Русский в Италии. Влад Хадарин о слоупстайле и сборной России

Большой спорт №1-3 (129)
Текст: Дмитрий Маслов Фото: Денис Клеро, Никита Клюквин
Мы привыкли к успешному выступлению российских спортсменов в параллельных дисциплинах сноубординга. Наши райдеры начинают показывать хорошие результаты в «мягком» сноуборде. Примером тому стала бронзовая медаль Влада Хадарина на пекинском этапе Кубка мира по слоупстайлу. Один из самых перспективных российских сноубордистов рассказал «Большому спорту» о своем неординарном пути в сборную России, любимых трюках, тренировках и соревнованиях, участии в спортивно-музыкальном фестивале Quiksilver New Star Camp а также экономике своего вида спорта.

Вы живете в Италии. Как складываются отношения с Федерацией сноуборда России?
В сборную России я попал в сезоне 2014/2015. Этому поспособствовали результаты на первенстве страны, которое проходило в Ижевске. Те старты были моими первыми внутрироссийскими соревнованиями после переезда в Италию, но я победил. На тот момент я катался на среднем уровне, профессиональная карьера началась лишь два года назад.  До этого числился в составе сборной, но на соревнования с ней не ездил, так как в команде имелись более опытные спортсмены, и весь бюджет шел на них.  

В минувшем сезоне вы говорили, что самостоятельно оплачиваете услуги тренера Давидэ Чикконе, который в поездках получает €100 в день. Ситуация не изменилась?
Он остается моим личным наставником. Велись переговоры, чтобы он стал одним из тренеров сборной России, но этого не произошло. Сейчас Чикконе тренирует сборную Италии, но наше сотрудничество продолжается. Считаю подобный вариант оптимальным для себя.

В «мягком» сноуборде райдеру высокого уровня нужен тренер?
Конечно. В противном случае прогресс будет идти гораздо медленнее.

До вас у Чикконе были ученики среди спортсменов топ-уровня?
Нет. Давидэ всего 33 года. На курорте Мадонна-ди-Кампильо, где я начинал тренироваться в Италии, у Чикконе собственная школа сноуборда. В ней занимаются преимущественно любители. Я – первый, кто пробился на профессиональный уровень.

Перед нынешним сезоном из-за конфликта с руководством Федерации сноуборда России завершила карьеру Алена Заварзина, а Екатерина Тудегешева взяла паузу. У вас проблем нет?
Я – счастливчик, так как нахожусь в стороне от этих конфликтов. На мне они не отражаются. Определенная поддержка со стороны федерации присутствует, жаловаться не буду. Возникают лишь локальные проблемы. Но если смотреть глобально, во многих странах райдеры находятся в гораздо худших условиях, чем мы. Хочу уточнить, что Республика Татарстан, которую я представляю, в материальном плане вкладывает в меня гораздо больше, чем все остальные.

Можно ли сказать, что российским прорайдером быть легче, чем итальянским?
У европейцев больше возможностей в тренировочном плане. Европа – это Альпы, а там присутствуют необходимые условия. Если говорить о спонсорах – денег в сноуборд-индустрии в целом стало меньше. В данной сфере доход зависит в основном от уровня райдера. Если находишь серьезного спонсора – в моем случае производителя энергетических напитков, – материальный уровень резко повышается. Поддержка со стороны Федерации сноуборда России и государства у меня есть, в целом она составляет около 30% дохода. На соревнованиях топ-уровня есть призовые, сумма которых может оказаться немалой. Но в данном случае говорить о постоянном притоке средств не приходится: здесь все зависит от результата выступлений. Как я уже отмечал, мне здорово помогает Татарстан. Вне зависимости от гражданства и места проживания, нужно иметь средства, чтобы ездить на соревнования и сборы, приобретать ски-пассы, оплачивать проживание, питание.  

В декабре вы стали призером этапа Кубка мира по слоупстайлу. Это сейчас основная дисциплина?
Слоупстайл для меня приоритетнее, чем биг-эйр.

Ваши самый сложный и любимый трюки?
Самый сложный – Front Side 1800. Я его придумал, и, насколько знаю, ни один другой спортсмен не исполняет. Любимый – Frontside 360, потому что на медленных вращениях легче ощутить чувство полета, получить заряд адреналина, чем на высоких. Максимальные вращения, которые делали в сноуборде – 1980.  

Вы соблюдаете диету, следите за питанием?
Особо не заморачиваюсь по этому поводу. В нашей дисциплине это не первостепенно. Естественно, пытаюсь питаться правильно. Если каждый день есть шоколадки, ничего хорошего не будет. Можно все, но в меру. Люблю русскую кухню. Нравятся пельмени, борщ, котлеты с картошкой, оливье, селедка под шубой. Когда приезжаю в Россию, предпочитаю национальную кухню.

Какой у вас режим тренировок? Занимаетесь ли в зале?
Главное для прогресса – возможность кататься, но нельзя забывать и о физподготовке. Зимой пять-шесть дней в неделю тренируюсь на снегу, в зале – по возможности. Осень – пора самых интенсивных тренировок: сочетаю катание на леднике и тренировки в зале, летом стараюсь кататься (в зависимости от финансовых и других возможностей) и занимаюсь акробатикой, весна – более расслабленное время.

Когда мы сможем увидеть вас на Х-Games?
Это стало бы значительным шагом вперед в карьере. Для того чтобы мечта осуществилась, надо стабильно входить в число топ-райдеров и быть известным на мировом уровне. Думаю, все реально, я только начинаю карьеру. Уровень моего катания чуть ниже, чем у людей, участвующих в Х-Games. Почти со всеми я знаком: выступали вместе на Олимпийских играх в Пхенчхане и других соревнованиях. Бороться с ними реально.

Можно ли сравнить Пхенчхан-2018 с этапами Кубка мира?
Конечно, Олимпийские игры важнее. Когда ты стал призером Кубка мира, все поздравят, но через определенный срок забудут об этом. Результат останется разве что в статистике. Олимпийская медаль с тобой навсегда, к тому же она может открыть много дверей для дальнейшего развития карьеры. С Олимпиадой можно сравнить и Х-Games, но даже эти соревнования поставлю ниже. Они проходят ежегодно, а не раз в четыре года, а отбор проводится по субъективному мнению и зачастую зависит от спонсоров. На Олимпиаде же все честнее: есть четкие критерии квалификации.

Проводятся ли в России соревнования мирового уровня? Как вы оцениваете спортивно-музыкальный фестиваль Quiksilver New Star Camp, который организуется с 29 марта по 7 апреля на курорте «Роза Хутор»?
Это одно из лучших мероприятий подобного типа во всем мире, а я много где был. В нынешнем году поеду в Сочи в третий раз, и с каждым разом уровень организации повышается. Сложно говорить о тренировочном процессе в конце марта, поскольку это конец сезона, и снег понемногу тает. Атмосферу на Quiksilver New Star Camp я бы определил одним словом – веселье. Оно есть и в катании в очень грамотно сконструированном парке, и на вечеринках, которые проходят 10 дней подряд, и в общении с хорошими знакомыми, которых ты долго не видел. Сочетание солнца, хорошей погоды, праздничной атмосферы и интересного общения – это здорово. Можно приехать, расслабиться и повеселиться.

Вы сказали об «общении с хорошими знакомыми, которых долго не видели». Вас можно назвать своим в российской сноубордической тусовке?
Я хорошо знаю всю российскую индустрию сноуборда, со многими знаком лично. Видимся на соревнованиях, мероприятиях. Во многом этому поспособствовал Quiksilver New Star Camp. В то же время хорошо знаю и европейских райдеров, потому что живу на Западе.

Вы будете участвовать в Универсиаде в Красноярске. Где учитесь?
В Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма в Казани. Из-за тренировок и соревнований не всегда получается посещать занятия.

Чем увлекаетесь в свободное время?
Люблю смотреть фильмы, стараюсь делать это на английском языке. Сам снимаю видео, монтирую ролики. Катаюсь на скейте, занимаюсь серфингом, который нравится больше. Прошлым летом с друзьями и девушкой был на Бали.

Чего вы боитесь? О чем мечтаете?
Мой главный страх – остаться одиноким, без семьи и близких людей, оказаться безразличным для них. Страх падения – это банально, но он всегда присутствует. Еще боюсь пауков.  Мечта – реализоваться в качестве профессионального сноубордиста и заниматься тем, чем нравится на протяжении всей жизни. Не уйти в сферу, которая может давать тебе заработок, но не радовать.

Партнеры журнала: