Как Сочи принял дебютный этап «Формулы-1»

Большой спорт №11 (87)
Текст: Андрей Супранович
Лишь на 65-м году существования чемпионат мира в классе «Формула-1» добрался до российских широт. Непривычный рев моторов, звезды мирового автоспорта, традиционные для таких мероприятий девушки с ногами от ушей – все эти атрибуты королевских гонок на три дня изменили Сочи до неузнаваемости. Корреспондент «Большого спорта», проведший 72 часа в Олимпийском парке и его окрестностях, попытался заглянуть за кулисы большого спортивного праздника на берегу Черного моря.

В самолете Москва – Сочи настигло состояние мощнейшего дежавю. 6 февраля этот же рейс № 1138 уносил толпу корреспондентов и болельщиков на первые в истории России зимние Олимпийские игры. Те же мысли роились в голове: удастся ли дебют? Проявятся ли недоделки? Как выступят россияне? Проданы ли все билеты? По прилете в аэропорт Адлера чувство дежавю никуда не делось. Та же толпа таксистов идет на перехват на выходе из аэровокзала, Олимпийский парк такой же бесснежный и летний, а болельщики так же радуются и дышат предстоящими схватками. В Сочи вернулся спорт.

Все включено
При ближайшем рассмотрении спортивная составляющая «формульного» праздника оказалась важна не для всех. Paddock Club наводнила разномастная толпа, которой никакого дела не было до разноцветных машинок. Посетители VIP-клуба делились на несколько групп: звезды (такие как Жан Алези и Стивен Сигал); те, кто следует за звездами и мечтает с ними подружиться; красивые девушки, считающие своим долгом крутиться в полном денег мире «Формулы‑1»; гости команд и толпа представителей разных спонсоров. Последняя группа – самая многочисленная, в ней встречалось немало колоритных персонажей: дилеров автогигантов или шинников из Pirelli. Были и бейджики «Дикси» – сеть бюджетных супермаркетов довольно неожиданно для всех проспонсировала Red Bull. Так на одну гонку форма «быков» стала немного гротескной – довольно странно видеть кириллическую нашивку среди уже ставшей привычной рекламы мировых брендов. Так вот, вся эта братия (за редким исключением) посмотрела старт гонки в удобных ложах, сделала обязательные selfie на фоне трассы и спокойно отправилась разорять буфет – система «все включено» для русского человека по-прежнему интереснее, чем какие-то финны да англичане с непроизносимыми именами. Один такой полупьяный фрукт, наблюдавший за гонкой GP3 с большим бокалом виски, спрашивал, на каком месте Даня Квят, и долго удивлялся, что его нет на трассе и существуют иные гонки помимо F1.

Paddock Club находился на втором и третьем этажах паддока, а вот на первом, командном, царил порядок. Моторхоумы команд, вопреки традиции, не сборные, а стационарные – возведенные организаторами гонок. По словам пилотов, они побольше, чем привозные, но немного непривычные. Построены довольно давно – по словам и работников, и журналистов, вся необходимая инфраструктура была сдана заранее, трасса была полностью готова еще до финиша предыдущей гонки в Японии, так что без традиционного для Сочи аврала неожиданно обошлось. В моторхоумы, расположенные прямо напротив боксов, почти всегда можно зайти, перехватить напиток или сэндвич и даже поздороваться с пилотами, которые заходят на перекус. Здесь же проходили короткие брифинги для прессы. Бродили пилоты и по улочке возле боксов. И если Даня Квят, как и Льюис Хэмилтон или Фернандо Алонсо, постоянно находился в центре внимания и под объективами телекамер, то менее раскрученные пилоты легко оставались незамеченными. К Даниэлю Риккардо или Валтери Боттасу можно было спокойно подойти за автографом или с­овместным фото – никто не отказывал. Те, кто урвал совместный снимок с финном из Williams, даже толком не зная, с кем фотографируются, вскоре были вознаграждены: Боттасу удался практически идеальный уик-энд.

Тишина на трассе
За тем, как Валтери едва не сотворил сенсацию в квалификации, упустив первое место лишь в последних поворотах, а Квят поднялся на рекордную для себя пятую строчку, наблюдали почти 37 тысяч болельщиков. Прорехи зияли в основном на главной трибуне, за вход на которую нужно было заплатить от 23 тысяч рублей, а фанаты гонки, вмиг раскупившие все дешевые билеты по пять тысяч, заполнили своеобразную «зону свободного размещения» почти до отказа. Так, одна пара из Батайска выкупила заветные пропуска еще в мае, в первый день продаж, тогда же озаботившись дешевым проживанием в частном секторе (500 рублей за комнату). В том же мае можно было купить недорогие билеты и на самолет. Те, кто решился на поездку ближе к концу лета, сетовали на дороговизну – перевозчики и менеджеры гостиниц привычно взвинтили цены, а многие отели выкупили заезжие богатеи. Так, все 200 номеров престижных «Русских сезонов» достались арабскому шейху и его свите. Впрочем, немало хороших апартаментов оставались свободными в Красной Поляне, до которой можно было легко домчаться на «Ласточке» или такси.

В день гонки трибуны забились до отказа – 55 тысяч болельщиков развеяли опасения, что аншлага не случится. Во время столь непривычного для «Формулы‑1» официального открытия трассы с песнями, плясками и исполнением гимна казачьим хором все кресла постепенно заполнялись – и во время старта свободных мест практически не осталось. Но, как уже отмечалось, кругов через пять люди постепенно потянулись к выходам – непосвященному человеку оказалось нелегко понять, в чем прелесть наблюдения за проносящимися мимо болидами. Многие сжимали в руках так и не понадобившиеся беруши: им было невдомек, что в этом сезоне королевские гонки потеряли часть своего шарма и притягательности, перей­дя на тихие гибридные агрегаты. Даже «дочерние» GP2 и GP3, выступавшие на разогреве у основного действа, ревели куда громче! Что ж, важно, что в следующем сезоне FIA намерена провести работу над ошибками.

Спасибо всем!
Сама гонка, если помните, оказалась довольно скучной и пресной. Алексей Попов в своем эмоциональном комментарии на все лады нахваливал новое творение Германа Тильке, но эти комплименты звучали очень уж популистски. Трасса не очень интересная, мест для обгонов недостаточно, абразивность асфальта крайне мала. Учитывая, что шинники из Pirelli привезли в Сочи medium и soft, любой пилот мог бы проехать всю гонку на одном комплекте резины. Благо этому мешало правило об обязательной «переобувке». Легкую интригу вносил третий поворот, ошибка в котором могла бы угробить компаунды. Такую оплошность уже на первом круге совершил Нико Росберг, после чего откатился на 20‑ю позицию и убил интригу. Победа Льюиса Хэмилтона в первом в истории Гран-при России была предопределена. Оставался лишь вопрос, сможет ли Квят показать хоть что-то на домашней трассе. Не смог. Излишнее волнение и необходимость экономить топливо сделали Даниила аутсайдером уик-энда: Квят потерял больше всего позиций по сравнению со стартовой решеткой. «Подозрения именно в таком исходе были у нас еще до гонки, после анализа пятничных данных, собранных на длинных сериях. Стало понятно, что расход топлива тут – один из самых больших в чемпионате в силу особенностей трассы. Мы понимали, что будет непросто, и готовились к сложной гонке. Разумеется, я настра­и­вался на борьбу, но на первых кругах случилась настоящая лотерея, которую мы проиграли», – признавался в бессилии уроженец Уфы.

Впрочем, перипетии борьбы на трассе мало интересовали Владимира Путина и Берни Экклстоуна, появившихся в VIP-ложе лишь за несколько кругов до финиша. Президенту кричали «спасибо!», видимо, считая, что любое событие в России происходит только по императорскому велению, а Берни воспринимал это подбрасывание чепчиков на свой счет и показывал публике большой палец. Глава «Формулы‑1» был самым довольным человеком на «Сочи-Автодроме» – ведь он закрыл 30‑летний гештальт и привез-таки свои любимые гонки в холодную Россию. Что же делали те, кто не кричал «спасибо!» и не видел явления президента народу? Вариантов много. Можно было сидеть в буфете, цены в котором на удивление не превышали порога благоразумия. Или вдоволь дегустировать кубанские вина, в ассортименте представленные на празднике молодого вина, проходившем неподалеку. Или, в конце концов, накупить сувениров на память. Существовал даже выбор: дешевые подделки, с которыми местная полиция отчего-то никак не боролась, или неприлично дорогие оригиналы. Самая простая бейсболка в официальном магазине «Формулы‑1» тянула на 3000 рублей, а футболка – уже на 7000. Впрочем, маркетинг у королевских гонок всегда был на уровне, и даже умеющие считать деньги россияне охотно расставались с кровными. К вечеру воскресенья казалось невозможным найти человека, не щеголявшего какой-никакой бейсболкой с «формульной» надписью.

После окончания гонки кортеж Путина поверг Сочи в транспортный хаос. Один из путей в аэропорт был перекрыт, остальные дороги моментально превратились в многокилометровую пробку. Впрочем, по сравнению с загруженностью дорог после каких-нибудь «24 часов Ле-Мана» или «24 часов Нюрбургринга» трафик в «формульном» Сочи можно назвать обычным. Куда хуже, что все рейсы из аэропорта Адлера отправили с двухчасовой задержкой, – приоритет был у первых лиц и участников этапа. Но это лишь неприятные мелочи, не сумевшие испортить большой праздник. Интересно, что же нас ждет через год? Будут ли недочеты? Как выступят россияне? Продадут ли все билеты?

Партнеры журнала: