команды национального чемпионата – РФПЛ. Хотя еще шесть лет назад ряд игроков защищали цвета ведущих клубов Европы.
На мой взгляд, это не особо влияет на ту игру, которую демонстрирует команда. Будет ли ощутим прирост мастерства у футболиста в зарубежном чемпионате? Наверное, будет, если он окажется в очень сильном континентальном клубе и заиграет там на постоянной основе. Но в серьезные команды наших игроков, к сожалению, не приглашают. Важна прежде всего квалификация. Ва­силий Березуцкий и Сергей Игнашевич, например, подтверждают свой высокий класс, выступая за ЦСКА. У нас была группа одаренных футболистов, некоторые из них – Аршавин, Кержаков, Жирков, Погребняк, Павлю­ченко – провели какое-то время в серьезных зарубежных клубах (без особого, правда, успеха). Но сейчас оте­чественных игроков никуда не зовут. Да они и сами, скорее всего, не поедут. Их ответ на возможное предложение очевиден: «Нет смысла ехать. У меня и здесь, в России, большие деньги». Так что мы сами раздуваем эту проблему.

Каким должен быть лимит на легионеров? В далеком 2005‑м вы утверждали, что на поле в составе одной коман­ды нужно выпускать не более пяти иностранцев.
Я тверд, как и прежде. Можно насчитать пять человек, смотреть на игру которых мы ходим и обращаем на них повышенное внимание. Какой уровень у всех остальных? Мы даже не сможем назвать большинства их фамилий. Ослабить лимит на легионеров – значит полностью позабыть про собственную школу. Зачем тренер команды, которого обязали использовать футболиста 1994 года рождения в первом дивизионе, должен его взращивать, если завтра ему будет проще купить за рубежом кучу посредственных игроков? Другое дело – когда мы берем футболистов высокого класса, уровня хорошей национальной сборной, и они круто меняют всю ситуацию в нашем футболе. Наглядный пример – Самюэль Это’О, перевернувший дагестанский футбол. Но к нам вновь продолжают приезжать – даже не знаю, откуда – какие-нибудь лумумбы, автоматически занимающие места воспитанников наших школ. Как пришельцы могут не выйти на поле, если деньги за их трансфер уплачены? Вот и получается: контрактами с иностранцами (во всяком случае, с большинством из тех, кто кормится сейчас в нашем футболе) мы открываем шлюзы для футболистов из-за рубежа и закрываем для своих игроков, губим национальный футбол, поскольку детско-юношеские школы у нас живут сами по себе, будучи полностью оторванными от клубов премьер-лиги и первого дивизиона.

Руководители тульского «Арсенала» заявили, что не будут приглашать легионеров. Как оцениваете перспективы такого решения?
Если у туляков есть такая возможность, а руководство и тренерский штаб видят, что таким образом им удастся решить поставленную задачу, – честь им и хвала. Также вероятно, что это связано с нехваткой финансирования, отсутствием подходящих людей, способных усилить игру. «Торпедо» с удовольствием пошло бы по такому пути, но на сегодняшний день у нас не получается. Мы рассчитываем на ресурс, который использует мировой футбол, в том числе и российский.

Тот факт, что из ФНЛ в премьер-лигу вышли сразу четыре клуба, говорит о снижении уровня элитного дивизиона?
Прежде всего это говорит об усилении ФНЛ. Результаты переходных матчей доказали: первый дивизион изменил свое отношение к процессу. Кроме того, гораздо лучше стали решаться организационные моменты, руководство лиги усилило свое влияние на судейство. Например, я не видел казусов в исполнении рефери, после которых у меня бы вставали волосы дыбом. Такие вещи процветали давно, сейчас они потихоньку уходят. Футболисты психологически раскрепощены, хотя прежде то и дело уточняли, кто сегодня судит. На мой взгляд, это можно назвать большим завоеванием. Конечно, первая семерка лучших команд премьер-лиги намного опережает клубы ФНЛ – и по бюджетам, и по подбору кадров. Со всеми остальными, как показывает практика, можно и нужно бороться.

Вы занимаете должность вице-президента автозаводцев с июля прошлого года. Как изменилось «Торпедо» за этот период?
В разгар сезона 2013/2014 мы пригласили на должность главного тренера Александра Бородюка, большого специалиста, которым, наверное, мог бы заинтересоваться любой клуб элитного дивизиона. До сих пор не понимаю, для чего Александра Генриховича 10 лет готовили с Юрием Семиным и Валерием Газзаевым, с Гусом Хиддинком и Диком Адвокатом, но не дали поработать с главной командой самостоятельно. А «Торпедо» сделало простой и в то же время правильный шаг. Мы стали щепетильнее подходить ко всем процессам, влияющим на выступление команды, – к селекционной работе в первую очередь. Была приглашена группа футболистов – из них в коллектив не вписались один-два человека, остальные прошли серьезный и очень важный этап в истории клуба. С их помощью наша команда оказалась в высшем дивизионе чемпионата страны.

Есть информация, что в прошлом году «Торпедо» не планировало выходить в премьер-лигу по финансовым соображениям. На почве этого между Бородюком и президентом клуба Александром Тукмановым возникло недопонимание, после чего тренер уведомил об отказе в пролонгации контракта.
Честно скажу: такого не замечал. Я был в гуще событий, знал обо всех начинаниях Бородюка и господина Тукманова, но ничего подобного, на мой взгляд, не происходило. У меня с Александром Генриховичем хорошие, добрые отношения: за все время совместной работы он ни разу не предъявлял каких-то претензий. Безусловно, трения бывают в любом коллективе. Но сказать, что уход Бородюка связан с возникшим недопониманием между ним и президентом, однозначно нельзя.

К сезону 2014/2015 команду готовит 49‑летний Николай Савичев. Почему именно он?
Савичев – участник процесса становления команды начиная с КФК. Учитывалось и его торпедовское прошлое. Николай Николаевич стоял у истоков, былые неудачи – большая рана на его сердце. Ему хочется зарубцевать ее делами, и мы предоставили ему такой шанс.

Анатолий Бышовец предлагал свои услуги?
На пост главного тренера рассматривались кандидатуры свыше 10 специалистов, со многими велись переговоры. Были тренеры разного калибра, Анатолий Федорович в нашем списке отсутствовал. Во время переговоров от части людей мы получали отказ, по другим стало ясно, что у них не получилось бы сделать все возможное в предстоящем сезоне.

До старта чемпионата чуть меньше месяца. О чем болит голова?
Голова болит всегда. Прежде всего это комплектование коман­ды. Теперь нам нужны люди, соответствующие задачам высшего дивизиона. Сейчас мы потихонечку укрепляемся, но в состав попадают не все. Вторая проблема: формирование бюджета. В прошлом году он составлял около 300 миллионов рублей. Разумеется, для премьер-лиги этого явно недостаточно, бюджет будет увеличен.

Компания «РусГидро» точно не будет спонсором «Торпедо»?
Знаю, что с ними велись долгие переговоры. «РусГидро» – сторонник нашей команды, в рядах компании есть люди, которые болеют за «Торпедо» с давних времен. Наш президент постоянно в коммуникации. На какой стадии диалог прямо сейчас – сказать затрудняюсь.

Когда «Торпедо» обзаведется собственным стадионом?
Учредители, в частности господин Тукманов, проводят большую работу. Есть люди, готовые спонсировать проект, есть место – участок в 6–7 гектаров поблизости от проспекта Андропова, где в 2015 году должна открыться станция метро «Технопарк». Как уже рассказывал наш президент, эта территория заброшена. Мы бы хотели возвести там стадион, тренировочную базу и футбольную школу. Дело перевалило за экватор, сейчас пребываем в ожидании.

Владельцы стадиона им. Эдуарда Стрельцова просят сумму в 1,6 миллиона за один матч, игра в Раменском обходится в 2,5 раза дешевле – и «Торпедо» это устраивает. На каких условиях готов впустить к себе автозаводцев «Спартак»?
Наши руководители обращались к владельцу «Спартака» господину Федуну. Мы хотели на контрактной основе проводить свои игры на «Открытие-Арене». Увы, на сегодняшний день реализовать нашу просьбу не могут. Как ответили нам в «Спартаке», две команды – слишком большая нагрузка для нового, еще не устоявшегося поля. Ведь стадион только откроют, газон будет «жидким», и мы рискуем его быстро испортить. В дальнейшем я не исключаю появления «Торпедо» на поляне наших коллег. Настроено продолжать диалог и руководство красно-белых.

Какой результат по итогам сезона позволит вам сделать вывод, что он удался?
Наша задача – зацепиться за тот обоз, который двигается в высшем дивизионе. Если мы останемся в премьер-лиге, минуя переходные матчи, – для нас объективно это будет суперрезультат. В дальнейшем наша елка обрастет игрушками, вот тогда мы будем решать уже другие задачи.

Партнеры журнала: